До выборов президента Украины осталось менее месяца. За борьбой за президентское кресло внимательно следят во всём мире. Основных кандидатов трое, из них два уже давно сложившихся политика — это действующий лидер государства Пётр Порошенко и бывший премьер-министр страны, лидер партии «Батькивщина» Юлия Тимошенко. Третий — актёр Владимир Зеленский, за спиной которого стоит один из богатейших людей Украины Игорь Коломойский.


Зеленский в вопросах общественного мнения опережает прочих кандидатов с отрывом хоть и заметным, но недостаточным для того, чтобы на выборах украинцы смогли обойтись одним туром: согласно опросам , у него 25% голосов, тогда как у Порошенко и Тимошенко — по 15%. Тем не менее, такой высокий рейтинг — загадка для политологов всего мира. Газета Le Figaro 3 марта разместила мнение эксперта, который объяснил успех комика Зеленского в предвыборной борьбе тем, что Порошенко и Тимошенко не оправдали доверия людей, которые, к тому же, в целом разочарованы в выборах как в политическом инструменте.

News.ru выяснил у политолога Александра Дудчака, что же будет на Украине, если к власти действительно придёт комик Зеленский.

— Александр Васильевич, в западной прессе достаточно активно освещают украинские выборы?

— На мой взгляд, СМИ достаточно внимания уделяют выборам на Украине. Это украинские товарищи считают себя новогодней ёлкой и думают, что все должны водить хороводы вокруг них. С их точки зрения, каждый иностранец должен просыпаться с мыслью: «Что ты сделал для Украины вчера и что намерен сделать сегодня?». Украинцам кажется, что о них пишут мало. Но надо учитывать, что в ситуации, когда большинство жителей Вашингтона не знают, что Джорджия — это не только один из штатов США, но и страна в Евразии, то понятно, что Украине уделено внимания столько, сколько нужно.

— Le Figaro, судя по тону публикации, удивлена высокими рейтингами Зеленского. С вашей точки зрения, каковы его шансы на успех?

— Теоретически шансы есть. Как они есть у любой команды, пока не просвистел финальный свисток. Но для Запада всё равно, кто победит на выборах: Зеленский (в скобках — Коломойский), Порошенко или Тимошенко. От перемены мест этих слагаемых сумма не изменится. Самим же украинцам надоели политики-профессионалы, которые уже довели страну до ручки; они бы с радостью проголосовали даже за Верку Сердючку.

Sergey Kovalev/Global Look Press

— В Киеве Игорь КоломойскийИгорь КоломойскийМихаил Маркив/РИА Новости

 Вы всё время говорите «Зеленский — в скобках Коломойский». Давайте представим на минуту, что Зеленский победил на выборах. Очевидно, что он будет марионеткой олигарха. Какую политику станет проводит через него Коломойский?

— Знаете, и Буратино мог поднять руку на папу Карло, когда почувствовал, что он не связан нитями. Зеленский вполне может почувствовать себя после выборов эдаким Буратино без ниточек. На такой вариант, кстати, будет интересно посмотреть. Но это всё чисто гипотетически, конечно. Если, опять же гипотетически, представить, что править будет Коломойский, то население Украины, пожалуй, не почувствует разницы. Всё будет то же самое. Коломойский станет восстанавливать утерянное, хотя нельзя сказать, что он потерял слишком много: ПриватБанк был продан им за такие деньги, это было настолько выгодно, что можно лишь позавидовать — только ради этого стоило затевать переворот на Украине. Я думаю, что будет передел рынков, рейдерский захват, отжим предприятий — Коломойский в этом плане человек опытный, жёсткий, умный, хитрый. Возможно, более прагматичный, чем Порошенко.

— Что-то измениться в отношениях Украины с Донбассом? Какой может стать при Зеленском (Коломойском) ситуация с ДНР и ЛНР?

— Войну остановить сложно, туда вложены слишком большие деньги. Порошенко очень хорошо зарабатывал на этой войне. Не думаю, что у Коломойского есть какие-то интересы зарабатывать на военных действиях. Скорее всего, он предпочтёт статус-кво, какое-то замораживание ситуации. «Большие деньги любят тишину». В его планах, я полагаю, тишина, чтобы делать большие деньги.

В целом любой, кто придёт после Петра Алексеевича, любой НеПорошенко предпочтёт мир. По крайней мере, очень хочется на это надеяться.