Экс-чемпионка Fight Nights Лиана Джоджуа в этом году подписала контракт с UFC и готовится к дебюту в лучшей лиге мира на одном турнире с Хабибом Нурмагомедовым, который пройдёт 7 сентября в Абу-Даби. Лиана не стесняется называть себя фаворитом в противостоянии с Сарой Морас. В эксклюзивном интервью News.ru она рассказала, из-за чего спорила с Анастасией Яньковой, как ей испугалась Юлия Березикова, почему родители смотрят её бои только в записи и как трепетно к девушкам относятся в клубе «Ахмат».


«После перепалки предложила Яньковой разобраться по-мужски»

— Как проходит ваша подготовка к дебютному бою в UFC?

— Я две недели провела на сборе в Чеченской Республике, а сейчас приехала домой немного отдохнуть от сильной нагрузки перед вторым сбором. Неделю тренируюсь раз в день не так интенсивно, а через три дня поеду на второй сбор.

— В клубе «Ахмат» вы единственная девушка? Чувствуете к себе особое отношение?

— Это будет уже мой третий сбор с этим клубом. У нас в клубе были девушки и до меня, но я стала первой представительницей «Ахмата», которую пригласили в этот клуб. Отношение действительно необычное. Ко мне относятся трепетно, больше заботятся, думают о моём комфорте. Мне очень нравится в клубе. Специально для меня приглашают на сборы несколько девушек, чтобы у меня был выбор спарринг-партнёров и я могла с ними тренироваться. Чтобы мне было комфортно, на первый сбор ко мне приезжала мама.

— В России женские ММА не так популярны, а крупнейшие промоутерские компании неохотно проводят женские бои. Сложно было находить соперниц и спарринг-партнёров?

— У меня с этим проблем не было. Когда я приходила в какой-то зал, там были одна-две девушки, с которыми мы проводили спарринги. Со временем, когда мой уровень вырос, мне уже не было смысла становиться в пары с девушками-новичками и со спарринг-партнёрами стало тяжелее.

— После завоевания чемпионского пояса Fight Nights вы планировали провести в России ещё пару боёв и только потом идти в UFC. Почему передумали?

— У меня действительно было желание провести ещё один-два боя, но девушки, с которыми я хотела драться в Fight Nights, отказывались. Из-за этого у меня был долгий простой, а спустя год мы начали думать о других промоушенах. Стало ясно, что Fight Nights ничего мне предложить не может. Я начала работать с новым менеджером, который сразу подписал меня в UFC. Я решила, что раз в России мне не с кем драться, то надо переходить на новый уровень и выступать на мировом уровне.

— Знаю, что вы вызывали на бой самых известных российских бойцов Юлию Березикову и Анастасию Янькову. Почему выбрали именно их?

— С Яньковой у меня произошла словесная перепалка, после которой я предложила ей подраться по-мужски. Это произошло из-за ринг-гёрл, которая хотела перейти в ММА, а я ответила, что не нужно делать из спорта цирк. Есть масса спортсменок, которые пашут в залах неделями и не могут пробиться в топовый промоушен, а тут это предлагают новичку. Анастасия попыталась со мной спорить, а я предложила ей выяснить отношения в клетке. Если бы этот бой состоялся, было бы замечательно, но зла на неё я не держу. Общение с Березиковой получилось для меня неприятным. Когда я делала ей вызов, считала себя достаточно сильной спортсменкой, одной из лучших в России, но Юля ответила в том духе, что я никто и она не собирается со мной драться. Это было очень высокомерно и неприятно. Но на самом деле она просто меня боялась и искала способ слиться с боя. В нашем спорте таких вещей быть не должно. Если ты боишься, то не стоит заниматься единоборствами.

— Для чего вы делали эти вызовы? Старались больше заработать, приобрести известность или проверить себя?

— У меня всегда была цель — драться с хорошими и сильными бойцами, проверять себя. Я никогда не гналась за титулами. О том, что бой в Fight Nights с Мариной Мохнаткиной будет титульным, я узнала всего за полтора месяца до поединка и даже не думала об этом.

«Отец надеялся, что мне надоест и я брошу ММА»

— Правда, что в школе вы любили подраться и поэтому выбрали единоборства?

— Нет, я часто не дралась, были иногда стычки с девчонками. Начала увлекаться смешанными единоборствами уже в 16 лет, в старших классах. Пошла уговаривать родителей.

— И как они отреагировали?

— Они изначально были против. Отец долго сопротивлялся, не хотел, чтобы я занималась таким видом единоборств, но со временем мне удалось его уговорить. Он дал мне возможность заниматься этим видом спорта в надежде, что через год-два мне это надоест и я брошу. Всё детство я чем-то занималась: окончила музыкальную школу, ходила в различные кружки, играла в баскетбол и волейбол, ходила на танцы и балет, пробовала разные виды спорта. Но в течение пары лет мне всё это надоедало, и я всё бросала. С ММА получилось по-другому. Единоборства сразу меня затянули. После двух лет занятий тайским боксом я получила перелом руки, а когда восстановилась, начала заниматься смешанными единоборствами. После этого отношения родителей изменились. Со временем они поняли, что я занимаюсь этим серьёзно, и мне стоит помогать. В последнее время отец сильно меня поддерживает, всячески помогает и гордится мной. Мама тоже была против, потому что материнское сердце не может пережить, когда я прихожу домой с синяками и разбитым лицом. Она очень из-за этого переживает, но в подготовке старается быть рядом, помогает в быту.

— Родители смотрят ваши бои вживую?

— Только в записи. Мама не может смотреть вживую, потому что сильно нервничает. Обычно мои бои завершались быстро, но последний поединок с Мохнаткиной был настолько долгим, что мама успела за меня помолиться, включила телевизор и увидела четвёртый раунд. Она поняла, что всё идёт по плану, раз я дошла до поздних раундов, потому что у меня был план делать ставку именно на них. Но обычно она не смотрит бои в прямом эфире, и папа предпочитает смотреть в записи.

— Несколько лет назад вы говорили, что не планируете долгую карьеру бойца и хотите закончить выступления в 25 лет. В UFC вы приходите всего на год или передумали?

— Хочешь насмешить бога, расскажи ему о своих планах на будущее. У меня получилось то же самое. Я думала, что моя карьера будет продолжаться в России и закончится после пары интересных боёв. Но обстоятельства сложились так, что у меня появился хороший менеджер, клуб, который заботится обо мне, и предложение от лучшей лиги мира, от которого я не могла отказаться. Мир ММА меня окончательно затянул.

— После этих перемен вы ощутили себя профессиональным бойцом?

— Да. Я живу этим. Спорт для меня работа. Я тренируюсь два раза в день, ограничиваю себя во многом в жизни ради этого, зарабатываю деньги, которые обеспечивают и меня, и моих родных.

«Грузия — страна волков, которые никогда не сдаются»

— Что ждёте от дебюта в UFC и выступления в Эмиратах?

— Я очень рада, что попала именно на этот турнир. С момента подписания контракта прошло много времени. Мы дождались хорошего момента и договорились выступить в хорошем номерном турнире. Всего за сутки там продали все билеты. Я надеюсь проявить себя там во всей красе и одержать эффектную победу с характером, с рубками, как я это люблю.

— Какое впечатление произвела на вас соперница Сара Морас?

— Я за женскими боями слежу часто, поэтому знаю всех потенциальных соперниц. У Сары хорошая база джиу-джитсу, но сейчас она идёт на череде поражений. Думаю, у меня хорошие шансы на победу. Букмекеры также считают меня фаворитом. Она опасна в борьбе, и там нельзя её недооценивать.

— Большинство бойцов UFC вашего веса значительно крупнее. Не думаете согнать до 57 кг?

— Я очень хочу согнать вес в 57 и продолжить выступать там. Первый бой я решила провести в прежнем весе 61 кг. Соперница у меня достаточно крупная, выше меня. Но мне не привыкать. В России тоже были соперницы крупнее и мощнее меня, но это не самое главное. В будущем на новом уровне мне придётся гонять больше веса.

— Как у вас появилось прозвище Волчица?

— Изначально у меня было прозвище Медоед. Это бесстрашное животное, которое ничего не боится. Потом со временем мне дали другое прозвище — Мгели. По-грузински это «волк» или «волчица». Это историческое название грузин. Также Грузию называли Гюрджистан, то есть страна волков. Мы никогда не сдавались, всегда до конца сражались за нашу землю и нашу веру. Мне как представительнице Грузии тоже дали такое прозвище.

— Как грузинку, живущую значительную часть времени в России, вас коснулся политический конфликт между двумя странами? Как относитесь к происходящему?

— Мне очень тяжело это переживать, потому что я живу на две страны. Надеюсь, что в будущем отношения между двумя странами наладятся. Мне больно, что в моей родной стране происходят такие вещи. Я не сторонник влезать в политику и предпочитаю заниматься своим делом, но происходящее не может меня не касаться.

— У вас в Instagram подписчики поднимают политические вопросы? Попадаются хейтеры, которые по любому поводу выражают недовольство?

— Конечно, всю жизнь я сталкивалась с хейтерами. Когда я начинала заниматься, мне говорили со всех сторон: «Куда ты лезешь? Это не женское дело». До сих пор не все люди понимают, что это не мимолётное увлечение, а моя работа. Я профессиональная спортсменка, которая зарабатывает боями, а спорт — значительная часть моей жизни. Комментарии, затрагивающие политику, тоже бывают, но я всегда их игнорирую, никогда не лезу в политику и не собираюсь в неё лезть. Это не моё.