Каждый раз, когда территориальный спор между Индией и Пакистаном из-за принадлежности Кашмира перерастает в вооружённый конфликт, в мире вспоминают об угрозе атомной войны. Ядерное оружие есть в арсенале обеих стран, но гипотетически Пакистан может ударить первым — для защиты от более сильной и многочисленной индийской армии. Сможет ли отличающаяся воинственными заявлениями администрация Дональда Трампа перевести новый виток конфликта в дипломатическое русло и не ударит ли обострение индо-пакистанских отношений по основанной по инициативе Китая и России Шанхайской организации сотрудничества — в материале News.ru.


«Во власти иллюзий»

27 февраля премьер-министр Пакистана Имран Хан выступил с официальным обращением в связи с резким ухудшением отношений с Индией и обменом авиаударами. Он заявил, что Исламабад настроен на продолжение мирного диалога с Индией, а военные меры были приняты лишь в ответ на агрессивные действия Дели. Хан призвал индийскую сторону к переговорам и предложил совместно расследовать теракт в Кашмире, который послужил поводом для операции Индии на пакистанской территории. Также глава правительства Исламской Республики обратил внимание, что фондовые рынки обеих стран восстановились после падения, а значит, и инвесторы не верят в полномасштабный конфликт.

«Я снова приглашаю Индию… к диалогу по терроризму. Мы готовы, и я повторюсь — здравый смысл должен восторжествовать. Мы должны решить наши проблемы путём диалога», — подчеркнул премьер Пакистана, но заметил, что Индия «не может быть судьёй, присяжным и палачом», нанося удары по территории Пакистана.

Ранее Индия и Пакистан закрыли воздушное пространство в приграничных областях Кашмира. Также Пакистан приостановил внутренние и международные рейсы в аэропорты Исламабада, Лахора, Мултана, Фейсалабада и Сиалкота, а Индия —  в аэропорт рядом с городом Амритсар. На текущий момент индийская сторона заявляет о сбитом истребителе F-16 ВВС Пакистана, который упал на пакистанской территории. В то же время представитель МИД Индии Равиш Кумар подтвердил потерю индийскими ВВС истребителя МиГ-21 и заявил, что судьба попавшего в плен пилота Абхинандана Вартхамана проясняется. Пакистанская сторона выложила в Интернет фотографии обломков индийского МиГ-21 и видео с допросом взятого в плен лётчика.

Исламабад опровергает информацию о сбитом F-16 и заявляет не об одном, а о двух уничтоженных самолётах ВВС Индии. Одна машина упала на индийской стороне Кашмира, другая — на пакистанской, заявил представитель Вооружённых сил Пакистана Асиф Гафур.

Наблюдатели называют нынешнее обострение самым опасным со времён начала вялотекущей индо-пакистанской войны 1971 года. Конфликт начался после того, как 26 февраля авиация Индии нанесла авиаудар по пакистанской территории, а именно по лагерю радикальной группировки «Джейш-е-Мухаммад» («Армия Мухаммеда»), которая несёт ответственность за кровопролитный теракт 14 февраля. Тогда смертник протаранил автобус, перевозивший бойцов и командиров сил Центрального полицейского резерва Индии. В результате погибло 45 человек, 35 получили ранения. В Дели обвинили в случившемся Исламабад — по словам индийского премьера Нарендры Моди, Пакистан пребывает «во власти иллюзий, думая, что его террористические атаки могут дестабилизировать ситуацию». По сообщению секретаря МИД Индии Виджая Гокхале, ВВС использовали для удара 1000-фунтовые (около 500 кг) бомбы с лазерным наведением. В результате было уничтожено от 200 до 300 боевиков. Налёт, по словам Гокхале, был произведён из-за «нежелания пакистанских властей бороться с терроризмом», а также «из-за подготовки на территории Пакистана боевиков против Индии».

Без ядерной войны

В мире призывают Дели и Исламабад сесть за стол переговоров. Глава МИД КНР Ван И заявил, что Китай «обеспокоен напряжённостью между двумя странами» и готов выступить в качестве посредника в мирном диалоге. Госсекретарь США Майк Помпео позвонил главам внешнеполитических ведомств Индии и Пакистана и призвал стороны «избегать эскалации любой ценой». Спикер Кремля Дмитрий Песков также призвал Исламабад и Дели к сдержанности в связи с пограничным конфликтом — он отметил, что в Москве «пристально следят за ситуацией».

Дмитрий ПесковДмитрий ПесковСергей Булкин/News.ru

Западные эксперты оценивают индо-пакистанский конфликт как серьёзное испытание для администрации Дональда Трампа. По мнению профессора по вопросам мировой политики Школы международных исследований при Университете Джона Хопкинса, старшего научного сотрудника Центра стратегических и бюджетных оценок и Института исследований внешней политики Хэла Брандса, серьёзные дестабилизирующие факторы в этой ситуации — наличие в арсенале Индии и Пакистана ядерного оружия и тот факт, что военная доктрина Пакистана как страны, проигрывающей Индии по численности и оснащению армии, предполагает использование ядерного оружия в ответ на индийскую агрессию. Во время Каргильской войны 1999 года — приграничного индо-пакистанского конфликта в горах Кашмира — администрация Билла Клинтона приложила немалые усилия, чтобы не допустить эскалации вооружённого противостояния, напоминает Брандс в материале Bloomberg. Кроме того, американская дипломатия сыграла решающую роль в недопущении полномасштабного кровопролития после взрыва в парламенте Индии в 2001 году. В способностях администрации Трампа, «имеющей склонность к хаосу и „стрельбе с бедра“», разрешать полномасштабные конфликты между ядерными державами эксперт сомневается.

«Сейчас предстоит выяснить, сможет ли неустойчивая, пустая администрация Трампа предотвратить выход конфликта между двумя противниками, обладающими ядерным оружием, из-под контроля», — заключает Брандс.

Что касается России, то учитывая, что Индия и Пакистан с 2017 года стали полноправными членами Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), перерастание столкновений в полномасштабный конфликт может негативно сказаться на сотрудничестве по вопросам безопасности в рамках структуры. 

Пока индо-пакистанский конфликт никак не сказывается на имидже ШОС, полагает научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Алексей Куприянов.

«Но если отношения между двумя странами будут заморожены более чем на полгода, это может негативно сказаться на деятельности всей организации», — отмечает эксперт в комментарии News.ru.

В то же время Куприянов считает маловероятным перерастание приграничного конфликта в Кашмире в полномасштабную войну.

«Скорее всего, конфликт между Индией и Пакистаном ограничится серией взаимных авиаударов, возможно, артиллерийскими перестрелками и рейдами спецназа. Не следует ожидать каких-то масштабных военных операций, не говоря уже об обмене ядерными ударами», — прогнозирует аналитик.

Вооружённые силы Пакистана гораздо слабее индийских, но и Индия, зная об угрозе ядерного удара со стороны Пакистана, не будет переходить «красную линию» — ставки слишком высоки, добавляет Куприянов. Кроме того, прежние индо-пакистанские войны имели более серьёзные причины и поводы, а сейчас произошёл крупномасштабный теракт, на который Индия просто не могла не ответить. Но вряд ли это серьёзный повод для эскалации — на самом деле, её не хотят ни в Дели, ни в Исламабаде, заключает специалист по Южной Азии.