Глава Бурятии Алексей Цыденов в эксклюзивном интервью News.ru рассказал о том, как изменился регион после присоединения к Дальневосточному федеральному округу и что планируется сделать для снижения уровня бедности и безработицы.


— В ноябре прошлого года Бурятия вошла в состав Дальневосточного федерального округа. Почувствовал ли регион уже какие-либо изменения?

— Изменения мы ощутили очень быстро. Первое — все внутренние авиаперевозки в Дальневосточный регион не облагаются НДС. Это сразу привело к снижению стоимости билетов. Второе — появились выплаты на третьего ребёнка в семье, увеличены выплаты на второго ребёнка по маткапиталу. Также — дальневосточной субсидии. Это серьёзная поддержка, дополнительные деньги, с их помощью мы сразу решаем вопросы, к которым, если честно, раньше вообще не знали, как подойти. То есть мы уже ощутили конкретные изменения, это не планы на перспективу: дети выплаты получают, самолёты летают, деньги по субсидиям получаем. Мы рады.

— 14 марта правительственная комиссия по вопросам реализации инвестпроектов на Дальнем Востоке утвердила решение о создании в Бурятии и Забайкальском крае территорий опережающего развития (ТОР). Что это даст региону?

— Первое — рабочие места. Изначально более 1700 рабочих мест, но в период реализации будет прирост. Плюс то, что эти рабочие места с достаточно хорошей заработной платой, это будет приводить к среднему росту заработной платы в регионе. Соответственно, за средним уровнем заработной платы подтягивается зарплата учителей, врачей и всей бюджетной сферы. 

Марк Агнор/РИА Новости

— Хватит ли своих специалистов или придётся привлекать людей из других регионов?

— Я думаю, что какое-то привлечение будет необходимо. Но задача, в первую очередь, — загрузить своих людей, в том числе за счёт переобучения и повышения квалификации.

— Можно ли сказать, что ТОРы помогут в реализации нацпроектов?

— Нацпроекты, конечно, ставят более масштабные задачи, но во многом пересечения есть. Например, в транспорте. Потому что где ТОРы — там новое производство, продукцию нужно вывозить, и встаёт вопрос создания транспортной инфраструктуры. ТОРы — это создание новых рабочих мест, но помимо рабочих мест нужно создать достойные условия жизни для людей: здравоохранение, социальная сфера, культура в целом — нацпроекты на это направлены. То, что не закрывается нацпроектами, то помогают закрыть дальневосточные субсидии. 

— Как обстоят дела с реализацией нацпроектов? Уже понятно, каким сферам придётся уделить особое внимание?

— По нацпроектам заданы очень высокие показатели, чтобы их достичь, нужно работать очень напряжённо круглые сутки. Задач много. Это и ликвидация очередей в ясли, снижение смертности, повышение продолжительности жизни. Более 50% дорог регионального значения и 85% дорог городских агломераций к 2024 году должны быть приведены к нормативному состоянию. Количество людей, регулярно занимающихся спортом, должно составлять 55% — это очень высокий показатель. По здравоохранению очень высокие показатели. Поэтому мы уже активно приступили к реализации, как и все другие регионы. Невозможно взять и за последние полгода наверстать такой масштаб работы. Надо с самого начала очень напряжённо работать.

— В конце прошлого года были озвучены данные, согласно которым в Бурятии уровень бедности и безработицы выше, чем по России. С помощью чего планируете изменить ситуацию?

— Будем поднимать уровень занятости и уровень средних зарплат. В том числе за счёт ТОРов. Ряд инвестиционных проектов у нас реализуются не в рамках ТОРов. Нужны новые проекты, любое новое производство, промышленное или сельскохозяйственное. За счёт этого можно создавать рабочие места, повышать уровень доходов и снижать бедность и безработицу.