Турецкая национальная валюта продолжает устанавливать рекорды падения. Лиру не спасают ни громкие заявления первых лиц страны, ни озвученные Центробанком протекционистские меры. Ухудшающееся финансовое положение Турции и охлаждение турецко-американских отношений делают страну экономически уязвимой перед экспансией Китая, полагают эксперты.

Турецкий регулятор сообщил о принятии экстренных мер по защите финансового рынка, в частности национальные финансовые организации будут обеспечены ликвидностью за счет резервов, сообщает Anadolu. На спасение финансовых структур ЦБ планирует потратить порядка $10,45 млрд. 13 августа лира упала до рекордной отметки в 7,63 за доллар: валюта сохраняет отрицательную динамику несколько месяцев, но последний обвал случился на фоне объявленного 10 августа президентом США Дональдом Трампом повышения импортных пошлин на ввозимые из Турции сталь и алюминий.

Министр финансов Турции и по совместительству зять президента Турции Берат Албайрак объявил, что в стране начинает реализовываться план по спасению нацвалюты, но о подробностях умолчал: «Наши учреждения предпримут необходимые шаги и поделятся объявлениями с рынком». По его словам, инструкции получили банки, предприятия реального сектора экономики, малого и среднего бизнеса. На страницах издания The New York Times президент Реджеп Тайип Эрдоган намекнул, что в случае, если «односторонние действия» со стороны США продолжатся, Турция будет вынуждена искать новых союзников. Спикер Кремля Дмитрий Песков отметил, что Эрдоган не обращался за помощью к президенту Владимиру Путину в связи с американо-турецким кризисом, который ударил по курсу лиры.

Инвесторы ожидали, что в своём последнем заявлении министр финансов озвучит реальные действия по оздоровлению экономики, но конкретики всё-таки было мало, отмечает News.ru проживающий в Анкаре эксперт Российского совета по международным делам Тимур Ахметов: «Министр лишь в очередной раз упомянул о намерении властей придерживаться принципа независимости ЦБ и не вмешиваться в определение процентной ставки, а кризис может перерасти в полноценное бегство капитала, которое окажет существенное влияние на внешнюю политику Турции и на её отношения с Россией и ЕС». Причины экономической нестабильности, считает эксперт, стоит искать не в экономическом положении в Турции, а в действиях и заявлениях властей: «Скорее всего, Анкара сохранит конфронтационную позицию в отношениях с США, что будет и дальше негативно влиять на курс лиры».

Пункт обмена валют, Стамбул, ТурцияФото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Emrah OprukcuПункт обмена валют, Стамбул, Турция

В Кремле заявили, что не исключают перехода на национальную валюту при взаимных расчётах, но сам Эрдоган, видимо, больше надеется на китайскую, а не на российскую экономическую помощь.Турецкий лидер намекал на возможность выпуска так называемых панда-бондов — облигаций, размещаемых иностранными компаниями и банками на внутреннем рынке Китая. Турецкие экономисты пишут о возможном расширении экономического сотрудничества Анкары и Пекина, а недоброжелатели предсказывают превращение страны в «китайскую сатрапию».

Китай сегодня — крупнейший экономический партнёр Турции, двусторонний объём торговли составляет $23 млрд, из которых $20 млрд приходится на импорт китайских товаров, напоминает Ахметов. Кроме того, КНР пытается получить доли в ряде объектов транспортной инфраструктуры, в частности, в морских портах. Цель — привязать Турцию к амбициозному проекту единого экономического пространства OBOR («Один пояс, один путь») и при этом иметь возможность контролировать материальные активы страны, считает Ахметов: «На фоне ухудшающихся отношений с западными партнёрами Турция делает всё больше политических уступок Китаю. Так, в Анкаре в последнее время принято замалчивать о гонениях против уйгуров, хотя раньше Турция активно поддерживала этот тюркский мусульманский народ».

Важный фактор влияния на турецкую экономику — наличие в стране довольно большого количества сирийских беженцев, которых правительство планирует возвращать в районы Сирии, находящиеся под турецким контролем. «Присутствие беженцев, безусловно, усиливает экономическую нестабильность. Кроме того, между местными и сирийцами зачастую вырастает социальное напряжение, — добавляет Ахметов. — В то же время в каждом кризисе можно найти здравое зерно: при дешёвой лире турецкие производители могут легче экспортировать товары в соседние регионы, но тут, конечно, надо говорить о соразмерности рисков и возможностей».