Международно признанное правительство национального согласия (ПНС) Ливии, которое обладает военной поддержкой Турции и Катара, выразило готовность провести переговоры с Агилой Салехом — спикером восточноливийского парламента, на который опирается командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифа Хафтар. Несмотря на примирительный тон Триполи, это сообщение кажется попыткой добавить разногласий в и без того непростые отношения между Хафтаром и органами власти на востоке страны.

Заявление о готовности вести переговоры с Салехом прозвучало со стороны главы Высшего государственного совета Ливии Халеда аль-Мишри. По его словам, встреча могла бы пройти на территории третьей страны — в Марокко. Такая возможность, как отметил аль-Мишри, уже представлялась.

Марокко под руководством короля Мухаммеда VI прилагает усилия для продвижения дипломатических попыток разрешить ливийский кризис, — отметил представитель ПНС. — По этой причине мы находились с визитом в Марокко (в июле этого года. — NEWS.ru), что совпало с пребыванием Агилы Салеха в королевстве. Мы сказали, что готовы встретиться с ним публично, но при условии международных гарантий и присутствия наших марокканских братьев.

Аль-Мишри подчеркнул, что готов вести диалог со всеми сторонами ливийского вооружённого конфликта на одинаковых условиях. Что касается роли Марокко в процессе урегулирования кризиса в Ливии, он подчеркнул, что «марокканское руководство хочет достичь решения, а не защищать интересы одной стороны за счёт другой».

Упоминание Салеха главой Высшего государственного совета выводит Хафтара за скобки гипотетического диалога и, вероятно, увеличивает конфликтный потенциал его отношений с восточноливийскими органами власти. Их противоречивость дала знать о себе 27 апреля, когда командующий ЛНА объявил о выходе из Схиратского соглашения и о том, что его армия берёт в свои руки управление всеми подконтрольными ей территориями.

Тогда Хафтар пообещал, что ЛНА будет работать над формированием условий для создания постоянных гражданских институтов государства в соответствии с волей народа. Заявление явно игнорировало легитимность восточноливийского парламента — палаты представителей — и было раскритиковано гарантами устойчивости Хафтара. Так, российская сторона на уровне министра иностранных дел Сергея Лаврова выразила открытое неодобрение позицией военачальника. Впрочем, сам Салех тогда публично заявил, что у него и Хафтара нет никаких противоречий.

Агила СалехФото: MFA Russia/Global Look PressАгила Салех

Нельзя исключать, что Триполи на данном этапе может предлагать любую форму диалога с целью добиться резкого отказа своих противников и тем самым снять с себя политическую ответственность за потенциальное военное обострение в районе Сирта и муниципалитета Эль-Джуфра.

Эти районы являются целью наступательной операции ПНС. Накануне США предложили демилитаризовать данные территории. В начале текущего месяца американские дипломаты передали в Бенгази (восточным властям Ливии) свои предложения по урегулированию вооружённого кризиса, однако инициатива США во многом была нацелена на усиление позиций ПНС. Так, она сводится к тому, чтобы объявить контролируемые в настоящее время силами ЛНА Сирт и Эль-Джуфру демилитаризованными районами, а также восстановить по всей стране работу Национальной нефтяной корпорации (NOC) Ливии с максимально транспарентным распределением доходов.

Как заявили позже в палате представителей, дипломатическая инициатива США призывает к уходу сил Хафтара из конфликтных районов и предусматривает возможность размещения в буферных зонах на линиях разграничения с формированиями ПНС международных наблюдателей и миротворческих сил. С этим не согласятся ни восточноливийские органы власти, ни сам Хафтар. Инициация диалога, вероятно, возможна только после разрешения судьбы Сирта и Эль-Джуфры и при условии принуждения международных покровителей сторон конфликта.