Александр Лукашенко, победу которого на прошедших 9 августа президентских выборах Запад ставит под сомнение, власть отдавать не спешит. Напротив, он лишь укрепил вертикаль, назначив новое правительство. Подобный шаг может быть как символическим жестом, так и демонстрацией того, что спорно избранный президент намерен оставаться у руля до окончания шестого срока. В любом случае тактика белорусского лидера вновь толкает его в «объятия Кремля»: больше опций у Лукашенко нет.

Незадолго до выборов президент Белоруссии, как казалось, полностью развернулся на Запад. Антироссийская риторика — привычные требования экономических поблажек и внезапные обвинения в попытках вмешательства в национальную политику — демонстрировала сближение с Евросоюзом и США. Более того, Минск и Вашингтон впервые за многие годы договорились о восстановлении полноценных дипломатических отношений на уровне послов. С противоположной стороны также наметилось потепление: глава американского Госдепартамента Майк Помпео в январе 2020 года заявил о готовности «на 100% обеспечить нефтью» республику, ведущую споры с Россией. И эти амбициозные слова уже получили частичное подтверждение — в Белоруссию с начала года прибыли как минимум два танкера с сырьём из США.

Однако ход избирательной кампании в республике и последовавшие за выборами события полностью изменили внешнеполитический расклад. Западные силы, конечно, не признали президентом Светлану Тихановскую, которой оппозиционные экзитполы приписывают до 70% поддержки. Но и Лукашенко, официально выигравший выборы, вновь оказался в «серой зоне». Евросоюз призывает правящий режим отпустить на свободу политзаключённых (под эту категорию попадают почти все задержанные после 9 августа), а Помпео, ещё полгода назад дружелюбно улыбавшийся на встрече с белорусским лидером, говорит о необходимости проведения нового голосования в республике.

Фото: Cezary Kowalski/Global Look Press

На этом фоне Лукашенко идёт на осознанное обострение ситуации. Вместо переговоров с оппозицией и хотя бы попыток реализации «венесуэльского» или «молдавского» сценария (то есть фактическое двоевластие либо прозападный парламент при пророссийском президенте) он демонстративно укрепляет собственную власть. 19 августа стало известно об утверждении главой государства нового состава правительства — значительных перестановок в кабмине нет. При этом Центральная избирательная комиссия заявила, что инаугурация переизбранного лидера состоится в течение двух месяцев.

Точная дата начала шестого срока Лукашенко пока не озвучена: вероятно, белорусская власть рассчитывает на закулисный торг с Западом с возможностью редуцировать внешнеполитическую напряжённость. Впрочем, непонятно, как можно этого добиться, учитывая, что 20 августа Генеральная прокуратура Белоруссии возбудила уголовное дело по факту создания оппозиционного Координационного совета — по статье о захвате власти. К чему это решение приведёт во внутриполитической сфере — вопрос открытый: события последних месяцев показали, что «закручивание гаек» властью вопреки ожиданиям зачастую лишь подстёгивает протестную активность. И показательные «посадки» ведущих оппозиционеров могут вылиться в увеличение числа демонстрантов на улицах.

Фото: Kremlin Pool/Global Look Press

Что же касается внешнего контура, то внутриполитические шаги Лукашенко сужают его собственное пространство для манёвра. Очевидно, что на Западе белорусского лидера уже не примут: роль миротворца в минском переговорном процессе не перевесит данные о фальсификациях на выборах и репрессиях против граждан РБ. В этих условиях у Лукашенко остаётся лишь один путь — вновь попытаться сблизиться с Россией. Проблема для официального Минска заключается в том, что Москва по-прежнему занимает выжидательную позицию, не инициируя диалог с оппозицией, но и не выражая активной поддержки белорусскому президенту.

Лукашенко уже попытался представить своих противников как угрозу союзу РФ и РБ. Но, судя по отсутствию сколь-нибудь значимой реакции Кремля, в России это осталось незамеченным или не было воспринято всерьёз. Заявление Владимира Путина на прямой линии в декабре продемонстрировало: российское руководство не делает больших ставок на интеграцию с Белоруссией. Показателен и тот факт, что российский президент активно обсуждает Лукашенко с западными лидерами, не вставая безоговорочно на его защиту, а предпочитая диалог.

В итоге Батька, стремясь всеми силами удержать власть внутри страны, оказался во внешнеполитическом капкане: на Западе ему снова не доверяют и ситуация подталкивает его к Москве, которая не так уж и жаждет сближения на фоне непредсказуемости белорусского лидера.