Почти 17 веков назад состоялось событие, оказавшее колоссальное влияние на дальнейший ход человеческой истории. 20 мая 325 года в городе Никея открылся первый в истории христианства Вселенский собор. Принятый там символ веры стал выражением основных догматов христианства, а споры вокруг арианства, признанного собором ересью, и сегодня можно назвать актуальными с точки зрения философии многих мировых религий и их роли для общества.

Осуждение арианства — главный итог Вселенского собора. Понимание сути дискуссий о нём важно и в наше время. Для человека воцерковлённого это очевидно, и не случайно через семь недель после Пасхи церковь каждый год молитвенно чтит память 318 святых отцов Первого Вселенского собора. Без преувеличения можно сказать, что на соборе в Никее решался вопрос: быть или не быть самому христианству в том виде, в каком оно существует.

Ариантство — это идейное течение, прозванное по имени александрийского священника Ария. Его мировоззренческий конфликт с епископом Александрийским Александром и послужил причиной созыва собора императором Константином Великим, незадолго до этого сделавшего христианство фактически государственной религией.

Суть арианства вкратце можно описать как утверждение, что Иисус Христос не есть истинный Бог, а лишь высшее творение Бога Отца. Таким образом Бог Сын становился как бы главным из пророков, своим примером показавшим пример жизни другим людям. Философские и исторические основы такого убеждения лежали в монотеизме иудаизма и рационалистической философии Древней Греции. Арианство само по себе было до предела логичным и стройным. Оно провозглашало понятный монотеизм, для которого не нужно сложной богословской школы, учения о троичности, а вполне достаточно десяти заповедей Моисея, примеров праведников, наставлений учителей. При этом сохраняется всё очарование аскезы, братолюбия, искренней молитвы.

Сцена из реконструкции пути Иисуса Христа на Голгофу, ПольшаФото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Artur WidakСцена из реконструкции пути Иисуса Христа на Голгофу, Польша

Привлекательность арианства очевидна для государственной машины Римской империи. Чиновникам, принявшим христианство формально и по указу сверху, монотеизм представляется как стройная концепция. Для многих священнослужителей, не отягощённых глубокими знаниями, арианство давало духовную опору. Поэтому активных поборников постулата о божественности Иисуса Христа на Первом Вселенском соборе было меньшинство. В то время как на стороне Ария было 17 влиятельных епископов.

Большинство участников составляли малограмотные священники из далёких мест, которых и надо было убедить каждой из противоборствующих сторон. Противникам ариан это удалось сделать, как считается, не без помощи провидения, ведь силы были слишком неравны. Сыграла свою роль пламенная речь епископа Мир Ликийских Николая. Другим пламенным обличителем стал приехавший с епископом Александром молодой диакон Афанасий, который позже сам возглавил Александрийскую епархию. Но особую роль сыграло то, что сам император Константин предложил собору внести в текст символа веры одно единственное слово «единосущный», которое часто слышал от священнослужителей. Собор поддержал императора, и аргументы ариан тотчас были повержены.

Собор закрылся 25 августа, но борьба с арианством продолжилась вплоть до Второго собора, созванного в 381 году императором Феодосием в Константинополе — именно тогда была окончательно закреплена победа над арианами и уточнён символ веры.

Таким образом 56 лет, прошедших между соборами, шло ожесточённое противостояние. Все эти годы различным гонениям подвергался епископ Афанасий, иногда оказывавшийся чуть ли не единственным иерархом церкви на Востоке, сохранявшим верность решению собора в Никее. Слишком удобным и после собора казался вытекающий из арианства простой монотеизм: он был понятен правителям, священникам, солдатам в армии и крестьянам в деревнях. Вплоть до IX века арианство держалось в варварских королевствах на окраинах Европы, несмотря на принятые на соборах решения.

Яростная борьба против ариан и готовность претерпеть любые муки епископа Афанасия, причисленного церковью к лику святых и прозванного Великим, имеет следующее объяснение.

Постулат ариан — Христос есть творение Бога Отца. Сторонники победившей концепции утвердили, что Иисус Христос был человеком, но при этом был и истинным Богом. За этим постулатом стоит вся суть христианства как религии искупления.

В арианстве человек может спастись, если будет соблюдать заповеди, будет служить Богу, молиться, при этом Христос в арианстве — творение Бога Отца.

Православная монахиня в храме Воскресения ХристоваФото: Global Look Press/dpa/Ilia YefimovichПравославная монахиня в храме Воскресения Христова

Епископ Афанасий и другие отцы церкви спасали следующие догматы христианства:

  • спасение понимается как следование за Христом;
  • Христос есть Бог, который принял человеческий образ, добровольно ограничил себя человеческими свойствами, такими как смерть. Только в таком образе, неся на себе бремя человека, Бог, пережив смерть и воскресение, получил божественную силу вывести мир из плена тления к жизни вечной;
  • Бог сам принял смерть, чтобы победить её;
  • тот, кто собирается идти за Христом, через таинства внутри тела Христа — святой церкви — приобщается к победе над смертью, совершённой Богочеловеком.

Сами по себе принятые на Первом Вселенском соборе постулаты несут на себе отражение двойственности. Бог одновременно един и в то же время — в трёх лицах. Бог Сын существовал всегда вместе с Богом Отцом, но был рождён, при этом рождён, но не сотворён. Именно такое учение во многом определило всё развитие творческой мысли европейской цивилизации.

Если рассматривать значение собора в Никее не с религиозной, а с чисто философской точки зрения, то именно в IV веке были заложены основы диалектичности жизнеустройства христианского мира: с возможностью на тезис найти антитезис, с постоянными сомнениями и поиском, внутренним стремлением личности к познанию.