Низкая стоимость нефти — это неприятная ценовая конъюнктура для России, но катастрофой для российской экономики не является. Об этом заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.


К слову, накануне совладелец ЛУКОЙЛа Леонид Федун в интервью РБК назвал цену на нефть ниже $25 за баррель катастрофической. По его словам, даже сторонники выхода из сделки ОПЕК+ «не могли себе в страшном сне представить, что будут продавать нефть по $25 за баррель».

Безусловно, это весьма неприятная ценовая конъюнктура <...> Говоря о том, что это катастрофа для России, наверное, с этим нельзя согласиться в среднесрочной перспективе, потому что <...> в течение нескольких лет у нас имеется солидный запас прочности, который обеспечит возможность выполнения всех социальных обязательств, планов развития, — сказал господин Песков, отвечая на вопрос «Ъ FM».

Он добавил, что президент и правительство неоднократно заявляли о том, что в течение нескольких лет у России имеется солидный запас прочности, который сможет обеспечить выполнение всех социальных обязательств.

Пресс-секретарь президента напомнил о периодах, когда цена на нефть была ещё ниже, при этом усомнился, что сегодня можно «сколько-нибудь точно» спрогнозировать конъюнктуру мировых цен на нефть на перспективу до трех лет. Кстати, также представитель Кремля опроверг утверждение о том, что Россия и Саудовская Аравия ведут ценовую войну на нефтяном рынке.

Николай Гунгазов /Global Look Press

Безусловно, низкая цена нефти не вызывает восторга, при этом падение может продолжаться, полагает доцент кафедры организационно-управленческих инноваций РЭУ им. Г.В. Плеханова Сергей Кукушкин. Однако у России есть достаточный запас прочности на несколько лет, что позволит выполнить все взятые обязательства, в том числе социальные, убеждён он.

Правительство РФ придерживается стратегии, выбранной в нулевые годы, которая позволила самортизировать последствия Великой рецессии — кризиса 2008 — 2009 годов. В своё время этой стратегии придерживался отличный антикризисный менеджер Алексей Кудрин. Это низкоэффективно, но надёжно.

Сергей Кукушкин

доцент кафедры организационно-управленческих инноваций РЭУ им. Г.В. Плеханова

Многие аналитики продолжают считать, что цены на нефть будут падать, и к середине апреля баррель будет стоить ниже $20 США. Есть и более мрачные прогнозы: цена барреля опустится до $5. Называются две основные причины волатильности стоимости нефти. Во-первых, срыв переговоров ОПЕК и России по добыче нефти. Во-вторых, пандемия коронавируса. Но сегодня, похоже, добавляется третья — политическая.

Падение стоимости нефти серьёзно ударило по американским компаниям, добывающим сланцевую нефть. Как следствие — банкротство производителей, сокращение рабочих мест и т.д. Всё это наносит удар по обещаниям президента США Д. Трампа, который заявил о возможности вмешательства в ценовую войну Саудовской Аравии и России для увеличения своей доли на рынке. Россия в ответ говорит, что не ведёт ценовых войн.

Олег Каленов

доцент кафедры экономики промышленности РЭУ им. Г.В. Плеханова

До $15 нефть просесть может

Аналитики напоминают, что нефть уже проваливалась под $25 по Brent и даже под $20 по техасской марке WTI — и «цены, конечно же, способны провалиться ещё глубже, в том числе и до $15 в моменте — просто пока действует инерция паники и есть возможность нарастить чисто спекулятивную игру на понижение». Но это всё имеет отношение только лишь к бумажным и электронным нефтяным контрактам, а не к реальным поставкам, объясняет шеф-аналитик TeleTrade Пётр Пушкарёв.

Дни биржевой паники сочтены, потому что её градус умышленно накручивали все эти два месяца, просто чтобы дать Федрезерву и прочим ведущим мировым центробанкам внятный повод снизить до нуля процентные ставки и в это время привлечь «покупателей от страха» в бонды США и других стран, тем самым рефинансировать «под ноль» многотриллионный объём мирового долга, а заодно подсдуть финансовые пузыри, чтобы потом обеспечить рынкам ещё несколько лет роста.

Пётр Пушкарёв

трейдер и шеф-аналитик TeleTrade

Российские валютные резервы и бюджет способны выдержать такую ситуацию даже на протяжении нескольких лет, по факту совсем уж низкие цены на нефть не продержатся и до середины лета, успокаивает эксперт.

Спрос на сырую нефть сократился, по самым жёстким оценкам, никак не более чем на 10-12 млн баррелей в сутки, даже с учётом остановки производств и карантинов, тем более что Китай уже выздоравливает, а при общих объёмах мировых поставок около 100 млн баррелей в день это ну никак не тянет на уже произошедший обвал цен более чем вдвое, — подчеркнул специалист.

Пушкарёв отметил, что, распространяя слухи чуть ли не про $5 за баррель, а то и про нефть совсем даром, целый ряд нефтетрейдеров просто хочет закупиться впрок по дешёвке, понимая, что скоро цены вернутся как минимум в область $45–50 за баррель и уже никогда в обозримое время больше не будут падать так низко.

Обнуление цен

Надо сказать, что после падения почти до $20 цены на нефть начали расти. Утром 20 марта на лондонской бирже ICE стоимость майских фьючерсов на Brent выросла на 3,6%, до $29,5 за баррель. По мнению доцента кафедры международной коммерции Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Тамары Сафоновой, наблюдаемый рост цен пока рано считать началом нового тренда.

Рынок пока остаётся в стрессовом состоянии, и уровень неопределённости, связанный с продолжительностью влияния коронавируса на уровень мирового потребления, не уменьшается. Кризисные явления обостряются не только в экономической, но и политической сфере, несмотря на поступающую информацию, что в Китае, первичном очаге эпидемии, она пошла на убыль.

Тамара Сафонова

исполнительный директор Независимого аналитического агентства нефтегазового сектора и доцент РАНХиГС

Тамара Сафонова объясняет, что обвалившиеся цены на сырьё «в любом случае ведут к снижению мировой нефтедобычи». Хотя, безусловно, последующая глобальная балансировка, связанная с уходом части производителей, имеющих высокую себестоимость добычи, окажет положительное влияние на ценообразование.

При всём при этом обнуление цен на нефть — аномальный сценарий. Если нефтяные компании будут вынуждены выбирать между генерацией отрицательных денежных потоков и приостановкой добычи, они, вероятнее всего, выберут второе решение. Это приведет к снижению объёма предложения сырья на мировом рынке и подтолкнёт цены к росту, — заключила исполнительный директор Независимого аналитического агентства нефтегазового сектора.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен