На волне усиления евроскептических настроений, угрожающих единству Евросоюза, два «локомотива» ЕС — Берлин и Париж — выражают желание усилить франко-германский тандем. Следуя примеру Шарля де Голля и Конрада Аденауэра, подписавших 22 января 1963 года исторический примирительный договор о возобновлении франко-немецкой дружбы, Эммануэль Макрон и Ангела Меркель взяли на себя обязательство о новом европейском рывке, объявив о решении обновить Елисейский договор в соответствии с вызовами XXI века.

«50 лет назад французы и немцы решились на новый прорыв. Мы тоже хотим этого сегодня», — сказала Ангела Меркель в совместном с Эммануэлем Макроном заявлении-декларации о разработке нового документа. «Мы стремимся к более единой, эффективной, демократической Европе, которая самоутверждается в мире и отстаивает свои ценности», — добавил президент Франции.

Предполагается, что новый Елисейский договор стороны подпишут до конца текущего года. Как отмечает Le Figaro, политический паралич в Берлине, который остался без легитимного правительства после сентябрьских выборов, несколько поколебал эти амбиции и вынудил Макрона замедлить темп. Глава Франции должен запастись терпением, дожидаясь, пока Меркель обретёт большинство и сумеет оказать ему поддержку. Решительный этап на этом пути был пройден в воскресенье: Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) сказала «да» большой коалиции с альянсом ХДС/ХСС во главе с действующим канцлером ФРГ. Если данный процесс продолжится беспрепятственно, Германия сформирует правительство в марте, и тогда Париж и Берлин смогут рассмотреть сложные вопросы и обсудить спорные темы, отмечает Le Figaro.

Не дожидаясь этого, на волне усилий Франции бундестаг и Национальное собрание Франции уже в понедельник решили утвердить символический документ — резолюцию, побуждающую французское и немецкое правительства к «возобновлению Елисейского договора» и к «углублению франко-немецкого партнёрства».

БундестагФото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Emmanuele ContiniБундестаг

Председатель бундестага Вольфганг Шойбле отметил, что укрепление сотрудничества между двумя государствами является предпосылкой для укрепления Европы. При этом, по словам депутата бундестага Андреаса Юнга (ХДС), документ должен не просто обновить существующий договор, который обязывает правительства Франции и Германии более тесно сотрудничать, а отразить «новую политическую приверженность» франко-германскому сотрудничеству. Речь идёт как об углублении экономического сотрудничества, так и о расширении сотрудничества правоохранительных органов и спецслужб.

Лидер правопопулистской партии «Альтернатива для Германии» Александер Гауланд предсказуемо раскритиковал франко-немецкую резолюцию, отметив, что она навязана «сверху»: «Чего не хотел генерал де Голль, так это Соединённых Штатов Европы. Он верил в национальное государство». В свою очередь лидер французского «Национального фронта» Марин Ле Пен назвала договор «воспроизводящим немецкое видение» и «отжившей сентиментальной уловкой».

Елисейский договор о примирении и дружбе считается важной вехой в послевоенной истории Берлина и Парижа. Соглашение, закрепляющее сближение двух государств, превратило бывших заклятых врагов в надёжных партнёров в Европе, отмечает Deutsche Welle. Договор обязал власти Германии и Франции проводить консультации по важным вопросам внешней политики, безопасности, а также в области культуры и молодёжной политики.

Екатерина Тимошенкова, заместитель руководителя Центра германских исследований Института Европы РАН, специально для News.ru:

Фото: youtube.com

К концу июня стороны планируют прояснить все спорные моменты, которые будут касаться прежде всего экономических тем и вопросов формирования общего бюджета. Так, ещё пять лет назад немцы отказались обновлять договор, несмотря на предложение французов с учётом 50-летнего юбилея. Но с приходом к власти Дональда Трампа, миграционным кризисом и усилением евроскептицизма Евросоюз вступил в полосу испытаний, когда решается вопрос, как он будет развиваться. Либо он распадётся на несколько частей, либо это будет разноскоростная интеграция, либо он сумеет мобилизоваться и остаться в прежнем виде. Учитывая все вызовы, Франция и Германия решили всё-таки обновить договор. Плюс — в очередной раз привлечь внимание избирателей и других стран ЕС.

Обновляя договор на данном этапе, стороны также декларируют необходимость гармонизировать многие вопросы, касающиеся налогообложения и предпринимательского права. Если раньше договор предусматривал проведение консультаций по наиболее важным темам, то теперь речь идёт, помимо необходимости развития оборонной и внешнеполитической составляющих, и о подготовке мер для предотвращения нового банковского кризиса. Париж настаивает на создании общего бюджета для еврозоны. У Берлина нет точного ответа на этот вопрос, так как данный шаг потребует от него большего вклада. Но он готов к обсуждению. Обе стороны выступают за усиление тандема, чтобы в случае разноскоростного развития Европы франко-германское сотрудничество не только по-прежнему оставалось мотором европейской интеграции, но и его лидирующая роль не подвергалась сомнению со стороны других участников.

Обновление Елисейского договора выгодно прежде всего французской стороне. Именно она не раз выступала с такой инициативой. Во-первых, документ объективно нуждается в обновлении. Во-вторых, это придаст ускорение развитию кооперации между Францией и Германией. В-третьих, поможет Эммануэлю Макрону презентовать себя общественности в качестве активного и успешного реформатора и подчеркнёт перед избирателями активность главы государства на европейском направлении. Для Германии на данном этапе важно найти компромисс в вопросах, касающихся создания механизмов экономического выравнивания. Получая прибыль от экспорта, она является главной страной, которая выигрывает от существования евро. Обновление Елисейского договора — это в том числе попытка найти компромиссное решение для политической немецкой элиты. И как раз для Макрона и Меркель создание в Германии «большой коалиции» — СДПГ и альянс ХДС/ХСС — большое преимущество, поскольку социал-демократы выступают за более социально ответственную Германию, в отличие от либералов, переговоры с которыми провалились.