Есть люди, изначально обречённые на трагедию. Беда — их постоянная спутница, и причина кроется в них самих. Эти люди убивают себя чрезмерной чувствительностью, высокими требованиями к миру, разбитым сердцем, тем, что в мире они — чужие. Таким был Олег Даль, «инородный артист», как он себя называл.

Люди помнят его по фильмам «Женя, Женечка и «катюша», «Хроника пикирующего бомбардировщика», «Король Лир», «Тень», «Земля Санникова», «Приключения принца Флоризеля» и многим другим. Лент было бы куда больше, но стопки присылаемых сценариев Даль под конец жизни держал в туалете. Сниматься не хотелось, туалетная бумага была в дефиците.

Почему Даль уходил из театров за неделю до премьер, в которых он играл главные роли? Чем были вызваны его дикие выходки? Из-за чего пил? Отчего так отчаянно не принимал мир, в котором жил? Сторонники простых ответов винят женщин: Нину Дорошину, изменившую ему с Ефремовым во время их свадьбы (брак после этого не продержался и недели), и плохо жившую с ним Татьяну Лаврову. К третьему, счастливому браку Даль уже стал законченным алкоголиком.

Другие полагали, что причина — в слишком строгом отношении Даля к искусству. Он не принимал пошлостей, ничего случайного, мелкого, поэтому отказывался от киноролей, уходил из спектаклей.

Фильм «Как Иванушка-дурачок путешествовал в поисках чуда», режиссёр Надежда КошевероваФото: Global Look PressФильм «Как Иванушка-дурачок путешествовал в поисках чуда», режиссёр Надежда Кошеверова

Третьи считают, что виной всему судьба: в детстве Даль тонул, падал с высоты, чуть не умер от ангины. Он был несчастлив, и судьба шаг за шагом вела его к смерти. Есть воспоминания, как он хохотал на похоронах Высоцкого, а потом изрёк: «Я — следующий!»

Наверное, во всём свой резон. В молодости худенький и аристократичный Даль был прелестным человеком, с годами обрёл печоринскую резкость, а затем он стал мастером скандалов и провокаций. Шутки становились всё резче, он мог выйти на сцену пьяным — прекрасно при этом играя. Он был слишком раним, жил с обнажёнными нервами, словно существовал без кожи. Для артиста — прекрасно, для человека — невыносимо.

Водка примиряла его с миром, он начинал неуклюже приставать женщинам, и случалось, получал по лицу. С женщинами Далю везло не слишком, однако в этом хрупком человеке ощущалось здоровое мужское начало. Рязанов не взял его на главную роль в «Иронию судьбы» из-за того, что такой человек не мог жить с мамой.

Даля удерживали на этом свете друзья, работа, любящая жена. Однако с друзьями он ссорился, театры бросал, от ролей отказывался, жене приходилось тяжко. С каждым прожитым годом он всё острее чувствовал свою «инородность». Скопил кое-какие деньги, чтобы оставить супруге, и 3 марта 1981 года выпил бутылку водки. Артист был «зашит» от алкоголизма, поэтому смерть не замедлила с приходом.

Те, кто нашёл Даля, утверждали: он лежал с таким радостным и безмятежным лицом, какого у него давно никто не видел.