16+

Молодому инвалиду год не выдавали положенное лекарство: в январе он умер

Получить льготный препарат не получилось даже после решения суда, теперь прокуратура настаивает на возбуждении дела, но пока безуспешно
11:27, 26 января 2021 806
Фото: Lilly/imagebroker.com/Global Look Press

В небольшом городе Чудово Новгородской области умер 23-летний Кирилл Максименко. Молодой человек страдал онкологическим заболеванием и в течение всего 2020 года не получал от областного Минздрава полагающихся ему лекарств. 5 января состояние Максименко стало критическим, и он скончался. Однако точную причину смерти Кирилла пока не установили. Почему тяжелобольной целый год не получал лечения и каково положение льготников в регионе — в материале NEWS.ru.


Деньги есть, но лекарств нет

Отец умершего молодого человека Сергей Максименко рассказал NEWS.ru, что его сын болел лейкозом крови. Это уже не первый диагноз Кирилла — в 2013 году ему поставили саркому костей, из-за этого пришлось ампутировать руку от плеча. Ещё до постановки второго диагноза парню сделали две пересадки костного мозга — от старшего брата и мамы. После операций состояние Кирилла стабилизировалось, и семья рассчитывала, что болезнь отступает.

Сергей рассказывает, что после пересадки костного мозга у его сына наступила ремиссия. В Национальном медицинском исследовательском центре им. В. А. Алмазова Минздрава России в Санкт-Петербурге, где Кирилл проходил лечение, врачебный консилиум назначил ему препарат «Вориконазол», который нужно принимать на постоянной основе. Это противогрибковое средство, которое назначают онкобольным пациентам, так как у них снижена иммунная защита. Максименко говорит, что лекарство нужно было принимать на постоянной основе, а так как его сын входил в число федеральных льготников, то приобретать его должны были за государственный счёт.

Кирилл получил рецепт на препарат в местной поликлинике в январе 2020 года, однако дальше дело не продвинулось. В новгородской аптеке «Новгородфармация», которая выдаёт льготные препараты, Сергею Максименко сказали: «Вы что, у нас таких не бывает, обращайтесь в администрацию, чтобы закупили». По его словам, в новгородском Минздраве не могли не знать о том, что Кирилл нуждается в препарате: центр Алмазова автоматически направляет рекомендацию в ведомство, к тому же в области не так много больных с таким редким заболеванием.

Цена одной пачки [«Вориконазола»] — 20 тысяч рублей, в ней 14 таблеток. Сыну в месяц нужно было четыре пачки. Рецепт ему выписали в январе 2020 года. Без этого препарата у него происходило обострение заболевания, появлялась сыпь, он мог задыхаться. В целом мы около 300 тысяч потратили на лекарства. Когда он принимал препарат, ухудшений не было. Когда мы не успевали найти его, соответственно, он не принимал лекарство, то ухудшение — сыпь. Не успевали найти, потому что искали знакомых, кто привезёт из Москвы или Питера, у нас его нет, — говорит Сергей Максименко.

Как объяснил NEWS.ru председатель организации «Лига защитников пациентов» Александр Саверский, по существующим правилам подавать уведомление о необходимости в препарате должен лечащий врач. Он информирует руководство клиники, те в свою очередь — местный Минздрав. Ведомство, собрав коллективную заявку обо всех нуждающихся пациентах региона, должно передавать эти данные в федеральное министерство. Исходя из этой информации, инстанция выделяет необходимое количество денег на препараты в каждый регион.

Департамент лекарственного обеспечения Минздрава так и ответил Сергею Максименко на его обращение: «Вориконазол» входит в число препаратов, которые закупаются за счёт федерального бюджета, деньги на приобретение лекарств регионам выделены.

Согласно данным портала госзакупок, в последний раз аукцион на поставку «Вориконазола» в Новгородской области проводился в 2018 году. Исходя из ответа администрации президента отцу Кирилла (есть в распоряжении NEWS.ru), в 2020-м новгородский Минздрав всё же заключил госконтракт на поставку данного средства — это произошло 25 ноября. 7 декабря препарат оказался в аптечном пункте, и 10-го числа Кирилл получил его на руки.

Также в ответе сказано, что новгородский Минздрав привлечён к административной ответственности по статье о неисполнении требований судебного пристава на 30 тысяч рублей. По той же причине оштрафовало ведомство и УФССП, но уже на 50 тысяч рублей. Почему льготный препарат был закуплен Минздравом Новгородской области только в конце года, остаётся неясным: ведомство не ответило на запрос NEWS.ru.

Таблетки через суд

Кирилл МаксименкоКирилл МаксименкоКирилл Максименко/vk.com

По совету отца молодой человек в мае 2020 года обратился в прокуратуру, которая в свою очередь подала иск в суд на местный Минздрав. Как утверждает Максименко, новгородское ведомство полностью игнорировало судебное разбирательство: никто из представителей местного Минздрава ни разу не пришёл ни на одно заседание. 17 августа иск был выигран, Чудовский районный суд признал бездействие ведомства незаконным и постановил выдать «Вориконазол» Максименко незамедлительно.

Обязать Министерство здравоохранения Новгородской области обеспечить Максименко Кирилла Сергеевича лекарственным препаратом «Вориконазол» в соответствии с выписанными лечащим врачом рецептами от 13 июля 2020 года, 5 июля 2020 года, 11 марта 2020 года и 16 января 2020 года, — говорится в решении суда (есть в распоряжении NEWS.ru).

Однако скорость процессу не смог придать даже выигранный в суде иск. Как заявила новгородская прокуратура, часть ответственности за это лежит на судебных приставах-исполнителях, которые не приняли «полного комплекса мер принудительного исполнения требований исполнительного документа». Сергей Максименко это подтверждает: по его словам, судебные приставы не делали практически ничего, чтобы заставить региональный Минздрав выполнить решение суда.

Скорая ехала шесть часов

События начали развиваться стремительно под конец 2020 года. По итогам многочисленных обращений семьи Кирилла в разные инстанции в декабре молодому человеку наконец-то выдали полагающееся лекарство.

Под самый Новый год, 30 декабря, молодому человеку сделали переливание крови. И уже на следующий день у него поднялась температура под 40 градусов. Родные Кирилла предположили, что это COVID-19, и он сдал анализы на вирус. 4 января его состояние стало критическим: зрачки не реагировали на свет, начались приступы, парень впал в кому. Родственники начали вызывать скорую с четырёх часов дня, но оперативно к ним никто не приехал.

Мы просили-умоляли приехать быстрее, описали все симптомы, но нас уверяли, что все заняты. На своей машине мы не повезли, потому что человека в коме везти опасно. В итоге чудовская скорая приехала в 22:00, они вызвали новгородскую скорую. И он в приёмный покой поступил в начале первого часа ночи. У нас реаниматологов особо нет в Чудове (сын там жил), поэтому его направили в новгородскую больницу. Когда приехала чудовская скорая, я спросил, почему долго ехали. Они ответили, что им никто не сообщал, а так они не заняты были вообще. И тут надо разобрать, как же так: мы через 103 вызывали, почему они сообщали противоположное? Кирилл умер прямо в приёмном покое в течение 10 минут, — рассказал Сергей Максименко.

Точная причина смерти молодого человека пока не ясна, вскрытие запланировано на 8 февраля. Но, по мнению Сергея, сыграла роль совокупность факторов: нерегулярный приём важного препарата, ошибки при переливании крови, а также долгое ожидание скорой.

Максименко обвиняет прокуратуру Чудовского района в бездействии. Он уверен, что в смерти его сына виновны сразу несколько инстанций. Это прокуратура, которая плохо контролировала исполнение решения суда, судебные приставы, которые фактически бездействовали, станция скорой помощи, которая не реагировала на вызовы несколько часов. Сергей написал заявления на все эти ведомства в Следственный комитет.

Судебные приставы какой-то ерундой занимались. Могли бы наложить арест на зарплату администрации, и махом бы сделали закупки. Они выслали документ, что возбудили исполнительное производство, и всё. Сейчас они захотят свою задницу прикрыть, растворить дело — возбудить по халатности, назначим штраф, из бюджета в бюджет деньги положим, — говорит он.

Одновременно с Максименко с требованием возбудить уголовное дело по статье о халатности в СК обратилась и новгородская прокуратура.

Максименко считает, что требование данного ведомства возбудить дело по статье о халатности — это несерьёзно и в итоге ни к чему не приведёт. В своём заявлении он попросил следователей провести проверку и возбудить дело по следующим статьям: «Причинение смерти по неосторожности» (статья 109 УК), «Неоказание помощи больному» (статья 124 УК), «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности» (статья 238 УК) и «Халатность» (статья 293 УК).

Кирилл МаксименкоКирилл МаксименкоКирилл Максименко/vk.com

В СК по Новгородской области сообщили NEWS.ru, что заявление прокуратуры сейчас проверяется. Скорее всего, проверка продлится месяц, считают в СК.

Председатель новгородского отделения партии «Яблоко» Анна Черепанова в разговоре с NEWS.ru заявила, что в области проблема необеспечения льготников лекарствами — системная. В положении, в котором оказался Кирилл Максименко, — тысячи новгородцев. По утверждению депутата, они вынуждены покупать лекарства за свои деньги. Черепанова говорит, что для закупки льготных препаратов бюджету области требуется 500 млн рублей ежегодно, однако на деле в местной казне на эту статью расходов отведено вдвое меньше.

Отдельно в регионе стоит проблема с лекарствами для больных со спинально-мышечной атрофией, говорит председатель местного отделения партии «Яблоко». Препараты у таких пациентов стоят десятки миллионов рублей — для них вообще ничего не закладывается в областном бюджете. Вопрос с лекарствами для таких больных в Великом Новгороде решается только в судебном порядке, утверждает она.

Депутат считает, что ответственность за сложившуюся ситуацию несёт новгородский губернатор Андрей Никитин.

Губернатор Никитин считает возможным нарушать права людей на обеспечение лекарствами. Это госполитика на уровне губернатора и правительства Новгородской области. То есть льготники могут подождать, а в автопарк обязательно приобретём новые автомобили и зарплаты заплатим министрам и вице-губернаторам на московском уровне. Корень зла — в управлении регионом, губернаторе, который в конце 2018 года начал чудовищную оптимизацию здравоохранения, когда в Новгородской области были закрыты в районных больницах круглосуточные стационары, фельдшерско-акушерские пункты.

Анна Черепанова

председатель новгородского отделения партии «Яблоко»

В январе 2021 года депутат написала обращение президенту. В нём она попросила провести проверку в отношении губернатора — должным ли образом он обеспечивает права граждан на медицинскую помощь, а также проверить местный Минздрав по части обеспечения жителей области льготными лекарствами. Кроме того, Черепанова обратилась к главе СК Александру Бастрыкину и попросила заняться расследованием причин смерти Максименко.

Кирилл Максименко стал ранее известен в своем регионе благодаря инциденту, произошедшему в 2017 году. Тогда его остановили сотрудники ДПС: стёкла машины были слишком сильно затонированы. Молодой человек был готов оплатить штраф, но инспекторам показались странными его права: в документе было указано, что его категория водительских прав предназначена для людей с ограниченными возможностями. После этого полицейские вытащили парня из автомобиля, избили и сломали протез руки. Изначально против них возбудили уголовное дело по статье о нарушении должностных полномочий, однако в итоге оно было прекращено.

В подготовке материала также участвовала Марина Ягодкина.

Yandex news

Добавить наши новости в избранные источники

Загрузка...
Новости СМИ2