В Минске создан небывалый для современной архитектуры малых форм прецедент. Некий безответственный подросток взял да и дал пощечину ростовому памятнику исторического стража порядка. На его беду мимо проезжал патруль, и современные охранители, оскорбившись за своего бронзового предка, составили на мальца административный протокол да еще заставили извиниться. Причем текст его извинения зафиксирован и в назидание остальным дерзким распространен через информационные агентства.

Притом, что малолетний «хулиган» не причинил памятнику какой-нибудь порчи, не пытался сдать его на металлолом или унести с собой его голову с бакенбардами. Так что наказание он понес, скорее, за символическое неуважение к носителям власти, пусть и бронзовым, подтвердив известный, вошедший в анналы тезис: кто же его посадит, он же памятник! В современной интерпретации: кто ж его оскорбит, он же памятник городовому. Весьма характерно, что никто еще опытным путем не успел проверить, понесет ли ровесник минского беспредельщика наказание, если шмякнет памятник кочегару, пожарному или матери-героине. Или неприкосновенным остается только бронзовый постовой? Мол, у каждой профессии своя гордость. Пусть за кочегара ответ держит кочегар.

Кстати, непонятно, как на расстоянии стражи порядка вообще разглядели, что парень именно дал пощечину истукану, а не погладил его фуражку или на счастье не потер его шеврон? В свете этого возникает перспектива, что представители разных силовых структур, к примеру, начнут очень ревностно следить за тем, какие телодвижения сограждане совершают в отношении памятников их коллегам. Так сказать, бронзовым или гипсовым прародителям. А то ведь взяли манеру тереть все что ни попадя у летчиков, красноармейцев, пограничников. И даже у знаменитых пограничных псов.

Достаточно спуститься в столичную подземку и постоять полчаса у знаменитых статуй скульптора Манизера на «Площади революции». Вот уж где цинизм, так цинизм. При желании можно за пару часов выполнить любой самый суровый план по фиксации административных правонарушений.

Конечно, на фоне разного рода «ленинопадов» и коллективных расправ над статуями деятелей, вдруг ставших неугодными, поступок минского подростка выглядит невинной шалостью. Но важно пресечь подобные поползновения, что называется, на корню. А то ведь завтра такой доступный памятник превратится в аналог знаменитой японской куклы нелюбимого начальника, которую все начнут метелить почем зря. Так что по-своему минские стражи порядка правы. Этим только дай волю!