В сфере культуры Саудовской Аравии наступил переломный момент — теперь фильмы в стране можно будет смотреть не только дома — на дисках и в Сети, но и в публичных местах, не опасаясь шариатской полиции.

Первые общественные кинотеатры откроются в Саудовской Аравии в марте 2018 года, заявил министр культуры и информации страны Авад бин Салех аль-Авад. По его словам, на данный момент идёт процесс выдачи лицензий кинотеатрам. «Это переломный момент в развитии экономики культурного сектора. Открытие кинотеатров будет служить катализатором роста экономики и её диверсификации», — заявил министр культуры и информации КСА.

Планируется, что к 2030 году в Саудовской Аравии в рамках стратегической экономической концепции «Видение 2030», которую курирует наследный принц Мохаммед бин Салман, откроют около 300 кинотеатров и несколько тысяч залов. По прогнозам правительства страны, это создаст 30 тысяч рабочих мест и может внести в экономику страны более 24 млрд долларов. Как считает принц Мохаммед, кинотеатры позволят снизить уровень экстремизма: «Если вы хотите бороться с терроризмом, вам нужно давать людям много любви. Любовь приходит от радости, а кино — это радость».

Как известно, в рамках реализации «Видения 2030» в Саудовской Аравии происходит постепенная либерализация — женщинам страны разрешили водить автомобили, а также посещать спортивные мероприятия. Принц также пообещал, что государство будет исповедовать более толерантную форму ислама и станет открытым для религий и традиций всего мира. В планах руководства КСА — строительство футуристичного города Неом, где также будут действовать собственные законы, более дружелюбные к бизнесу и иностранным жителям. Так, в видеоролике на презентации проекта были показаны женщины, занимающиеся йогой, и балерина (хотя в Саудовской Аравии женщины обязаны носить в общественных местах одежду, скрывающую их с головы до ног).

Комиссия развлечений

В Саудовской Аравии публичный показ фильмов был запрещён с 1980-х годов. Но и до этого кинотеатры подвергались жёсткой цензуре со стороны государственного Комитета по поощрению добродетели и удержанию от порока — чтобы фильмы не содержали сцен с намёком на сексуальность. При этом, по воспоминаниям старожилов, в Джидде, Эр-Рияде и Эт-Таифе местные дельцы неофициально и за деньги организовывали трансляции арабских, индийских и американских фильмов, однако всё изменилось после захвата заложников в крупнейшей мечети города Мекка в 1979 году. С этого времени в стране происходило усиление исламских запретов — тогда под запретом оказались кинотеатры, а с телеэкранов, например, исчезли музыкальные программы арабского мира.

Фото: Global look Press/Xinhua/Wang Bo

В Саудовской Аравии тесно переплетены отношения между религией и государством. И если среди молодёжи страны реформы принца Мохаммеда пользуются популярностью, то среди консервативных кругов они вызывают закономерный протест. Реакция «старогвардейцев» понятна: преобразования страны, включая открытие в ней туристических зон, должны быть естественными для народа, а не сводиться к королевской прихоти, пусть даже нацеленной на перестройку саудовской экономики.

В декабре 2015 года власти Саудовской Аравии выступили с официальным опровержением слухов, согласно которым в этом королевстве в скором времени планируется открыть первые кинотеатры и даже театры. Такие слухи были подхвачены как местными либералами, которые надеялись, что это правда, так и исламскими противниками саудовских властей, которые стали использовать их для подтверждения своих идей, что в Саудовской Аравии нет шариата. По всей видимости, эти сообщения тогда были неким зондажом общественного мнения, потому что в мае 2016 года в стране была создана специальная комиссия по досугу и развлечениям, которая должна контролировать развитие развлекательной индустрии, соответствующей канонам шариата. С тех пор в королевстве, например, начали проходить концерты национального певца Мухамеда Абду, которого раньше саудовцы ездили смотреть за рубеж, в японском посольстве в Эр-Рияде прошёл оперный концерт с участием звёзд из Токио, в котором пели и играли на музыкальных инструментах женщины, фестиваль Comic-Con, посвящённый видеоиграм и супергероям и т.д. Недавно стало известно, что государственное саудовское телевидение подписало контракт на эксклюзивную трансляцию двух египетских сериалов по всему арабскому миру, начиная с Рамадана 2018 — с актёрами Аделем Имамом и Амром Юсефом.

Без кинотеатров, но с кино

Хаифа аль-МансурФото: wikimedia.orgХаифа аль-Мансур

Однако отсутствие кинотеатров в Саудовской Аравии до сих пор вовсе не означало, что в стране не проводились кинофестивали, не снимались фильмы и что там нет собственных режиссёров, сценаристов и актёров. И речь не о зале IMAX в научно-техническом центре в городе Аль-Хобар, где транслируют документальные фильмы вне молитвенного времени.

Считается, что первым саудовским фильмом является картина «Кейф аль-Хал?» («Как дела?»), появившаяся в 2006 году. Однако фильм был снят в ОАЭ, а главную женскую роль сыграла иорданка. В картине показывается история саудовской семьи, которая разрывается между современностью и верностью традициям. В том же году был снят ещё один наиболее заслуживающий внимания фильм — «Кино 500 километров» — режиссёром Абдуллахом аль-Эйафом. В коротком документальном фильме поднимается острый вопрос запрета кинотеатров в Саудовской Аравии.

Настоящим прорывом можно считать фильм саудовского режиссёра Хаифы Аль-Мансур «Ваджда» (Wadjda), вышедший на экраны в 2012 году. В 2013 году он был выбран в качестве официального представления Саудовской Аравии в категории «Иностранный фильм» на премии «Оскар». То есть тогда впервые Саудовская Аравия представила свой полнометражный (98 мин.) фильм на рассмотрение американской киноакадемии. Он был снят на территории королевства и рассказывает историю 10-летней девочки по имени Ваджда, проживающей в столице Эр-Рияд и мечтающей о велосипеде.

Сюжет фильма специфический для западного зрителя, но достаточно откровенный для КСА, тем более что его режиссёр — женщина.

Вкратце он такой: увидев у соседского мальчика Абдуллы велосипед, Ваджда решает во что бы то ни стало купить себе такой же, несмотря на то, что катание девочек на велосипеде не одобряется обществом. Ваджда начинает понемногу собирать деньги, продавая из-под полы аудиокассеты, а вскоре в школе объявляется конкурс на знание Корана, за победу в котором обещан крупный денежный приз. Ваджда выигрывает конкурс, но когда становится известно, что она планирует купить велосипед на выигранные деньги, их отдают на благотворительность от её имени. Вернувшись домой, расстроенная Ваджда обнаруживает, что её отец привел в дом вторую жену, а её мать, коротко подстригшаяся, несмотря на возражения мужа, купила ей зелёный велосипед. На нём Ваджда выигрывает гонку с Абдуллой.

В феврале 2015 года в Саудовской Аравии второй раз за семь лет был проведён кинофестиваль, на участие в котором было подано 120 заявок, из которых 66 короткометражных фильмов поборолись за награду «Золотая пальма» в номинациях «Лучшая драма», «Лучший документальный фильм» и «Лучший студенческий фильм». Победители кинофестиваля получили денежные гранты (48 тысяч долларов) в качестве материальной помощи для реализации будущих проектов. Приз за лучшую драму получила женщина-режиссёр Хана аль-Омайр с фильмом «Жалоба» о работнице госпиталя. Второе и третье места в категории «Лучшая драма» также заняли женщины — режиссёры Шахад Амин и Моханна Абдуллах. Награду в номинации «Лучший документальный фильм» получил Файсал аль-Отайби за фильм «Большая свадьба». В категории «Лучший студенческий фильм» победил Мохаммед аль-Фарадж с документальным фильмом «Потерянный», рассказывающим о жизни в Саудовской Аравии лиц без гражданства.

Подчёркивалось, что ни один из фильмов не противоречил традициям и нормам морали, сложившимся в Саудовской Аравии. Показы фильмов проходили в Доме культуры в городе Даммам, ежедневная аудитория — около 1,5 тысячи человек.

Либерализация и деньги

Решение о публичных демонстрациях кино не только говорит об изменениях в стране, но и действительно позволит оздоровить экономику Саудовской Аравии. По неофициальным подсчётам, жители королевства ежегодно тратили около 1 млрд долларов в кинотеатрах соседних государств — Бахрейна и ОАЭ. Кроме того, это позволит повысить привлекательность страны на международной арене как в туристическом плане, так и в культурном, поскольку наверняка это стимулирует местный кинематограф, который, несмотря на запреты, всё-таки развивается.