Полёт Матиаса Руста — тщательно спланированная провокация западных спецслужб. Нет, это столь же тщательно спланированная провокация Михаила Горбачёва, собиравшегося сменить военное руководство. Руст дозаправился в СССР. Когда Руст вылетал, на фюзеляже его «Сессны» не было изображения атомной бомбы, а в Москве оно появилось — что бы это значило?

Всё это маловероятно и неинтересно. Куда занимательнее отчаянная авантюра 18-летнего пилота-любителя, молодого человека с неустойчивой психикой. Позже юноша будет говорить об этом в духе перестройки: я-де хотел навести мосты между Востоком и Западом. На самом же деле он желал прославиться, а командование советских войск ПВО было дезориентировано перестройкой и горбачёвскими общечеловеческими ценностями. Попасть под раздачу в случае повторения истории с южнокорейским Boeing 747 оно не собиралось.

Руст летел в Москву через Рейкьявик и Хельсинки. Он заявил маршрут в Стокгольм, но его самолёт пропал с экранов радаров. Спасатели начинают его искать, а Руст на малой высоте пересекает советскую границу, вскоре «Сессну» засекают радары ПВО. И тут начинается странная свистопляска, в результате которой он подрулит прямо к собору Василия Блаженного.

Его видят — но никто не даёт команду стрелять. Один лейтенант принимает «Сессну» за стаю птиц, другой — за советский легкомоторный самолёт, нарушителя режима полётов. В воздух поднимают истребители, но приказа стрелять не получают и они. Так Руст добирается до Московского округа ПВО. Здесь его приняли за отечественного воздушного хулигана, главкому ПВО о нём не доложили. Вскоре Матиас Руст раздавал автографы на Красной площади, а совсем неподалёку, в своём рабочем кабинете, топал ногами взбешённый Михаил Горбачёв.

Матиас РустФото: РИА Новости/Юрий АбрамочкинМатиас Руст

Руст получил четыре года и вскоре был освобождён по амнистии, а Горбачёв прошёлся по армии железной метлой. Консервативного министра обороны маршала Сергея Соколова сменил лояльный Дмитрий Язов. Свой пост потерял главком ПВО маршал Александр Колдунов. На пенсию отправились многие другие генералы, казавшиеся Горбачёву ненадёжными.

Зарубежные военные обозреватели сравнивали масштабы чистки с 1937 годом, отечественные военные аналитики до сих пор сетуют на ущерб, который она нанесла обороноспособности страны. Но никто не говорит о том, что полёт Руста, возможно, изменил нашу историю. Если бы во время ГКЧП армией командовал не колеблющийся Язов, а уверенный в своей правоте, решительный Соколов, если бы генералы были едины и горой стояли за путчистов, мы жили бы в другой России, а возможно — и в СССР. Десантники разогнали бы протестующих, убив тех, кто решил сопротивляться. Танки Соколова разнесли бы Белый дом так, как это в реальности сделали ельцинские танки. Маршал Колдунов взял бы под контроль небо, и Собчак не улетел бы из Москвы в Ленинград... Наша история пошла бы другой дорогой — и возможно, что от этого её избавила глупая авантюра Руста.

Полёт в Москву стал главным событием его жизни. После этого он жил путано и странно: разбирался со счётом в $100 тысяч, который ему выставили за спасательные работы, ударил ножом девушку, не пошедшую с ним на свидание. Обратился в индуизм и женился на индианке. Был судим за кражу свитера. Зарабатывал на жизнь игрой в покер... Судя по всему, он не слишком вменяем, его жизнь состоит из череды диких поступков. Самому безумному из них мы обязаны очень многим.