16+
Евгения Медведева

Дубинина: Медведевой надо дать время

News.ru поговорил с фигуристкой из РФ, выступающей за Сербию
11:30, 19 декабря 2018 471
Фото: Schreyer/imago sportfotodienst/Global Look Press

Российская фигуристка Антонина Дубинина вот уже несколько лет представляет на мировой арене Сербию. В эксклюзивном интервью News.ru 22-летняя спортсменка рассказала о предстоящем в Минске чемпионате Европы, дала свою оценку новым тенденциям в её виде спорта, а также поделилась мнением о том, что не так с Евгенией Медведевой.


Проблемные недокруты

— Как проходит подготовка к чемпионату Европы? Понятно, что до него ещё много времени, но мне кажется, что фигуристы начинают заранее готовиться к таким турнирам.

— Целенаправленной подготовки к турниру у нас нет. Мы просто накатываем программу на соревнованиях, набираем форму. С каждым стартом, по идее, всё должно быть лучше и лучше. Сейчас у многих проходят национальные чемпионаты, а в Сербии данный турнир состоялся в конце ноября — я там стала победительницей. Так что пока все ещё только отбираются на Европу, а уже потом начнут что-то доделывать к самому старту.

— Тяжело ли было выиграть местный чемпионат?

— Было не очень сложно. Возникали проблемы лишь с тем, чтобы чисто прокатать. Там было достаточно холодно, плюс из-за некоторой бумажной волокиты и перелётов мне было тяжеловато себя собрать. Но всё это не помешало выступать на хорошем уровне.

— Кто-то ещё претендовал на первое место, или остальные девушки пока не могут тягаться с вами?

— Нас было всего двое по взрослым. Мне удалось стать первой с хорошим отрывом. Но есть достаточно перспективные юниорки у нас, с тройными прыжками. Они тоже выступали на местном чемпионате, но пока ещё не на взрослом уровне. Думаю, их ждёт неплохое будущее в фигурном катании.

— Года два назад вы говорили, что в Сербии потихонечку набирает силу фигурное катание. Неужели за этот срок не появилось никого особо конкурентоспособного? Два фигуриста на взрослом уровне — это не слишком серьёзно.

— Пока жила там в ноябре-декабре, поняла, почему они всё же не могут выйти на достойный уровень в этом виде спорта. В Сербии система тренировок немного иная, там в приоритете стоит образование, а не спорт. Первая тренировка длится всего 45 минут и начинается в половине седьмого утра — это достаточно тяжело, да и к тому же за такое маленькое время тяжело что-то отработать. Плюс есть после уроков ещё и дневное занятие, длительностью также в три четверти часа, но оно, к сожалению, не каждый день. И если у ребёнка во второй половине дня есть какие-то уроки или факультативы, то он займётся образованием, а не пойдёт на каток. У нас всё наоборот — ты проводишь на тренировках огромное количество времени почти каждый день.

— Может, нашим друзьям стоит пригласить к себе российских тренеров и перенять методику? У нас ведь много специалистов.

— Там ведь есть и другие проблемы: фактически в Сербии один тренер на большое количество спортсменов. Просто нет возможности что-то применить и показать. У нас ведь на одного специалиста приходится 3−4 фигуриста, которым уделяется максимум внимания и сил.

— Легче взять готового спортсмена, чем выращивать своего?

— Да, именно так.

— В этом сезоне у вас уже было где-то пять-шесть стартов, если не ошибаюсь. Где получилось выступить, а где не очень?

— По идее, везде показала один и тот же результат, одинаковый уровень, который не могу превзойти в связи с новой системой оценки программ: с лета ужесточили наказания за недокруты, с которыми у меня всегда были проблемы. На этом очень много баллов теряю. Зритель визуально может даже не заметить помарки в прыжках, но судьи срезают оценки. Так можно недосчитаться 20−30 баллов по итогу.

— Обсуждали с тренером, как выходить из этой ситуации, раз уж так строго начали с этим бороться?

— Пока, если честно, не особо понимаю, что делать дальше, ведь кажется, что на соревнованиях всё делаю хорошо, а потом раскрываю распечатку с оценками, а там много срезали. Даже тренер порой удивляется строгости со стороны судей. Это не только по отношению ко мне, у многих есть подобные проблемы.

— Но русские как получали хорошие оценки, так и продолжают это делать.

— Так выходит лишь у тех, кто исполняет свои прыжки чисто. Но много тех, кто серьёзно пострадал от этого нововведения, потеряв значительную часть баллов в итоговой оценке.

— Если отбросить все эти недокруты, своей программой довольны?

— Конечно, нет. Но удовлетворена тем, что в этом сезоне достаточно стабильно катаю короткую программу. Поняла, что главный упор надо делать именно на неё. Если после первой части программы «отлетаешь» куда-то вниз в рейтинговой таблице, подняться вверх будет трудно. Тебе и компоненты высокие уже не поставят.

— Ваш рекорд текущего сезона — чуть больше 130 баллов на турнире в Загребе. Маловато в сравнении с тем, что несколько лет назад вы без проблем получали гораздо больше.

— Если убрать все эти недокруты, которые являются моей главной проблемой, спокойно можно прибавлять к этому ещё баллов 20 как минимум. Надо как-то бороться со своими проблемами, чтобы показывать результаты, которые я заслуживаю. В Загребе, кстати, хорошо оценили компоненты моей программы, что является редкостью (улыбается).

— Насколько тяжело переделывать себя? Вы ведь уже готовая фигуристка, которая годами прыгает по одной системе, а тут надо всё переделывать.

— Это очень правильный вопрос. Нас так учили с детства — даже при маленьком недокруте прыжок засчитывался полностью. Сейчас начали строго следить за чистотой элементов, теперь надо менять технику приземления. На это необходимо достаточно много времени, нужно ведь всё переучивать заново. Полностью устранить это тяжело, будет и дальше вылезать где-то в конце программы, когда ты уставший. Да, может, не в таком объёме, но полностью искоренить недокруты почти невозможно.

Новая программа, новая музыка

— Девочки сейчас грешат тем, что стараются поставить как можно больше сложных прыжков в свою программу. Кто-то пытается даже четверные пробовать. Вы на чём делаете акцент?

— Это не очень даже приветствуется, ведь любая ошибка очень сильно бьёт по набранным очкам. Помарки, недокруты, а если падения — то совсем всё плохо. Это видно хорошо по мальчикам, что в каких-то случаях лучше делать то, что ты хорошо умеешь, не стараться усложнять программу и пытаться прыгнуть выше головы. Любая оплошность будет очень дорого стоить.

— Лучше делать проще, но качественнее?

— Сейчас — да. Это ведь всё для зрителей делают. Чтобы не было большого количества падений, чтобы прокаты были чище, без сбоев.

— Знаю, что вы выступаете под музыку из Tomb Raider…

— Да, Лара Крофт.

— Сами выбираете себе мелодии для программы или тренер говорит, что брать?

— Эта музыка достаточно новая, премьера фильма была в мае. Наткнулась на неё случайно в Интернете, на тот момент у меня ещё не было новой программы. Сразу поняла, что буду кататься под такую композицию.

— Быстро получили одобрение тренера?

— Вот эта музыка с первого раза понравилась. До этого накидывала различные композиции Светлане Владимировне (Соколовской. — News.ru), а она всё говорила, что надо ещё что-то подыскать. А вот Survivor из фильма Tomb Raider 2 сразу приглянулась. Я даже сама удивилась, ведь такое бывает крайне редко.

— Проблем с правами на песню не было?

— Ни у кого никогда не запрашивала права на использование композиции. Максимум, что бывает — в каких-то странах видео с твоим прокатом может быть заблокировано из-за проблем с авторскими правами. Такое лично у меня часто случалось. Не могу, к примеру, найти свой прокат с последнего чемпионата мира. Думаю, из-за нарушений авторских прав его просто удалили из Сети.

— Не так давно одному фигуристу срочно перед турниром пришлось менять композицию одной из программ.

— Это был Кевин Рейнольдс из Канады. Перед финалом Гран-при он менял свою программу из-за проблем с музыкой. Но такие эпизоды, на мой взгляд, бывают крайне редко. Не помню, из-за чего там возник такой конфликт.

— Раньше о таких проблемах даже не слышал ни разу.

— Думаю, это один из первых таких серьёзных случаев, когда пришлось отказаться от использования данной композиции и переделать программу.

Медведевой надо просто дать время

— Что сейчас происходит с Женей Медведевой? Сказался переезд в Канаду, давление со стороны или что-то ещё?

— У неё была травма, которая даёт о себе знать — она не каталась какое-то время. Во-первых, она уехала, сменились атмосфера, режим и подход к тренировкам. Жене просто надо ко всему этому привыкнуть, нужно время на адаптацию. Мне кажется, она вернётся на свой уровень.

— Не сильно нынешняя ситуация ударит по ней? Она ведь привыкла везде быть лучшей, а тут что-то идёт не так с самого начала сезона.

— Безусловно, какие-то сомнения появляются, но это не особо скажется на её психологическом состоянии. На тренировках она все прыжки без проблем исполняла, физически была готова ко всем стартам. Надо просто дать время на адаптацию, у неё хорошая поддержка. Плюс она общается с Джейсоном Брауном, он ей поможет психологически, он очень позитивный человек.

— Что больше её задевает: последствия травмы или то, что многие окрестили переезд Медведевой в Канаду чуть ли не предательством?

— На ней сказывается лишь недостаток времени, она же в спешке набирала форму после травмы. Надо было накатать новую программу, а ей поменяли и короткую, и произвольную. Надо всё довести до идеала. Любая ошибка начинает усиленно давить на тебя — понимаешь, что не успеваешь всё завершить к стартам. Если бы ей дали время полностью залечить свои болячки, мы увидели бы совершенно другую Медведеву. Думаю, пауза перед чемпионатом России пошла ей на пользу.

— Зато напомнила о себе Елизавета Туктамышева, которая давно не показывала высоких результатов.

— Лиза переосмыслила всё, у неё было полгода интенсивной подготовки. Она провела несколько сборов, восстановила свой аксель. Пришла в себя, если можно так сказать.

— Это какая-то мимолётная вспышка или она сможет долго радовать своими результатами? Со стороны кажется, что её выступления выглядят взлётом на фоне не особо ярких выступлений Загитовой и Медведевой.

— Всё это явно не на фоне того, что девчонки где-то ошибаются. Лиза подошла к сезону в хорошей форме, набирает обороты.

— Чемпионат России из-за пневмонии она пропускает. Скажется ли эта болезнь на подготовке к чемпионату Европы?

— Надо смотреть на её самочувствие, на какой срок ещё эта болезнь выбьет из колеи. Если лежишь несколько дней, сужу тут исключительно по себе, уже тяжело начинать снова вкатываться в свой режим, ноги «садятся», появляются проблемы с «дыхалкой». Тяжело физически переносить нагрузки, которые на тебя выпадают, а у Лизы там тройной аксель в программе.

— Можно сказать, что на Европу Туктамышева поедет «разобранной»? Всё-таки при таких проблемах со здоровьем нужно длительное лечение и покой.

— Нет, нельзя. До чемпионата Европы ещё много времени. До января она, я уверена, разберётся со своим здоровьем, а дальше за пару недель спокойно вернёт все былые кондиции. Она же не с нуля всё будет разучивать, Лиза в хорошей форме пребывала на всех стартах, у неё всё получалось, есть некоторый запас даже.

За четверными прыжками будущее

— Есть ощущение, что в женском фигурном катании постепенно входят в моду четверные прыжки, что не так давно казалось космосом. Как вы к этому относитесь?

— В женском одиночном на официальных турнирах пока четверные никто не прыгает. Входит в моду тройной аксель, его массово начинают разучивать. Люди включают его в программу. А вот у молодых девочек — да, гонка за четверными. Они массово пробуют их на тренировках.

— Но Трусова же исполняет их на турнирах…

— Саша и задала всем такой темп, начала тенденцию к четверным прыжкам. У них появился азарт. «Дайте я попробую, вдруг у меня получится».

— Это азарт или они боятся в будущем сильно проигрывать по компонентам? Четверные прыжки будут высоко оценивать на соревнованиях.

— И то, и другое. Все понимают, что в будущем без четверных ты не сможешь претендовать на высокие места. Я сейчас говорю про юниоров.

— Планируете усложнять свою программу? Если не четверные, то тройной аксель хотя бы.

— У меня в планах пока избавиться лишь от моих недочётов. В нынешнем сезоне ничего менять не планирую. Чистое катание, избавление от недокрутов принесёт мне на порядок больше баллов, будет совершенно другой уровень.

— Тренер не подначивает акселем?

— Пока мы пытаемся любыми способами исправить те погрешности, которые есть. Да, в шуточной манере обсуждали тройной аксель. В принципе, это всё не так сложно, дело большей частью в психологии. В конце сезона можно попробовать.

— Какие цели ставите перед собой в этом сезоне? Пять-шесть турниров уже прошло, какие-то прогнозы уже можно делать. Что ждёт впереди?

— Перед чемпионатом Европы скатаюсь в Польшу, проверю в последний раз свою программу. Хочу идеально исполнить «короткую» на Европе — это задача минимум, надо сделать хороший задел перед вторым прокатом. Плюс надо набрать техническую оценку, чтобы попасть на чемпионат мира. У меня её не хватает именно в короткой программе. Если откатаю идеально в Минске — гарантирую себе поездку на «мир».

— А какие-то более осязаемые планы? Быть в двадцатке, приблизиться к десятке…

— Именно места мне никто не задаёт, просят откатать чисто. Конечно, хочется оказаться повыше. Сама же хочу приблизиться к десятке сильнейших. У нас ведь все девочки, которые на таких турнирах занимают седьмое место и ниже, ездят на одни и те же турниры.

— То есть вы все варитесь в одном котле, если можно так сказать.

— Да, именно так. У всех примерно один уровень, тут всё зависит от чистоты проката. Сейчас сильно выделяются лишь девчонки из сборной России, девочка из Бельгии, а остальные не столь ярки. Плюс пропускает сезон Каролина Костнер. Это я вам всё про чемпионат Европы говорю, чтобы вы понимали.

— Нас ждёт скучный чемпионат Европы? Раз наши девчонки оторвались от всех, значит, именно они и будут делить между собой корону.

— Скучным он точно не будет. Я бы не сказала, что они сильно оторвались, девочки из Европы делают примерно всё то же самое, но оценки за компоненты пока не позволяют им конкурировать в должной мере. Мне кажется, признание россиянок лидерами фигурного катания в глазах судей делает своё дело. Но они и заслужили это. Что касается зрителей, они увидят много прыжков, борьбу до последнего.

Шанс заработать

— Между ЧЕ и «миром» планируете какие-то старты?

— Хочу выступить в Оберстдорфе и Гааге. И выступлю на шоу в Корее. Получила приглашение от организаторов и с удовольствием его приняла.

— Что ж вы все в Азию едете на заработки…

— Видимо, там это популярно (улыбается). В Сербии, к примеру, больше популярны баскетбол и теннис, а в азиатских странах просто фанатеют от «фигурки».

— Медведева чуть ли не на месяц туда уезжала, потратив весь отпуск.

— Женя вообще очень любит этот регион. Япония, местная музыка… Она сама тянется к этой стране, и там отвечают ей взаимностью. Посмотрите, как выступает где-нибудь Ханю, за ним по пятам едет огромная толпа болельщиков. Везут с собой большое количество плакатов, игрушек.

— В Сербии не такие болельщики?

— Не такие. Они если смотрят и болеют, то в большинстве своём по телевизору.

— Легко согласились на участие в шоу?

— Достаточно спокойно к этому отнеслась. Раньше такого опыта в моей карьере не было, хотя были какие-то приглашения: показательные выступления, какие-то мероприятия к Новому году, открытие катков. Лишний раз выступить на публике, прокатать программу.

— Ваша поездка в Корею — это возможность немного заработать, так? Вряд ли за выступление на открытии катка платят деньги. Покормят — и то ладно.

— Да, есть такое. Дополнительный заработок.

— А вообще это всё дело прибыльно? Давайте отбросим цифры: приятный бонус или реальный шанс хорошо себя обеспечить?

— Если разовая акция — приятный бонус. Но есть те, у кого контракты с организаторами представлений, они часто выступают — это позволяет неплохо пополнить свой кошелёк. К Новому году много всего делают, но надо достаточно часто выступать.

— Если ли желание в будущем сделать больший уклон в сторону шоу?

— Хотелось бы, если честно. После чемпионата мира этим заняться или в летний период. Была бы не против получить ещё несколько приглашений на подобные проекты.

— Просто мне казалось, что как только фигуристы начинают зарабатывать таким способом, они начинают потихонечку отходить от самого спорта, их просто отвлекают.

— Если тебя начинают постоянно куда-то звать, это всё затягивает. Если человек, не беру себя в расчёт, чего-то добился в нашем виде спорта, получает много заманчивых приглашений, уже трудно отказывать организаторам. А это всё занимает время, сбивает тренировочный процесс. 

Антонина ДубининаАнтонина ДубининаСергей Лантюхов/News.ru

Обновлённый Белград

— Вы живёте в Москве, но не так давно из-за бумажной волокиты около двух недель были в Сербии. Что удалось за это время посмотреть?

— У меня было много свободного времени. Первые дни ходила по магазинам, по туристическим зонам. С моего первого появления в Белграде, а это случилось четыре года назад, город значительно преобразился: всё отреставрировали, появилось много разных скульптур. Теперь Белград не уступает по красоте ведущим европейским городам. Гуляла в Калемегдане (градообразующая крепость в Белграде. — News.ru), там очень красивый вид на реку.

— Там ведь ещё и зоопарк, в этой крепости…

— Да, один раз туда заходила, и мне очень понравилось. Думаю, он один из самых известных и колоритных в Европе. Там очень красиво и уютно.

— Не показалось за две недели в Белграде, что там скучновато? На неделю можно себе придумать развлечений, но с трудом представляю, что там делать туристу больший срок.

— Да, под конец появилось такое ощущение, если честно. Вначале старалась себя организовывать: то музеи, то магазины, то центр… В Москве ведь у тебя постоянно дела, тебе всё время куда-то надо, а в столице Сербии вечерами просто сидела у себя в номере и хотела поскорее вернуться в Россию (смеётся).

— Тренировочный режим, как я понимаю, сбился…

— Очень всё было тяжело, особенно на старте в Загребе. Выходила на лёд и сама не знала, чего от себя ожидать. В Москве проводила по три часа на льду, оттачивая программу, а в Белграде — 45 минут утром и столько же днём. Очень тяжело было поддерживать свою форму на высоком уровне.

— То есть две недели вы работали по местному распорядку?

— Именно так, а потом ехала на соревнования (улыбается).

— Не было желания попросить покататься дополнительно?

— Я пыталась найти для себя возможность покататься на коньках ещё где-то, искала почти по всей Сербии. Нашла в итоге каток в Новом Белграде, но он для массового катания, народу много. А на том, где мы занимались с тренером, всё забито хоккеистами, никто меня не пустит.

— Зато в Новом Белграде отработали бы тройной аксель, народ был бы в шоке.

— Я просто бы не уместила свой тройной аксель там (смеётся). Пришлось бы попросить народ разойтись.

— В Москве сейчас заняты учёбой, всё верно?

— Не только. Планирую раскатывать новые коньки. Да, не будет такого большого объёма отработано на льду, надо сессию сдать в институте.

— К иностранным гражданам у нас относятся более лояльно?

— Они не знают, что я выступаю за Сербию (смеётся). Зачем им эту информацию сообщать? Тем более у меня на руках российский паспорт, а в Сербии пока лишь резидентство.

— Новые коньки — это плюс или минус перед новым турнирном? Обычно ведь раскатывают летом.

— У нас девочки уже по несколько коньков поменяли. Настя Губанова, Полина Цурская… Это нормальная ситуация. Не выдерживают они у нас весь сезон.

— Сколько за год их меняете?

— Две пары. Одна идёт в начале, а вторая — ближе к зиме. Конёк уже не держит, он становится слишком мягким — я про сам ботинок. Разница очень чувствуется, нога «просаживается». Ты уже не можешь контролировать его во время прыжка.

— Много времени на это требуется?

— Это всегда такая лотерея, если честно. В лучшем случае провести три-четыре дня, после чего ты нормально можешь откатывать свою программу. А можно выйти и сразу стереть ноги в кровь. После чего на неделю остаёшься без тренировок.

— А конёк может и не подойти?

— Конечно. Как, например, у Саши Самарина. Он в одних вышел — ему что-то давит в ноге. Попробовал вторые коньки, третьи. Много времени теряешь на этом. Настя Галустян, выступающая за Армению, сменила три или четыре модели. Не просто ботинки одной фирмы, а разные бренды перепробовала за последние несколько месяцев.

— Технических спонсоров у вас нет?

— Бывает, у людей есть контракт с каким-то определённым производителем, но у меня таких обязательств нет. Мне Risport предоставляет ботинки, так как я выступаю на чемпионате Европы и мира. Но нет никаких обязательств, чтобы я именно в них выходила на лёд. Знаю, что у Лены Радионовой контракт с Riedell, она является их лицом.

Telegram

Хотите получать новости быстрее всех? Подписывайтесь на нас в Telegram

Загрузка...
Новости СМИ2