Российский миллиардер Олег Дерипаска остался без проверенных партнёров по рынку недвижимости. Из проектов с ним по развитию строительного бизнеса вышли Максим Воробьёв и Михаил Кенин, а доля в одной из девелоперских компаний перешла к Юрию Чечихину, предположительно, являющемуся зятем главы Росгвардии.


Воробьёв и Кенин были бизнес-партнёрами Дерипаски на протяжении девяти лет, выкупив 25% «Главстрой-СПб» ещё в 2009 году.

На изменения в составе акционеров компании «Главстрой-инвест», входящей в холдинг «Базовый элемент», обратил внимание РБК. Соответствующая запись появилась в базе данных ЕГРЮЛ. Так, 9% акций компании перешли к Юрию Чечихину. Как отмечают эксперты, стоимость пакета этих акций без учёта долга оценивается в 4 млрд рублей. 

facebook.com/Главстрой-СПб

 

Аналитики не исключают, что изменение состава акционеров приведёт к расширению административных рычагов влияния компании. 

«Главстрой-СПб» занимается развитием девелоперских проектов в Санкт-Петербурге и Московской области. Всего компания в настоящее время строит недвижимость на 521 тыс. кв. м.

В пресс-службе «Главстроя» News.ru подтвердили данные изменения, воздержавшись от дополнительных комментариев. «Мы подтверждаем изменения в структуре акционеров компании», — сказали в ней.

А был ли мальчик?

Примечательно, что Чечихин вошёл в состав совета директоров компании «Главстрой-СПб» в ноябре прошлого года. Он занимал должность замгендиректора центра энергоэффективности «Интер РАО ЕЭС».

Между тем Алексей Навальный считал, что Юрий Чечихин является мужем Жанны Золотовой — дочери директора Росгвардии Виктора Золотова. Оппозиционер проводил соответствующее расследование на данную тему. Однако прямых подтверждений этой информации нет. 

Юрий ЧечихинТАСС/Красильников Станислав

Юрий Чечихин

Примечательно, что Чечихин был заметен именно в медиабизнесе, но не на рынке недвижимости. Кроме того, он продюсировал ряд фильмов совместно с сыном Виктора Золотова Романом.

Согласно данным базы юридических лиц, Чечихин владеет компанией «Домстрой», ведущей строительно-ремонтный бизнес.

Под брендом «Главстрой» в 2017 году был объединён строительный сектор «Базового элемента» («Главмосстрой», «Главстрой-девелопмент» и «Главстрой-СПб»). 

Американская угроза

Олег Дерипаска, состояние которого превышает $6,5 млрд, попал под санкции американского Минфина в апреле текущего года. Ограничения коснулись как его самого, так и компаний (РУСАЛ, En+, «Базовый элемент» и т.д.), владельцем которых он является. После этого миллиардер, неся огромные убытки, был вынужден снизить долю в En+ ниже 50%, а после — так вообще покинул совет директоров En+ и РУСАЛа. Ответной реакцией Вашингтона было смягчение санкций. США пообещали полностью снять ограничения, если миллиардер прекратит контролировать компании, попавшие в чёрный список. 

facebook.com/UC Rusal

 

Между тем потеря контроля Дерипаски над бизнесом совсем не будет означать, что он не будет влиять на него или не сможет распоряжаться им как прежде. Поэтому не исключено, что санкции США не будут молниеносно сняты, а наоборот, Вашингтону потребуется дополнительное время и ресурсы для изучения ситуации.

Со своей стороны, российское правительство пообещало оказать всестороннюю поддержку бизнесу после новых санкций. Речь даже шла о возможной национализации части бизнеса Дерипаски и об увеличении госзакупок продукцией предприятий, занесённых в санкционный список. При этом бизнес-структуры Дерипаски недавно отказались от предложений Промсвязьбанка по выдаче кредита. 

Напомним, что в РФ с 1 июля ужесточились требования к застройщикам. Так, девелоперы обязаны открывать счета на каждое разрешение на строительство. Кроме того, предполагается, что средства дольщиков до окончания строительства использовать будет запрещено. 

Безусловно, миллиардер продаёт свои активы из-за санкций. Однако пока рано делать вывод, что доля в ООО «Главстрой-инвест» была продана Олегом Дерипаской именно по этой причине, ведь продана была доля в 9% капитала этого ООО, а остальная доля осталась у прежнего владельца, кипрской офшорной компании, находящейся под санкциями США. В будущем не исключено, что Дерипаска может продать свой пакет En+ полностью или частично, который всё ещё остаётся под его контролем. Но проблема в том, что даже если он полностью продаст контроль в En+, это автоматически не приведёт к отмене санкций против этого холдинга и подконтрольной ему UC Rusal. То есть надзорные структуры Минфина США будут мониторить ситуацию, чтобы понимать, что Дерипаска не сможет сохранять над этой корпорацией фактический контроль даже после продажи контрольного пакета другому лицу. Не думаю, что для Минфина США такое уж большое значение имеет контроль Дерипаски над кипрским офшором, владеющим ООО «Главстрой-инвест», скорее всего, эта сделка носила технический характер.

Наталья Мильчакова

заместитель директора аналитического департамента «Альпари»

Вопрос в том, отказывается ли он от активов или нет. Да, понятно, что санкции — это серьёзно и что условия для дальнейшей деятельности компаний — это сокращение влияния самого Дерипаски и его доли в этих компаниях. Вопрос в том, сохранит ли он контроль прямой или косвенный. Или, таким образом, бизнес важнее и финансовые потоки важнее, чем контроль. И кто будет тем, кто купит эту долю? Это будут люди, не зависимые от него и проводящие независимую политику в этих компаниях, или это будут миноритарии нейтральной позиции? Конечно, он сейчас делает то, что может делать для того, чтобы каким-то образом бизнес спасти. Его критиковали за то, что за восемь месяцев с момента подписания закона (2 августа 2017-го) «О противодействии противникам Америки» с помощью санкций ничего не было сделано, просто потерянное время. Потому что в этом законе всё написано, и за это время можно было изменить акционерную структуру и открыть счета не долларовые, но этого сделано не было. Поэтому принимаются какие-то другие решения. Думаю, что он постарается большую часть активов спасти. Под прямым или косвенным контролем. Потому что алюминиевая отрасль или энергетика — это, по сути, для страны стратегические отрасли. И вопрос в том, что если будет серьёзное давление, то каково будет участие государства? Он уже отказался от финансирования на тех условиях, которые государство предложило. В любом случае, государство будет предпринимать шаги для того, чтобы этих отраслей не лишиться. Будет ли это честное государственное партнёрство, национализация или ещё какие условия — будет решаться по обстоятельствам. Очевидно только одно: санкции — это надолго.

Александр Лосев

генеральный директор «Спутник — Управление Капиталом»