16+
Геннадий Капшай (в центре)

Капшай: руки бойца можно приравнять к холодному оружию

Главный тренер по ММА — о подготовке «краповых беретов», девушках-бойцах и взаимоотношениях мусульман и христиан в команде
12:31, 01 июля 2019 532
Фото: Союз ММА России/youtube.com

Сборная России по ММА одержала уверенную победу в общем зачёте чемпионата Европы в Риме, несмотря на существенное обновление состава и усиление конкуренции. У руля сборной уже шесть лет стоит Геннадий Капшай — «краповый берет», ветеран боевых действий в горячих точках, один из основателей белорусской школы ММА и тайского бокса и соратник Фёдора Емельяненко. В эксклюзивном интервью News.ru он рассказал, как создать дружеский климат в многонациональной команде, почему боец не должен применять навыки на улице, за что он мог бы ревновать жену к бойцам и почему ММА пользуются наибольшей популярностью в силовых структурах.


«Главным конкурентом на чемпионате Европы был Бахрейн»

— На прошедшем чемпионате Европы российские бойцы завоевали пять золотых наград. Вас устроил этот результат?

— Я очень доволен командой, потому что после чемпионата России в начале мая у нас был небольшой срок на подготовку к соревнованиям. Раньше чемпионат Европы проходил осенью. Мы успели провести один короткий сбор, но ребята показали себя на 150 процентов. Естественно, мы ехали только за первым местом, но я волновался за этот состав больше, чем за предыдущие сборные. К тому же многие бойцы-мусульмане готовились после поста в месяц Рамадан, когда практически не тренировались. Пришлось поднимать их с базового уровня до среднего, а набрать оптимальную форму они не успевали. Было бы больше времени на подготовку, мы бы завоевали больше золотых медалей. В то же время приятно, что у нас появилась первая чемпионка Европы — Виктория Дудакова. Ей есть чем гордиться, так как её золотая медаль помогла обойти ближайших преследователей из команды Бахрейна и занять первое место в общем зачёте.

— Почему Бахрейн выступал на чемпионате Европы?

— Международная федерация IMMAF проводит открытые континентальные турниры, поэтому помимо европейских сборных на турнире выступили команда Бахрейна и ещё несколько других стран, например, Япония и Мексика. Тем было и интереснее.

— Конкуренция на чемпионате Европы стала выше, чем когда его проводила другая федерация?

— Конкуренция растёт, потому что появляются новые школы ММА в разных странах. В Интернете много информации о нашем виде спорта, тренеры ездят на семинары по всему миру, включая Россию. Все растут, и в каждой команде уже можно найти сильных два-три человека. По юниорам команда Великобритании в этом году заняла второе место в общем зачёте, хорошо себя проявляют ирландцы, шведы, стабильно выступают Украина и Казахстан, прогрессируют прибалты, испанцы, итальянцы. Раньше нам оказывали конкуренцию только Украина и Казахстан. Считаю, что объединение федераций добавило интереса в плане зрелищности и массовости. Плохо только, что теперь не допускают до соревнований ребят с минимальными рекордами. Я не думаю, что можно называть профессионалами парней, которые провели один-два боя на коммерческих турнирах. Зато у нас обновилась сборная, появилось много молодёжи из юниорской команды.

— Почему на чемпионат Европы вы всегда берёте вторых номеров сборной?

— Ещё при создании Союза ММА России мы выбрали такую систему отбора, чтобы дать возможность большему числу ребят получать звания мастеров спорта международного класса.

— В команде были представлены всего две девушки. Почему в других весовых категориях никого не заявили, хотя чемпионат России в них проводился?

— За короткий срок до чемпионата Европы не все девушки успели получить загранпаспорта и оформить визу. После чемпионата подали документы, но не все успели их получить в срок.

— Виктория Дудакова пришла в ММА из плавания. В вашей практике часто появлялись спортсмены не из боевых видов спорта?

— Был случай, когда парень-осетин пришёл из волейбола и стал в 2014 году серебряным призёром на чемпионате Азии. Такое бывает редко. В основном люди приходят уже с базой в единоборствах.

«На сборах учитываем интересы бойцов-мусульман»

— В сборной находятся люди разных национальностей и вероисповеданий. Как предотвращать конфликты на этой почве?

— У нас конфликтов нет, потому что ребята в сборной, вопреки мнению дилетантов, не какие-то отмороженные и ограниченные люди, а воспитанные и интеллектуально развитые спортсмены. В ММА интеллект играет важную роль. Они все получают хорошее образование, понимают, куда попали и что сражаются за флаг нашей страны, а не за себя и свою малую родину. Работа в команде построена таким образом, чтобы не ущемлять мусульман, православных и людей других конфессий. Например, в пятницу мы чуть раньше проводим утреннюю тренировку, чтобы ребята смогли успеть помыться и сходить в мечеть. Утром по воскресеньям православные ребята с тренерами идут в храм. Ребята видят, что есть уважение к их вере и традициям, а это очень важно для хорошей атмосферы в команде. В питании на сборах мы также учитываем их пожелания, чтобы мусульмане питались в соответствии со своими традициями и принципами диеты для сгонки веса.

— Травмы на сборах — серьёзная проблема?

— Конечно, в процессе подготовки и соревнований по ММА травматизм — обычное дело, поэтому в команде постоянно работает врач, делает необходимые процедуры, а если нужно, отвезёт и в клинику. На большом сборе первая неделя уходит на лечение и восстановление от травм, а дальше идёт нагрузка к соревнованиям. Ребята видят, что в команде работают профессионалы, видят чуткое отношение к себе. Для меня команда — это прежде всего семья, а к спортсменам отношусь как к своим детям. Лишнего ничего не требую, но и баловаться и нарушать дисциплину не даю. С ребятами, которые были у меня в сборной, у меня хорошие отношения. Они поздравляют меня с днём рождения, с праздниками. Мы продолжаем общаться и после их ухода из сборной. Человеческие отношения у нас в команде стоят на первом месте.

— За выступлениями бывших воспитанников в профессиональном спорте следите?

— Конечно. Интересно, как двигается в UFC Магомед Анкалаев и в Bellator Валентин Молдавский. Есть и другие ребята в сильнейших промоушенах. Кто-то перешёл уже на тренерскую работу. С 2012 года у нас в команде сменилось несколько поколений бойцов.

— Ваша жена тоже работает в сборной?

— Да, она врач. На её плечи ложится лечение и восстановление ребят. Она доктор медицинских наук, профессор, поэтому хорошо знает своё дело, при этом остаётся хорошим и душевным человеком. Даже когда ребята поздравляют нас с праздником, её поздравляют сначала, а потом меня. Но я её к спортсменам не ревную, понимаю, как много она делает для них. В единоборствах результаты приходят и уходят, а здоровье важно на всю жизнь. Ребята понимают цену каждой травмы и каждого нокаута, поэтому когда они стоят в парах, стараются относиться друг к другу бережно, без жёстких заруб. Приятно, когда нам звонят родители бойцов и благодарят за работу с сыном.

«ММА лучше всего адаптированы для прикладного применения»

— В своё время и вы сдали экзамен на право ношения крапового берета. Почему решили связать навыки единоборств с серьёзной военной службой?

— С единоборствами я связан с семи лет. В городе Речица, где я жил, была хорошая школа вольной борьбы, откуда вышел я, серебряный призёр Олимпиады-1992 в Барселоне Сергей Смаль и один из первых белорусов в UFC Владимир Матюшенко. Я стал кандидатом в мастера спорта и захотел поступать в Рязанское высшее воздушно-десантное училище. Для этого я подтягивал и ударную подготовку. В 80-е годы запрещали карате, поэтому я занимался рукопашным боем, но во время игры в футбол серьёзно травмировал ногу, из-за чего не мог сдавать физподготовку. Поэтому я решил пойти в армию и уже оттуда поступать в военное училище. Там я оказался в 900-м десантно-штурмовом батальоне в Восточной Германии, где активно занимался боксом и рукопашным боем, не забывая и про борьбу.

— Где вы оказались после вывода войск из ГДР?

— В 1989 году нас сначала перебросили в Белоруссию, а потом из 900-го ДШБ создали 47-й полк дивизии оперативного назначения (ДОН-100), базирующейся в Ростовской области, где я оказался в учебной роте специального назначения. Впоследствии принимал участие в боевых действиях в Нагорном Карабахе. Там 1 октября 1989 года меня поставили инструктором по рукопашному бою во второй взвод, присвоив звание старшины.

— Сложно было влиться в работу инструктора, будучи «срочником», и обучать даже более опытных бойцов?

— У меня уже тогда проявился интерес к тренерской работе, и это заметили командиры. Во время создания 47-го полка к нам в 100-ю дивизию приехали инструкторы-«краповики» 9-й роты, командиром которой на тот момент был Сергей Иванович Лысюк из ОМСДОНа имени Дзержинского (впоследствии из роты был создан ОСН «Витязь»). Они проводили с нами занятия и квалификационные зачёты по отбору в учебную роту специального назначения. По итогу инструктор по рукопашному бою «краповик» Юрий Ваганов порекомендовал меня на должность инструктора в УРСН 47-го полка. С его лёгкой руки и моего командира Александра Павловича Громова (впоследствии командира ОСН «Витязь») я был поставлен на должность инструктора. С этого момента началась моя тренерская карьера.

— Как вы познакомились с Фёдором Емельяненко и оказались в России?
— В 2005 году он в качестве почётного гостя вместе с братом Сашей и Вадимом Финкельштейном приехал к нам в Минск на сдачу на краповые береты на базе 3-й бригады специального назначения В-Ч 3214. Мы там познакомились, разговорились и стали активно развивать смешанное боевое единоборство в Белоруссии. Мой ученик Артём Дамковский впоследствии стал чемпионом М-1. Когда у меня выслуга достигла 20 лет, я согласился на должность главного тренера сборной Санкт-Петербурга по тайскому боксу. Параллельно я тренировал в клубе по ММА Александра Невского вместе с Эдуардом Широбоковым. С 2012 года я стал работать в Союзе ММА России. Сначала я возглавлял методический отдел, а с 2013 года стал главным тренером. Вместе с Фёдором Емельяненко мы проводили семинары по ММА по всей России, а потом эта тема полностью легла на мои плечи.

— Солдаты могут быть нацелены на нанесение максимального урона сопернику, а в спорте нанесение тяжёлых травм не может быть целью. В связи с этим насколько отличается работа инструктора в армии и тренера спортсменов?

— Всё зависит от воинских подразделений. Есть спецназ ФСБ, ВВ, ГРУ, ВДВ, полиции, у каждого свои задачи: разведка, антитеррор, полицейские и войсковые. Мой отряд в Белоруссии выполнял антитеррористические и полицейские задачи, поэтому ориентировался на силовое задержание, а не на уничтожение противника. ММА, на мой взгляд, являются наиболее адаптированным боевым единоборством для прикладного применения. Изначально это был симбиоз различных направлений и видов, который брал лучшее у каждого единоборства, а сейчас это самостоятельная дисциплина со своими критериями, правилами и системой подготовки. Приёмы и удары в ММА отличаются от классических приёмов в других единоборствах. Они изменяются и модернизируются, меняется и защита. К примеру, к классическим боксёрским ударам руками добавляются бекфисты и хаммерфисты. В рукопашном бою также много направлений с различной степенью дозволенности работы в партере, с различным количеством раундов и их продолжительностью.

— В последнее время немало трагических случаев с участием бойцов ММА, когда применение ими навыков приводило к смерти или сильным увечьям. В работе со спортсменами вам приходится объяснять неприменимость этих приёмов на гражданке?

— Конечно, работа над сдержанностью идёт постоянно, при этом она включает не только работу со спортсменами, но и с тренерским составом. У нас идёт постоянный коучинг тренерского состава на местах. Говоря языком военных, прежде всего нужно выстроить грамотный и толковый офицерский состав, который уже всё доведёт до ребят. В сборную парень попадает на небольшой срок, а большую часть времени находится в распоряжении личного тренера, а кто-то и не доходит до уровня сборной. Поэтому мы воздействуем на ребят через личных тренеров, через тренерские и аттестационные семинары. Я продолжаю работать в методическом отделе и аттестационной комиссии и уделять и там внимание воспитательной работе. Система Союза ММА России построена так, чтобы право тренировать имели те люди, которые изучили основы преподавания смешанных единоборств и освоили основные принципы этой работы. Именно поэтому были важны создание правовой базы и официальное признание ММА как вида спорта.

— Но ведь всё равно неприятные инциденты случаются?

— Понятно, что за всем не уследишь и бывают срывы, когда человек в спорте ведёт себя одним образом, а на улице по-другому. Мы объясняем бойцам, чтобы они были готовы к провокациям и не поддавались на них. Например, в штате Калифорния руки боксёра и их использование на улице приравниваются к применению холодного оружия. Ребята должны это понимать в любой ситуации и в любом месте.

Yandex Zen

Самое интересное - в нашем канале Яндекс.Дзен

Загрузка...
Новости СМИ2