Министр иностранных дел КНДР Ли Ён Хо 23 августа выпустил заявление для прессы, в котором назвал госсекретаря США Майкла Помпео сорняком. Это фирменный стиль северокорейской дипломатии: Пхеньян ругает своих врагов открыто, часто и изобретательно. Хотя пик напряжённости в отношениях США и КНДР позади, машина северокорейской пропаганды продолжает работать исправно. News.ru выбрал самые забористые северокорейские ругательства и попытался объяснить, что за ними скрывается.

Отповедь главы северокорейского МИДа стала ответом на интервью госсекретаря Помпео Washington Examiner, в котором он заявил, что США не снимут «самые жёсткие санкции в истории», пока КНДР не откажется от ядерного оружия.

Как гласит поговорка, «чёрного кобеля не отмоешь добела», и Помпео — явная вредная трава американской дипломатии, — отреагировал на слова госсекретаря его северокорейский коллега Ли Ён Хо.

Дипломаты КНДР всегда были склонны к метафорам. Если прочитать послание товарища Ли Ён Хо полностью, становится понятно, что он имел в виду. Пхеньян сейчас, судя по всему, хорошо относится к президенту Дональду Трампу и считает виноватыми в похолодании отношений влиятельных «ястребов» в его окружении, поэтому и сравнивает их с сорняками.

Ли Ён ХоФото: MFA Russia Press Service/Global Look PressЛи Ён Хо

Фактически он вредитель, который бросает тень на перспективы переговоров между КНДР и США, — добавил северокорейский дипломат про Помпео.

Другого видного «ястреба» — советника президента США по нацбезопасности Джона Болтона — северокорейский МИД в конце мая назвал «торговцем войной» и «дефектным» за то, что он осудил испытание ракет в КНДР. Ссылаясь на неназванных критиков Болтона внутри США, Пхеньян заявил, что советник по нацбезопасности «нашёптывает воинственные планы на ухо Трампу».

Ярких характеристик от северокорейского телеграфного агентства (ЦТАК), которое служит рупором власти, в мае также удостоился бывший вице-президент Джо Байден. В сообщении ЦТАК его назвали «дураком, лишённым элементарных человеческих качеств». Гневную тираду вызвало слово «тиран», стоящее в опасной близости с именем уважаемого высшего руководителя: Джо Байден, которой борется за пост президента США, на одном из предвыборных митингов обвинил Дональда Трампа в том, что он работает с «тиранами вроде Путина и Ким Чен Ына».

В 2017 году КНДР вела «войну слов» против президента Трампа, который, впрочем, держал удар и называл Ким Чен Ына то «маленьким ракетным человечком», то «больным щенком». Пхеньян в ответ наградил главу Белого дома званием «выжившего из ума старика», употребив староанглийское слово dotard — некоторым, чтобы понять его значение, даже пришлось лезть в словари устаревшей лексики. Кроме того, в его адрес прозвучали выражения «старый лунатик», «подлый обманщик» и «бешеный пёс».

Южнокорейские соседи тоже периодически становятся объектами нападок со стороны Севера. Нынешний президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин, прослывший адвокатом межкорейского мирного урегулирования, по большей части избежал этой участи. А вот предыдущую главу государства Пак Кын Хе северокорейские государственные СМИ называли «бесстыжей девкой, которая никогда не выйдет замуж и не родит детей». При консервативной Пак Кын Хе отношения двух Корей заметно охладели, и Пхеньян говорил о ней, как о «проститутке на службе у США». Впрочем, и миротворца Мун Чжэ Ина после недавних совместных военных учений США и Южной Кореи ЦТАК окрестило «наглецом».

При этом северокорейские пропагандисты не брезгуют и откровенно расистскими выражениями. В 2014 году они заявили, что президент США Барак Обама — «злобная чёрная обезьяна», а его поведение объяснили тем, что он «полукровка» (отец Обамы был кенийцем, мать — белой американкой).

КНДР характеризует западных лидеров в таких выражениях с момента основания, во многом копируя техники китайской пропаганды. Но Пекин с течением времени изменил стиль своей дипломатии в силу того, что стал более активно взаимодействовать с внешним миром, в том числе экономически. Северная Корея, будучи закрытым обществом, мало поменялась идеологически, поэтому продолжает общаться с зарубежными странами языком холодной войны. Кроме того, часть ругательств в адрес западных лидеров не переводится на английский и рассчитана исключительно на внутреннюю аудиторию — так формируется образ внешнего врага.