16+
Виктор Золотов

Золотов, введи войска: спасёт ли Росгвардия школы от «колумбайна»

Депутаты просят усилить охрану учебных заведений сотрудниками ФГУП «Охрана», хотя руководство ведомства не в восторге от этой идеи
08:50, 14 мая 2021
Фото: Евгений Биятов/РИА Новости
NEWS.ru

После атаки на школу № 175 в Казани чиновники и депутаты по традиции стали выступать с различными предложениями, как избежать подобных трагедий в будущем. Наряду с привычными в таких случаях призывами «закрутить гайки» в области интернет-анонимности и компьютерных игр, ввести смертную казнь вкупе с государственной идеологией, группа парламентариев хочет, чтобы Росгвардия охраняла общеобразовательные учреждения вместо сотрудников ЧОПов. По замыслу авторов инициативы, это не только решит вопрос с защитой школьников и педагогов централизованно, но и позволит положить конец поборам с родителей на охрану. Однако эта инициатива может повлечь увеличение числа сотрудников ведомства, которые через ФГУП сегодня загружены работой, в том числе по частным контрактам. Глава службы Виктор Золотов уже заявил, что для расширений полномочий штатной численности службы явно не хватит, поэтому пусть лучше этим занимаются частные охранные предприятия (ЧОПы). К тому же вызывает вопросы и то, что ввод силовиков в школы, пусть даже символический, может психологически уравнять учеников с неблагонадёжным «спецконтингентом». NEWS.ru решил разобраться в плюсах и минусах данной инициативы, которая за последние годы выдвигается уже не первый раз.


Численность нескольких армий

С предложением привлечь сотрудников Росгвардии к охране всех школ собирается обратиться к премьер-министру Михаилу Мишустину партия «Справедливая Россия». Об этом NEWS.ru сообщил представитель её фракции в Госдуме Олег Шеин. Он напомнил, что после расстрела в Керченском политехническом колледже в октябре 2018 года тема привлечения ведомства Виктора Золотова к охране образовательных учреждений уже поднималась.

Мы уже на том отрезке времени предлагали привлечь Росгвардию к охране учебных заведений, поскольку она обладает соответствующими техническими и профессиональными возможностями. И так как это государственная организация, то есть некие стандарты работы. Однако между [главой Минфина Антоном] Силуановым и [директором Росгвардии Виктором] Золотовым возникли проблемы, потому что Росгвардия поставила вопрос о некоем дополнительном финансировании, на что Минфин сказал, что денег на это не имеет. Когда история в Керчи была оттенена другими событиями, ведь жизнь на месте не стоит, тема оказалась незаслуженно забыта. И ужасные события в Казани вновь этот вопрос поставили в практическую плоскость.

Олег Шеин

член комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов

При этом он подчеркнул, что родители не обязаны платить из семейного бюджета на охрану, поскольку общественная безопасность не должна зависеть от доходов граждан. По информации депутата, в Росгвардии дополнительные затраты на привлечение их сотрудников к охране учебных заведений оценивают в 1 млн рублей на каждую школу. В целом, по словам Шеина, речь идёт о дополнительном ежегодном финансировании в размере порядка 40 млрд рублей.

Мы понимаем, что 100-процентной гарантии никто не даёт, но то, что работник Росгвардии отличается от обычного вахтёра-пенсионера, — это понимает каждый, и спрос там совершенно другой. Но то, что охраной школ должны заниматься не привлечённые не пойми откуда конторы, а системная госструктура — это факт, — резюмировал парламентарий.

Однако глава Росгвардии Виктор Золотов поспешил заявить, что для охраны школ его подчинёнными не хватит их численности и финансирования, поэтому предпочтительнее, если этим будут заниматься ЧОПы, средняя стоимость одного поста охраны которых составляет 134 тысячи рублей в месяц.

Кроме ЧОПов, кроме технической и физической охраны там невозможно больше осуществить никакую защиту. Мы не можем поставить ни Росгвардию, ни сотрудников вневедомственной охраны, для этого нам потребуется численность ещё нескольких армий и финансирование, естественно, немного большее, чем требует ЧОП, — сказал Виктор Золотов.

В начале 2020 года штат руководимого им ведомства оценивался в 300–400 тысяч человек. По примерному расчёту юриста Павла Чикова, на охрану школ служба должна будет выделить порядка 160 тысяч сотрудников.

Сергей Булкин/NEWS.ru

Заставить государство раскошелиться

С инициативой «Справедливой России» не согласен бывший депутат Госдумы, ветеран органов КГБ и ФСБ, в постсоветские годы имевший охранный бизнес, Геннадий Гудков. По его мнению, ввод Росгвардии в школы в плане борьбы с шутингом не будет эффективным.

Если мы в каждой школе поставим вооружённого полицейского, это, конечно, несколько улучшит качество охраны. Но это же можно решить с помощью ЧОПов, и это будет дешевле. Но я противник оружия в школе, потому что оно превращается в то средство, грозящее стать причиной нападения и захвата, во время которых могут пострадать дети. Должна быть чёткая система сигнализации опасностей и реагирования. А любого охранника легко отвлечь, легко устранить и дополнительно ствол отобрать. Школу нельзя превращать в осаждённую крепость. Охрана выполняет функцию обеспечения общественной безопасности и системы реагирования на какую-то угрозу. Это две задачи, которые реально можно обеспечить. Чем это обеспечить, не имеет никакого значения. На Западе этими вопросами занимается частная охрана и справляется прекрасно. Там вся система реагирования и локализации угрозы опасности отработана. Мы не знаем известных случаев расстрелов в европейских школах. Но если у нас стоит задача превратить школу в охраняемую крепость — это чисто коммерческий интерес и будут заставлять государство раскошеливаться.

Геннадий Гудков

экс-депутат Госдумы

Он напомнил, что до настоящего времени государство не выделяло деньги на содержание сотрудников охраны в школах, поэтому на них «скидывались» родители. В Москве и ряде богатых регионов на эти цели выделялись небольшие казённые средства (сейчас школы в основном заключают контракты с ЧОПами или с Росгвардией, деньги на эти цели идут из муниципальных бюджетов). В целом же серьёзные ЧОПы в школы работать не шли, поскольку расценки там были мизерные: зарплата у охранника школы в месяц могла быть 15–18 тысяч в месяц. По словам Гудкова, на такие деньги можно нанять «дедушку-пенсионера и бабушку-вахтёра, дать им свисток и тревожную кнопку». Но даже это может быть действенным, учитывая, что в подъездах, где есть консьержи, количество правонарушений и преступлений в разы меньше, чем на неохраняемых площадках. В школах такие вахтёры или пенсионеры-отставники, как отмечает бывший парламентарий, «следят, чтобы старшеклассники не били младших детишек, чтобы не воровали в раздевалке и так далее. Но они не в состоянии бороться с вооружёнными преступниками».

Если инициатива «Справедливой России» обретёт статус закона, то, как отмечает Геннадий Гудков, речь должна идти не только о Росгвардии и её монопольном положении.

В бюджете должны будут прописывать специальную строку и организовывать охрану школ через госзакупки — проводить тендеры и отбирать лучших претендентов. Монополизировать это нельзя. Любая монополия приводит к снижению качества и увеличению стоимости. Как только будет монополия по охране школ, всё это закончится профанацией и кто-то, ничего особо не делая, получит какой-то куш. А Росгвардия и так наполовину коммерциализирована, — считает Гудков.

Под коммерциализацией он имеет в виду, что ведомство Виктора Золотова фактически занимается оказанием услуг через коммерческую организацию ФГУП «Охрана» — бывшую вневедомственную охрану. Её сотрудники, в частности, занимаются охраной квартир и иных объектов на сигнализации, проектированием, монтажом и техобслуживанием систем безопасности и охранно-пожарного оборудования, а также охраной имущества физических и юридических лиц при его транспортировке.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Также собеседник NEWS.ru не исключил, что после ввода вневедомственной охраны в учебные заведения появится опасный прецедент, благодаря которому «можно всю страну превратить в кормушку для Росгвардии, которая будет локально охранять, а на улице будут насиловать, убивать, грабить и так далее».

Тогда нужно на каждую остановку поставить охранника, в каждый троллейбус. У нас и так в стране 1,5 млн силовиков на 145 млн россиян — на каждые 100 человек приходится один правоохранитель. Но при этом у нас разгул преступности, потому что система коррумпирована и заточена не на охрану граждан от преступности, а на защиту власти от народа, борьбу с инакомыслием и имитацию бурной деятельности, — полагает Гудков.

По его мнению, эти условия, а именно навязывание психологии вражды, культа насилия и ненависти на фоне плохой работы правоохранительных органов, являются питательной средой для возникновения шутинга.

Школа превращается в тюрьму

По мнению экс-уполномоченного по правам ребёнка при президенте Павла Астахова, в учащающихся трагедиях, подобной казанской, виновата так называемая оптимизация, которая убрала из школ штатных психологов и штатных инспекторов МВД. Он считает, что «практически в каждой школе регулярно устраивается травля и буллинг кого-то из учеников», и в качестве одной из мер защиты от агрессии он считает наличие профессиональных охранников вместо вахтёров и дежурных.

Астахов, в частности, предлагает в течение месяца проверить все школы на предмет организации охраны, а также ввести там единый стандарт безопасности, предусматривающий вход с бронированными стёклами, рамку металлоискателя, камеры видеонаблюдения. Кроме того, он призывает прикрепить к каждой школе сотрудников полиции, «которые обязаны как минимум каждую неделю совершать обход и опрос школьников с темой выявления возможных разрушительных и преступных проявлений».

Однако, как заметил в разговоре с NEWS.ru психолог Владимир Плотников, постоянное размещение сотрудников полиции или Росгвардии в школах, создаст нежелательную атмосферу, где ученики априори будут восприниматься как неблагонадёжный «спецконтингент». И продолжение такой политики сохранит питательную среду для масс-шутинга.

Постсоветские школы напоминают классические дисциплинарные учреждения, а если там будут люди с оружием, они превратятся в самую настоящую тюрьму. Сотрудники Росгвардии, как правило, люди психологически нестабильные, насилие для них является обычной ежедневной практикой. Дух насилия культивируется во внутренних войсках РФ давно. Всевозможные рукопашные поединки, способы психологического и физического подавления, которые практикуются в Росгвардии, МВД и подобных полицейских структурах — это общее место уже много лет. И если пустить этих людей в школы, то можно предположить, что дети будут находиться в максимально небезопасной обстановке. Возникает вопрос: кто же защитит в таком случае детей от их «защитников»? Современная педагогика и педагогическая психология отказываются от репрессивных мер как научных методов и идут по пути максимальной самоорганизации и демократизации отношений между учителями и учениками, максимизации творчества учеников. Но, наверное, хороша ложка к обеду, и где-то какие-то негативистские репрессивные методы неизбежны, без них не обойтись. Но полицейщины нужно избегать, потому что она приведёт только к росту агрессии и тревоги, составляющих психологический корень масс-шутинга.

Владимир Плотников

психолог

Собеседник NEWS.ru подчёркивает, что вооружённые люди в школах ни в коем случае не приведут к снижению этого общественно-опасного явления.

В подготовке материала также участвовала Марина Ягодкина.

Yandex news

Добавить наши новости в избранные источники

Загрузка...
Новости СМИ2