Украина «рассекретила» свой план по новому газовому контракту с Россией: в Киеве заявили, что если договориться до конца года с Москвой не получится, то договор будет заключаться исключительно по европейским правилам. Что это — ультиматум или попытка установить единые бизнес-условия, разбирался News.ru.


Как пояснила замминистра иностранных дел Украины Елена Зеркаль, страна может ратифицировать приложение к Соглашению об ассоциации с ЕС — речь здесь идёт об интеграции Украины в энергетическое пространство ЕС. Таким образом, Киев не прочь оформить приложение к документу как юридически обязующее. В МИДе при этом даже не стали скрывать, что план готовился при непосредственном участии Вашингтона.

Если Украине удастся добиться задуманного, то исполнение документа не будет зависеть от того, какие силы придут к власти в стране после президентских выборов. Но что толкает Киев на столь жёсткие, но пока ещё предупредительные меры?

Ненужный транзит

В беседе с News.ru директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин назвал заявление МИД Украины игрой на повышение ставок: если не будет срывов в постройке «Северного потока — 2» и «Турецкого потока», то по большому счёту украинская ГТС станет ненужной.

«Если принимать во внимание пропускные мощности, которые гарантируют новые газопроводы, получается, что если их запустить в предусмотренные сроки в полную силу, то после истечения нынешнего договора украинская ГТС будет не нужна», — сказал Салин.

В ГТС Украины, конечно, останется некоторый объём, не покрываемый мощностями новых трубопроводов, но дело в том, что украинская газотранспортная система с учётом технологических особенностей и стоимости её обслуживания нерентабельна при объёмах прокачки менее 20 млрд кубометров в год. Поэтому то, что Москва говорит о желании сохранить транзит и после истечения договора, это не столько необходимость, сколько дань вежливости перед европейскими партнёрами, которые настаивают на том, чтобы Украину не оставили без куска хлеба.

Российский премьер Дмитрий Медведев 5 марта рассказал изданию Luxemburger Wort, что РФ продолжит поставлять газ через Украину в том случае, если удастся достичь хороших коммерческих параметров сделки. Кроме того, глава кабмина обратил внимание в качестве одного из условий на важность стабильной политической обстановки на Украине. Со своей стороны президент России Владимир Путин заявлял летом 2018 года, что для транзита газа через территорию нашего соседа нужно урегулировать ситуацию в Стокгольмском арбитражном суде.

Gazprom/Global Look Press

Подобного рода обходные манёвры, предлагаемые Киевом, на РФ не подействуют. Единственное, по мнению Салина, что может повлиять на то, чтобы Москва пошла на некоторые уступки, — это перенос срока ввода в эксплуатацию «Северного потока — 2», или же принятие ограничений по транзиту.

«Есть идея об ограничении на 50%, но пока она не реализована. Так что это всё остаётся пока на вербальном уровне, реальных предпосылок для этого нет», — говорит эксперт.

Сам по себе спор между «Газпромом» и «Нафтогазом», связанный с транзитом газа, ведётся в Стокгольме ещё с 2014 года. В начале 2018 года суд обязал Россию выплатить свыше $4,6 млрд — эта сумма связана с недопоставкой голубого топлива. Украина же должна РФ порядка $2,1 млрд. Если вычесть эту сумму, то долг «Газпрома» сохранится на уровне $2,5 млрд. Однако вскоре решение арбитража было приостановлено. «Нафтогаз» же спустя год объявил о начале взыскания долгов с российского газового монополиста.

Безальтернативное соглашение

Экономист Дмитрий Орешкин считает, что слова украинского высокопоставленного дипломата не звучат как ультиматум, поскольку это безальтернативная вещь — либо соглашение заключается на каких-то отдельных условиях России и Украины, либо оно подписывается на стандартных бизнес-условиях, принятых в Евросоюзе.

«Надо понимать, что „Северный поток — 2“ пока далёк от завершения. Готов он будет не раньше чем через год, а может быть, и позже. „Турецкий поток“, равно как и действующая часть „Северного потока“, весь объём требующегося Европе российского газа прокачать физически не смогут, так что Украина понимает, что какая-то доля транзита в течение года-двух через неё будет проходить», — сообщил Орешкин.

Получается, что бы Россия ни делала, здесь есть инфраструктурная предопределённость. Однако заключение договора на условиях, устраивающих обе стороны, совсем не означает, что они будут украинскими.

Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов, общаясь с News.ru, сказал, что заключение соглашения по европейскому образцу будет означать только то, что Украина станет платить больше.

«Для них это просто странная фразеология, что мы будем как Европа, нас будут уважать, но при этом их собственное отношение к соглашениям с РФ не выглядит ни дальновидным, ни рациональным, что показывает последние годы ситуация с тем же реверсом газа», — заявил Колташов.

Так что едва ли стоит ждать принципиальных изменений в этом вопросе. Они коснутся украинских потребителей, которые будут платить больше, и, возможно, ГТС Украины, которую могут взять под контроль американцы. И такой захват ГТС будет преподнесён как величайшее достижение цивилизованного инвестирования в Украину. Однако заплатить за это придётся потребителям — населению и бизнесу.

«Никакого облегчения от перевода на европейский формат им ждать не стоит. Первый пункт — это цена. Для тех стран, с которыми у РФ были хорошие отношения, она всегда была ниже. Включение Украины в контракт с ЕС вряд ли возможно, поскольку у стран Европы есть свои собственные соглашения. Они вряд ли захотят работать с таким сложным партнёром, как Украина», — отметил собеседник портала.

Вымученный договор

В конечном итоге договор между «Газпромом» и «Нафтогазом» возможен, но на пути долгосрочного соглашения стоит Стокгольмский арбитраж, который фактически отменил правило, определённое обеими сторонами в контракте, — «бери или плати», что привело к изменению позиции «Газпрома» и заявлениям о том, что мы прекратим транзит, поскольку нам в этом случае такой бизнес становится невыгодным.

Но если Украина сможет добиться от «Газпрома» невыгодных для него условий, то эти принципы вполне могут распространяться и на другие страны, что будет для нас довольно неприятным прецедентом. В этой связи перед корпорацией встанет вопрос, куда девать тот газ, который не забрали потребители.

Gazprom/Global Look Press

В этой игре Киев не действует самостоятельно, а в конечном итоге представляет интересы США, чьи действия направлены на то, чтобы сделать российский газ дороже для европейских потребителей и вынудить их покупать американский СПГ. Поэтому неадекватность поведения Украины отвечает, в первую очередь, интересам Вашингтона.

При отказе от транзита через Украину «Газпром» будет вынужден сократить свой внешнеторговый оборот. Кроме того, у компании есть законтрактованные объёмы газа, которые нужно поставить в Европу. Так что коридор для маневрирования довольно узок. Или если Москва не хочет идти навстречу каким-то украинским условиям, то украинская сторона может сказать, что стандарты будут общими и никаких послаблений — ни для Киева, ни для Москвы — не будет. Но это было вполне предсказуемо, поэтому в «Газпроме» это прекрасно понимали и должны были просчитать такую ситуацию.