Александр Лукашенко выступил за создание общей валюты с Россией, подняв многократно звучавшую тему, но добавив в неё новую ноту. Так, по словам президента Белоруссии, единый эмиссионный центр мог бы расположиться в Санкт-Петербурге. Опрошенные News.ru эксперты считают всю идею лишённой практического смысла и нереализуемой в нынешних макроэкономических условиях.


«Сегодня нам предлагают валюту. Он (президент Владимир Путин) мне риторически говорит — конечно же, это будет рубль. Я говорю — конечно, рубль. И у вас рубль, и у нас рубль. Зачем нам талер? Вопрос не в этом. Это будет не российский или белорусский рубль, это будет наш общий рубль, если он будет», — заявил Лукашенко на пресс-конференции в Минске.

Конкретики нет

Кремль устами своего официального представителя Дмитрия Пескова расценил эти слова как «предмет экспертного разговора». Песков напомнил о соответствующих рабочих группах, а также о союзном договоре, где прописан определённый алгоритм действий, связанных, среди прочего, с идеей общей валюты.

«Конкретики никакой нет, но, конечно, эта тема может и должна обсуждаться», — заметил пресс-секретарь президента РФ.

Президент Белоруссии, вероятно, имел в виду наднациональную денежную единицу, аналог евро, предполагает директор информационного-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев. На его взгляд, рассматривать вопрос без Казахстана бессмысленно: без этой республики какая-либо евразийская интеграция вообще невозможна, и евразийский центробанк был изначально запланирован в Алма-Ате.

«Понятно, что новая валюта будет сырьевой и похожа на наш рубль. Экономики Белоруссии и Казахстана намного меньше российской, поэтому Центробанку РФ, если Москва действительно заинтересована в „евразийском евро“, надо начать переходить к политике сильного рубля, как минимум остановив закупки долларов, осуществляющиеся в интересах Минфина. Другой вопрос — согласятся ли Минск и Астана на евразийскую валюту пока Россия под санкциями», — рассуждает Разуваев в комментарии для News.ru.

Кому это нужно

Александр Лукашенко Александр Лукашенко president.gov.by

По мнению аналитика «Открытие Брокер» Тимура Нигматуллина, при прочих равных общая валюта позволит облегчить двустороннюю торговлю и снизить издержки. Однако позитивные аспекты касаются в основном Белоруссии (радикальное преобразование экономики), тогда как для России это больше имиджевый шаг. Гипотетическая общая валюта будет эмитирована наднациональной банковской структурой, по аналогии с ЕЦБ, и Белоруссия, скорее всего, согласится перейти к политике таргетирования инфляции, плавающего валютного курса, свободного движения капитала.

«Для неё это будет нетипичная ситуация, поскольку экономика страны достаточно закрытая, с длительной историей квазификсированного курса национальной валюты и очень часто повторяющейся девальвацией. И ей, наверное, будет сложно приспособиться к новому повороту и сделать это быстро», — поясняет собеседник News.ru.

Впрочем, продолжает он, меньший уровень инфляции и стабилизация курса белорусского рубля позволят местным компаниям проще привлекать кредитные ресурсы, нести меньше рисков при экспортно-импортных операциях. Правда, создание наднациональных финансовых органов влечёт за собой политические риски, в том числе — для России, которая может не согласиться с потерей суверенитета над эмиссией национальной валюты.

Разные масштабы

«Россия — это ярко выраженная сырьевая экономика: в отличие от Белоруссии она нуждается в свободно плавающей валюте, которая принимает на себя внешние шоки. Соответственно, если РФ предоставит свою валюту Белоруссии и будет в своих интересах таргетировать какие-то параметры этой валюты, допустим, инфляцию — то Белоруссии это может пойти во вред. Там иные экономические предпосылки, и, если валюта будет волатильной, это может оборачиваться перманентными кризисами, характерными для сырьевой экономики», — рассуждает Нигматуллин.

Впрочем, отмечает эксперт, в последние годы Россия избавляется от сырьевой зависимости, используя бюджетное правило, то есть, скупая валюту на нефтегазовые доходы, поступающие в бюджет выше цены на нефть $40 за баррель. Если этот механизм сохранится и будет адаптирован для обеих стран, то нет ничего плохого (кроме политических издержек) в том, что российская валюта будет принята в Белоруссии.

«Белорусская экономика несопоставима по масштабу с российской. Думаю, что последняя не заметит существенного влияния ни в одном из этих сценариев. Общее экономическое пространство, по сути, не изменится, будет большая доля сырьевой России и маленькая доля несырьевой Белоруссии», — говорит Нигматуллин, отвечая на вопрос News.ru, что для России выгоднее.

Застарелый популизм

Сергей Булкин/News.ru

Старший аналитик «Финам» Сергей Дроздов не видит в заявлении Александра Лукашенко ничего, кроме застарелого популизма в новой упаковке. По его словам, президенту Белоруссии абсолютно невыгодно создание общей валюты и тем более — эмиссионного центра в Санкт-Петербурге. Не для того Белоруссия в своё время отделялась, чтобы попасть в зависимость к Москве.

«Что касается России, то у неё есть свой рубль, зачем нам нужен общий? Для нас других вариантов не существует. Создавать номинальную единую валюту, как в Европе — смысла в этом нет. Любой стране для сохранения независимости и стабильности нужна собственная денежная единица», — говорит News.ru Дроздов.

Переход на единую валюту в рамках Евразийского экономического союза, напомним, предусмотрен подписанным в 2014 году Россией, Белоруссией и Казахстаном договором. Между тем, многие эксперты сходятся во мнении: такой переход не имеет практического смысла до формирования единого финансового рынка в 2025 году. Сложности связаны с массой факторов, например, с разной реакцией национальных валют и национальных экономик на внешнюю конъюнктуру, в частности, на динамику нефтяного рынка.