USD  67.1807 EUR  76.7204
GOLD1,193 $   Brent72.79 $ Bitcoin6,429.78 $
МОСКВА22°C14:50
ПОИСК ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

Почему в Сирии погиб российский генерал?

1tv.ru

в мире [ версия для печати ]
Командующий 5-й армией ВС РФ генерал-лейтенант Валерий Асапов погиб под миномётным обстрелом в Дейр-эз-Зоре

24 сентября Минобороны России подтвердило гибель в Сирии старшего группы российских военных советников, командующего 5-й армией Восточного военного округа ВС РФ генерал-лейтенанта Валерия Асапова. Военачальник погиб в ходе операции по освобождению сирийского города Дэйр-эз-Зор от боевиков «Исламского государства» (запрещено в России) и посмертно «представлен к высокой государственной награде».

Только официально подтверждённые потери

В сообщении ведомства сухим военным языком отмечается, что генерал-лейтенант Валерий Асапов получил смертельное ранение от разрыва мины «в результате внезапного минометного обстрела боевиков ИГИЛ», когда «находился на командном пункте сирийских войск, оказывая помощь сирийским командирам в управлении операцией по освобождению города».

Дополнительных подробностей случившегося нет, так же как нет и точной даты гибели россиянина. По словам источника «Коммерсанта», это произошло 23 сентября и «генерала буквально разорвало, от человека ничего не осталось, так как он был на передовой». 16 сентября родственники погибшего в Сирии контрактника из Братска Владимира Тарасюка рассказали СМИ, что вместе с ним в машине погибли «генерал и полковник».

Первой о гибели Асапова сообщила радиостанция «Говорит Москва»: в штабе 5-й армии рассказали, что когда снаряд попал в командный пункт, вместе с генералом погибли два полковника. В соцсетях написали ещё и о гибели переводчика, но военное ведомство официально эту информацию не прокомментировало.

Позже источник радиостанции «Говорит Москва» озвучил версию, которая сразу появилась в Twitter: Валерий Асапов мог стать жертвой предательства.

Официально Асапов стал 38-м россиянином, погибшим в САР с начала военной операции, и самым высокопоставленным. В феврале 2017 года во время активных боевых действия в районе Пальмиры тяжёлые ранения получил генерал-майор российской армии Пётр Милюхин — при взрыве он потерял обе ноги и глаз. В тот момент он находился в непосредственном подчинении у командующего Западным военным округом Андрея Картаполова, который возглавляет российскую группировку в Сирии.


Советники на переднем крае

Для тех, кто следит за войной в Сирии, работа российских военных советников вне военных объектов в Хмеймиме и Тартусе — не новость. Причём началась она до того, как Минобороны официально признало действия «на земле» спецназа ГРУ и Сил специальных операций. Официально структура управления российской группировкой в Сирии состоит из трёх уровней.

Первый — группа боевого управления в Национальном центре управления обороной страны в Москве. Занимается сбором и обработкой информации и ежедневно отчитывается перед высшим российским военным руководством.

Второй — командование группировкой войск в Сирии. Оно отвечает за согласованные действия ВКС и различных наземных частей, а также взаимодействует с региональными военными центрами в Иордании, Турции, Израиле, Катаре.

Третий — как раз оперативные группы советников на тактических направлениях из старшего офицерского и генеральского составов. Они работают при соединениях сирийских вооружённых сил — корпусе, дивизии, бригадах, а также помогают планировать и координировать операции с привлечением различных проправительственных формирований. Несколько месяцев назад в соцсетях появилось фото удостоверения и приказа о награждении медалью «За спецоперацию» Симона Ибрагима Аль-Уакиля (одного из командиров ополченческих Национальных сил обороны) за подписью командира сирийского 5-го штурмового добровольческого корпуса — командующего 49-й общевойсковой армией Южного военного округа ВС РФ генерал-лейтенанта Сергея Севрюкова.


Бывший командующий 58-й армией Вооружённых сил РФ, генерал-лейтенант Виктор Соболев, специально для News.ru:

YouTube

— По сути, нет каких-либо правил, которые бы регулировали численность боевого охранения военного советника и нахождение его в расположении войск. Удаление, на котором должен быть развёрнут командный пункт, регулируется уставными документами, но конфигурация фронта постоянно меняется, особенно при боевых действиях против иррегулярных формирований. Соответственно, быстро меняется и обстановка. Командир, если он советник, должен быть рядом с тем, кого он консультирует, — командующим дивизией или корпусом. Скажем, в Южной Осетии командующий армией генерал-лейтенант Анатолий Хрулёв получил ранение во время обстрела колонны. В принципе, он не должен был там находиться, но хотел увидеть всё своими глазами.

Конечно, гибель главного советника и командующего армией — из ряда вон выходящий случай, но, к сожалению, на войне обстановка меняется быстро, особенно если это касается Сирийской пустыни. А противник и его спецслужбы не дремлют, естественно, хотят нанести урон, тем более что при хорошей наводке из миномётов можно вести довольно прицельный огонь по целям в нескольких километрах от линии непосредственного огневого соприкосновения.

У нас практически все командующие армиями и даже округами прошли Сирию. С одной стороны, они, конечно, приобретают бесценный боевой опыт. Как говорил Суворов, за одного битого двух небитых дают. С другой стороны, на мой взгляд, не очень хорошо, что командующие бросают свои объединения и едут на довольно большой срок руководить операциями, которые проводят непонятно кто — сирийские армейские подразделения, или что от них осталось, ополчения и т.д.


Обстановка быстро меняется

В Сирии передовая везде — поэтому вероятность получить смертельное ранение там в любом месте достаточно велика. Так, за время гражданской войны в Сирии погибло много иранских бригадных генералов Корпуса Стражей Исламской революции. Однако «бригадный генерал» — это звание, которому нет аналогов в России, что-то среднее между полковником и генерал-майором. То есть это старший офицерский состав, первичное генеральское звание в ряде армий мира. Другое дело, что восточные армии отличаются от западных главным образом тем, что в первых большое значение имеет фактор веры, а именно — мученичества. Скажем, в исламской традиции внук пророка Мухаммеда — имам Хусейн — носит титул «повелитель мучеников». И тот человек, который погиб за веру, моментально уподобляется имаму Хусейну, он становится национальным героем.

Также в Сирии неоднократно погибали американские военные, которые консультируют бойцов курдско-арабского альянса «Демократические силы Сирии» в боях с ИГ и сами принимают участие в боевых операциях. Например, в 2016 году Пентагон сообщил о смертельном ранении военнослужащего после подрыва самодельного взрывного устройства недалеко от города Айн-Исса в провинции Ракка. Другое дело, что при обучении и командовании местным населением, воюющим против радикальных формирований, американцы делают ставку на своих бойцов спецназа.


самое читаемое
Другие новости
Top