Общественная палата (ОП) утвердила новые составы общественных наблюдательных комиссий (ОНК) в 43 регионах, в которые попали многие известные правозащитники и журналисты. Комиссии занимаются помощью заключенным и контролируют их содержание. В ОП новых членов характеризуют как профессионалов, однако те, кто остался за бортом, сомневаются, что ОНК смогут дальше отстаивать права заключенных. В то же время попавший в новый состав ответсек московской ОНК Алексей Мельников считает, что прошедшая зачистка — верное решение. Подробности — в материале NEWS.ru.

Составы ОНК обновились в 43 регионах страны, включая Москву, — в Общественной палате называют это «масштабной кампанией». Из 1036 желающих отобрали 751 человека, список имен 27 сентября опубликовали на сайте ОП. Среди них есть как новые лица, так и правозащитники, которые уже участвовали в работе ОНК.

Это профессионалы, представители разных профессий, готовые к получению новых знаний, к внедрению в работу новаций и применению на практике тех знаний, которые они получат, работая в ОНК, — заявил председатель комиссии ОП по взаимодействию с ОНК Александр Воронцов.

Однако с такой позитивной оценкой изменений согласны не все. В новый состав действительно попали люди, уже работавшие в ОНК, такие как бывший ответственный секретарь московской комиссии Алексей Мельников, который в 2021 году рассказывал о проблемах с содержанием в СИЗО «Лефортово» экс-губернатора Хабаровского края Сергея Фургала.

В то же время в новый состав вошел бывший председатель ОНК Кировской области, священник Владимир Путинцев. Как рассказала «Московскому Комсомольцу» бывший член ОНК Москвы Ева Меркачева, он отчитывался об отсутствии нарушений в случаях, когда заключенные жаловались на пытки.

Фото: Pravda Komsomolskaya/Russian Look/Global Look Press

Также в новом созыве кировской комиссии оказались Сергей Бронников и Владимир Таширев. По ее словам, однажды они предложили заключенному с диабетом успокоить человека, который писал жалобы на нарушения, а в обмен получить инсулин.

Всё это значит, что тюрьма станет еще более закрытым местом и все усилия гражданского общества пойдут прахом. Когда для некоторых людей само слово «права человека» теряет смысл, они думают, что не нужны институты для защиты этих прав. Сегодня у десятков и сотен тысяч заключенных печальный день: они понимают, что фактически ОНК приговорены, — сказала она в разговоре с NEWS.ru.

Сама Меркачева, которая входит в ОНК Москвы с 2012 года, тоже не попала в новый созыв. Однако Алексей Мельников в разговоре с NEWS.ru объяснил, что она не может оставаться в столичной ОНК — законом установлен максимум в три созыва в одном регионе.

При этом Меркачева обратила внимание, что в комиссию не прошел ни один журналист, а также отбор не прошли многие уважаемые правозащитники. Так, в новый состав не смогли попасть представители Команды против пыток, директор Московской Хельсинкской группы Светлана Астраханцева и ее сопредседатель, советский диссидент Валерий Борщёв. Не прошла и Марина Литвинович, которую исключили из прошлого созыва за разглашение информации о содержании в СИЗО оппозиционерки Любови Соболь (признана Минюстом СМИ, выполняющим функции иностранного агента).

ОНК Москвы стерильно зачищена. Ни один настоящий правозащитник не попал в московскую ОНК нового созыва. Если в прошлом составе, из которого меня исключили, ещё оставалось четверо реальных правозащитников, то сейчас в составе на ближайшие три года нет никого, — написала она в своем Telegram-канале.

Меркачева рассказала, что у некоторых членов Общественной палаты и раньше было желание исключить из ОНК всех журналистов, однако реализовать это удалось только сейчас.

В то же время Мельников в разговоре с NEWS.ru выразил другую точку зрения. Он уверен, что исключение журналистов из комиссии в Москве — верное решение, потому что многие из них «вели себя очень некорректно, некрасиво и бессовестно по отношению к заключенным».

Они использовали свой статус в ОНК, чтобы иметь конкурентное преимущество перед своими коллегами. Например, заехал в СИЗО известный сиделец, эти журналисты побежали к нему вперед всех, написали статью, и в их изданиях эта статья появилась в первую очередь. Я считаю, что это нечестно, неправильно, — сказал он.

По его словам, журналисты ходили в основном к известным людям, чтобы потом написать об их содержании и добиться цитируемости. В новый состав же прошли люди, которые часто посещали обычных заключенных.

Судя по списку, который я видел, вошли все достойные люди. Силовиков я не увидел. <...> Сейчас нет ни политтехнологов, ни журналистов. Замечательно, в Москве только правозащитники остались, — добавил он.

Члены ОНК контролируют условия содержания заключенных в местах лишения свободы. Они могут направить свое заключение в правоохранительные органы, общественные организации или СМИ, чтобы помочь заключенным добиться соблюдения их прав.

Фото: Anton Belitsky/Russian Look/Global Look Press

Например, в 2021 году членам ОНК удалось добиться возбуждения уголовного дела по жалобам заключенных на пытки в межрегиональной туберкулезной больнице № 19 в Ростовской области. После этого в местном УФСИН и в этой больнице сменилось руководство. В том же году членам ОНК Москвы удалось добиться для заключенных СИЗО «Лефортово» разрешения спать днем и брать на прогулки воду в бутылках.

Кроме того, члены комиссии регулярно посещают в местах заключения известных людей, а затем распространяют информацию о нарушениях в их отношении. Однако вопросы к действиям членов ОНК были и раньше. Например, в 2021 году замглавы ОНК Владимирской области Владимир Григорян заявил, что оппозиционер Алексей Навальный симулирует проблемы со здоровьем. При этом он не посещал заключенного, а сам много лет работал во ФСИН.

Сами правозащитники и раньше говорили, что их деятельность искусственно ограничивают. В 2021 году, после исключения из ОНК Москвы Марины Литвинович, был принят кодекс этики членов комиссии, в котором множество спорных пунктов. Так, документ запрещает членам ОНК публично оценивать деятельность коллег, высказываться при конфликтных ситуациях с администрацией мест принудительного содержания, разглашать информацию об осуждённых без их согласия, а также использовать полученные сведения «в своих профессиональных интересах либо интересах третьих лиц». Тогда члены ОНК обратились с жалобой на документ в Конституционный суд.

Сама практика формирования официальных правозащитных институций из не связанных с правозащитной деятельностью людей существует давно. В том же 2021 году, например, ФСИН обновила наблюдательный совет. Тогда из него исключили Еву Меркачеву и других известных правозащитников. Вместо них в совете теперь Александр Ионов — сторонник Антимайдана и автор множества жалоб, по которым принимались решения о признании людей и организаций иноагентами, несколько православных активистов, ветеран уголовно-исполнительной системы, журналисты государственных СМИ и актер Сергей Гармаш.