Глава делегации Ирана Али Багери Кани временно покинул переговоры в Вене о восстановлении ядерной сделки, чтобы проконсультироваться с начальством по поводу новых требований, выдвинутых Россией. На днях Москва призвала администрацию президента Джо Байдена дать гарантии, что никакое санкционное давление в связи с украинскими событиями не отразится на её экономическом сотрудничестве с Тегераном. Такой ход привёл в замешательство остальных участников переговорного процесса, почти близкого к кульминации.

Решение Тегерана отозвать Кани вселило в наблюдателей подозрения, что с переговорным процессом, в который вовлечены с одной стороны Иран, а с другой — Россия, Китай, Франция, ФРГ, Британия и — опосредованно — США, происходит что-то неладное. Неназванные источники агентства Reuters указали на то, что это результат новых требований, которые на днях российская сторона в лице главы МИД Сергея Лаврова выдвинула в адрес администрации Байдена.

Гарантии нам нужны, что вот эти санкции (последовавшие против Кремля в ответ на украинский кризис. — NEWS.ru) никоим образом не затронут тот режим торгово-экономических и инвестиционных связей, который заложен в Совместном всеобъемлющем плане действий (СВПД) по иранской ядерной программе, — заявил Лавров на пресс-конференции по итогам переговоров с коллегой из Киргизии Русланом Казакбаевым.

Шеф российской дипломатии уточнил, что к Вашингтону был направлен официальный запрос с тем, чтобы Москве были предоставлены гарантии как минимум на уровне главы Госдепа, что «нынешний процесс, запущенный Соединёнными Штатами», не ударит по торгово-экономическому, инвестиционному, военно-техническому взаимодействию между РФ и Ираном.

Такой ход удивил Белый дом. В Госдепартаменте заявили, что «новые санкции, связанные с Россией, не связаны с СВПД и не должны иметь никакого влияния на его потенциальное выполнение». В дипломатическом ведомстве пояснили, что и у Москвы, и у Вашингтона одинаковая цель — чтобы Тегеран не получил оружие массового уничтожения.

Сергей ЛавровФото: MFA Russia/via Globallookpress.comСергей Лавров

Более эмоциональную реакцию заявление Лаврова вызвало у Франции, которая также является участницей переговоров в Вене.

На самом деле это просто шантаж, а не дипломатия, — выразил уверенность в разговоре с журналистами неназванный представитель Елисейского дворца.

Впрочем, наибольшее впечатление ситуация, по-видимому, произвела на иранских переговорщиков, которые были почти готовы к тому, что новая сделка в Австрии будет заключена в самое ближайшее время. В МИД Исламской Республики сначала потребовали от Москвы разъяснений. А позже между Лавровым и его иранским коллегой Хосейном Амиром Абдоллахияном состоялся телефонный разговор, в ходе которого российская сторона указала на необходимость того, чтобы новый СВПД отвечал интересам всем сторон, работавшим над документом.

Участники «Вены» действуют и реагируют исходя из интересов, и это понятно,отметил в Twitter секретарь Высшего совета по национальной безопасности Ирана Али Шамхани, стараясь, впрочем, не упоминать Лаврова напрямую. — Наше взаимодействие с 4+1 (имеется в виду «пятёрка» посредников в лице России, Китая, ФРГ, Франции и Британии. — NEWS.ru) также обусловлено исключительно интересами нашего народа. Таким образом, мы взвешиваем новые элементы, имеющие отношение к переговорам, и, соответственно, будем искать креативные пути для ускорения решения.

Впрочем, в экспертной среде связывают новые требования со стороны Москвы с тем, что Запад видит в иранской нефти замену российскому сырью на фоне общей волны санкций. Так, в разговоре с Politico аналитик консалтинговой компании по политическим рискам Eurasia Group Генри Ром замечает, что украинский кризис «оказывает сильное давление на западных политиков, чтобы они заключили сделку, которая даст возможность поставлять на рынок больше иранской нефти». Это, по его словам, обеспечивает инструмент по смягчению высоких цен на нефть и возможных последствий дальнейших санкций против Москвы.

Глава иранского направления в Международной кризисной группе Али Ваез, в свою очередь, затруднился ответить, могут ли быть требования Лаврова неким политическим ходом. По его словам, распад СВПД «не отвечает среднесрочным и долгосрочным интересам России, даже если в краткосрочной перспективе это может способствовать поддержанию высоких мировых цен на энергоносители в качестве средства давления на Запад».

Но тем не менее западные дипломаты, с которыми удалось побеседовать Politico, уверены: выдвижение новых условий может оказаться «смертельным» для ядерных переговоров.