Решение Владимира Путина о приостановке полётов из России в Грузию вновь заставило заговорить об обострении и без того напряжённых отношений Москвы и Тбилиси. Указ был подписан на фоне обвинений со стороны грузинского президента Саломе Зурабишвили в адрес Кремля — по её мнению, дестабилизация и протесты в стране выгодны именно РФ. Пока, однако, очевидно, что сложившаяся ситуация объективно вредит народам обеих стран. А последствия нового обострения двусторонних отношений могут быть разными.

Согласно путинскому указу, с 8 июля будут прекращены полёты российских авиакомпаний в Грузию, а туроператорам и турагентам рекомендуется воздержаться от продажи путёвок туда. Кроме того, документ предусматривает возвращение в Россию граждан РФ, временно находящихся на грузинской территории, и их багажа.

Фото: Zamir Usmanov/Russian Look/Global Look Press

Подобное решение не ново: после событий 2008-го регулярное авиасообщение между Россией и Грузией также было прервано, а восстановить его полностью удалось лишь спустя семь лет (хотя за это время были разрешены чартерные авиарейсы и рейсы между Москвой и Тбилиси). Сейчас российская сторона, несмотря на формулировки о безопасности граждан, не особо скрывает, что поводом стали именно слова грузинского президента Саломе Зурабишвили «Россия — наш враг и оккупант».

Ну, что, доигрались? «Оккупант» отступает, выводя своих туристов из Вашей экономики? — написала в ответ официальный представитель МИД РФ Мария Захарова на своей странице в Facebook. — Итог: рекомендация россиянам не посещать Грузию, запрет российской авиации на воздушные перевозки туда граждан России и финансовые издержки туристского кластера Вашей страны.

Впрочем, убытки грозят не только Грузии, которая и вправду крайне зависима от турпотока. О значительных потерях в связи с указом уже заявил, например, гендиректор российской авиакомпании «Уральские авиалинии» Сергей Скуратов, и, очевидно, ущерб грозит не только этому перевозчику. Главные же пострадавшие в этой ситуации, конечно, — обычные туристы и люди, работа которых предполагает полёты из России в Грузию. Несмотря на протесты в Тбилиси, полного коллапса там не наблюдается: бизнес, в том числе и организованный россиянами, функционирует, а находящиеся в стране отдыхающие в массе своей говорят об отсутствии непосредственной угрозы им. В случае же возвращения в Россию эти люди, конечно, смогут потом попасть на грузинскую территорию: либо автотранспортом, либо, например, авиарейсами с пересадкой в Минске. Но едва ли у всех желающих будут на это деньги и время. А сколько именно может продлиться запрет, Кремль даже не намекает.

Ситуация в Грузии должна нормализоваться, и должны исчезнуть любые угрозы для безопасности наших граждан, — заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

Чем именно измерить «угрозу безопасности» — не совсем понятно, ведь несмотря на антироссийские лозунги, протестные акции 20–21 июня не были направлены против простых россиян. Понятно, что нужно время для возвращения в Россию граждан с грузинской территории, но и запрещать полёты туда из соображений безопасности, пожалуй, имело бы смысл в более краткие сроки, а не через две с лишним недели, когда, возможно, всё уже уляжется. Впрочем, само это обстоятельство вновь косвенно свидетельствует именно о демонстративном, политическом подтексте указа. Не стоит забывать и о событиях, предшествовавших протестным акциям, а именно — о дискуссии вокруг возможности проведения в Тбилиси ЛГБТ-парада. Тогда, как известно, оппозиция использовала этот повод, чтобы обвинить ультраконсерваторов в содействии России. Власти же, в свою очередь, вынуждены были, пытаясь предотвратить протесты, в очередной раз сделать жёсткие антироссийские заявления. За что, по сути, и были наказаны Москвой.

Окажется ли запрет на полёты эффективным в этих обстоятельствах? С одной стороны, перед перспективой реальных убытков власти Грузии, теоретически, могут пойти на смягчение риторики. В то же время демонстративное намерение Кремля ударить по грузинской экономике, конечно же, способно и, наоборот, сплотить местные политические силы. А при таком сценарии Москве стоит ожидать лишь эскалации напряжённости в двусторонних отношениях и дальнейших обвинений от Тбилиси в оккупации и провокациях.