На экстренном заседании комитета по кредитно-денежной политике Центральный банк Турции принял решение резко повысить ставку окна поздней ликвидности с 13,5 до 16,5 процента. Это одна из ключевых ставок, по которой турецкие компании могут получать финансирование. Решение было принято для того, чтобы остановить рекордное падение турецкой валюты и не допустить снижения курса лиры до психологической отметки в 5 лир за доллар. После сообщения о повышении ставки лира резко «отыграла» вверх и выросла по отношению к американскому доллару на 7 процентов.

Впрочем, это уже не первое за этот год снижение курса лиры по отношению к доллару. Предыдущую такую психологическую отметку, в 4 лиры за доллар, национальная валюта «пробила» в марте. Всего же с начала года турецкая валюта подешевела на 14,6 процента.

Популизм Эрдогана вредит экономике

В качестве одной из ключевых причин обвала курса лиры эксперты называют недавнее заявление президента Турции Рейджепа Тайипа Эрдогана, обещавшего 15 мая в случае победы на президентских выборах 24 июня взять под контроль финансовую и монетарную политику страны и не повышать процентную ставку, чтобы стимулировать развитие промышленности и экономики.

По мнению экспертов, это популистское заявление Эрдогана вызвало отток инвесторов и спровоцировало падение национальной валюты. Хотя впоследствии турецкий лидер делал противоположные заявления, обещая не отказываться от соблюдения глобальных принципов, определяющих кредитно-денежную политику, укреплению национальной валюты смена риторики не поспособствовала.

Усугубляет ситуацию тот факт, что Турция импортирует больше товаров, чем экспортирует. И, таким образом, ослабление лиры означает, что страна вынуждена тратить больше денег на покупку иностранных товаров, в первую очередь энергоносителей.

Среди других причин потери инвесторами интереса к турецкой экономике эксперты также называют неспособность Центрального банка страны эффективно бороться с инфляцией и даже внешнеполитическое удаление официальной Анкары от Запада.

Испугать население перед выборами

Самое жёсткое заявление сделал бывший глава ЦБ Турции Дурмуш Йылмаз. По его мнению, Эрдоган занимается сознательными манипуляциями с курсом национальной валюты для того, чтобы посеять панику накануне досрочных президентских и парламентских выборов. «Мне кажется, что изменение обменных курсов осуществляется сознательно, чтобы посеять страх среди тех, кто взял кредит на покупку дома или автомобиля, что они могут лишиться своей собственности, если устоявшийся порядок рухнет», — заявил отстранённый глава ЦБ. Впрочем, господина Йылмаза можно заподозрить в предвзятом отношении к правящей Партии справедливости и развития и к президенту Турции. Экс-председатель турецкого Центробанка является сторонником оппозиционной «Хорошей партии» (İYİ Party), чья глава Мерал Акшенер не скрывает антипатий к Эрдогану и также собирается побороться за президентское кресло на досрочных выборах.

Селахаттин ДемирташФото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Aurore BelotСелахаттин Демирташ

Напомним, что в прошлом году конституционный референдум в Турции установил дату досрочных президентских и парламентских выборов на 24 июня 2018 года. После этих выборов политическая система страны будет изменена с парламентской на президентскую и полномочия главы турецкого государства существенно увеличатся. Эксперты иронизируют, что после прогнозируемой победы действующего президента Турецкой Республики Реджепа Эрдогана его полномочия сравнятся с полномочиями султанов Османской империи.

Помимо Эрдогана и Акшенер на пост президента Турции баллотируются также лидер исламистов из партии «Счастье» (Saadet) Темель Карамоллаоглу, оппозиционные политики Догу Перинчек (партия «Родина»), Мухаррем Индже (основная оппозиционная Республиканская народная партия) и прокурдский кандидат Селахаттин Демирташ. При этом Демирташ до сих пор находится в тюрьме по обвинению в сотрудничестве со считающейся в Турции террористической организацией «Рабочая партия Курдистана». В свою очередь правящая Партия справедливости и развития идёт на парламентские и президентские выборы в альянсе с ультраправой Партией националистического действия.

Корреспондент News.ru спросил у экспертов, как ситуация с национальной турецкой валютой повлияет на расстановку политических сил накануне выборов.

Цена на хлеб в Рамазан важнее курса валюты

Турецкий политолог, профессор Университета экономики и технологий торговой палаты и биржи Турции Тогрул Исмаил отмечает, что события, происходящие в турецкой экономике, не могут не сказываться на предвыборной кампании. «Представители оппозиционных партий и оппозиционные кандидаты критикуют правительство и действующего президента, обвиняя в неспособности сдерживать инфляцию, в неэффективной экономической политике. Но упор в критике сделан именно на экономических и внутриполитических аспектах. Внешнюю политику даже самые непримиримые оппозиционеры редко связывают с ситуацией на национальном валютном рынке. Национальные интересы ставятся превыше всего», — рассказал он.

Президент Турции Рейджеп Тайип ЭрдоганФото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Can ErokПрезидент Турции Рейджеп Тайип Эрдоган

В то же время эксперт полагает, что и руководство Турции отнеслось к вопросу очень серьёзно. «Поэтому Эрдоган и собрал совещание с руководством ЦБ Турции, и пока что наступление доллара на лиру удалось сдержать. В целом же позиции правящей партии не сильно пошатнулись из-за колебаний национальной валюты. Именно потому, что Эрдоган знает, что любые экономические неудачи будут тут же использованы оппозицией, и готовы к такому положению вещей», — считает эксперт.

Заместитель директора Центра изучения современной Турции Фаридун Усмонов, в свою очередь, указал на то, что колебания курса турецкой лиры — обычное явление для национальной экономики последних пяти-шести лет. «Однако не стоит забывать, что за последние несколько лет экономика страны стабильно растёт. Причём этот рост превосходит по темпам аналогичные показатели в странах Евросоюза. На данный момент до выборов остаётся чуть меньше месяца, и тот факт, что турецкое руководство сейчас смогло искусственно скорректировать курс национальной валюты, сыграет на руку правящей партии», — полагает эксперт.

Также политолог считает, что валютная политика серьёзно на электоральный процесс и на предпочтения или мотивацию избирателей в Турции не влияет. «Простые граждане следят не за колебаниями валюты, а за изменениями цен. Турция мусульманская страна, и на данный момент длится священный месяц Рамазан. Для простых турок очень важна цена на хлеб, который является основной пищей во время вечернего приёма пищи, ифтара. Правительство следит за тем, чтобы цена на хлеб в канун Рамазана существенно не повышалась. Сейчас цена на хлеб в Турции не изменилась, и простой обыватель не ощущает колебания курса лиры, потому нет и широкого недовольства», — рассказывает Усмонов.

Проживающий в Анкаре эксперт Российского совета по международным делам Тимур Ахметов также считает, что Турция далеко не единственный развивающийся рынок, где происходит колебание курсов национальной валюты по отношению к доллару. «Тренд имеет глобальный характер, затрагивающий, прежде всего, экономики стран, находящихся в процессе институциональной перестройки и адаптации к стандартам развитых стран», — поясняет он.

Другой момент, по мнению Ахметова, заключается в том, что в случае Турции обсуждение экономических вопросов сильно политизировано и сложно отличить политические факторы от экономических. «В таких условиях, независимо от того, чем вызвано или усилено падение стоимости лиры, общественность острее воспринимает новости. Атмосфера надвигающегося кризиса в условиях выборов и связанной с этим неопределённости способствует тому, что избиратели избегают делать рискованные шаги и всё сильнее склоняются к сохранению статус-кво. Для Турции это означает, что шансы правящей партии и её лидера растут», — считает политолог.

Также, по мнению Ахметова, успех Эрдогана и его партии на фоне негативных процессов в экономике ещё может закрепиться и тем, что проправительственные силы обладают монополией на СМИ, что позволяет им преподносить новости вокруг лиры как международный заговор. «Это позволяет переложить вину за неудачную экономическую политику и укрепить образ Эрдогана как национального лидера», — заключает тюрколог.