Россияне давно привыкли заказывать что-то по Интернету из-за границы — от одежды и аксессуаров до лекарственных препаратов. Это просто, быстро, не слишком затратно и законно. Однако насчёт последнего пункта с нами не согласилась бы Дарья Беляева: девушка заказала в Польше антидепрессант бупропион и попала под уголовное преследование. Она страдает шизотипическим расстройством личности и вынуждена принимать психотропные препараты, которых, к тому же, нет в России. Так ли безопасно заказывать лекарства за границей? В юридических коллизиях фармацевтической истории разбирался News.ru.


Против Дарьи Беляевой возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 229.1 УК РФ (контрабанда наркотиков в крупном размере), ей грозит до 20 лет тюрьмы. Девушка попала в поле зрения следователей после того, как посылка с антидепрессантом бупропионом попала на таможню. Сотрудники отправили препарат на экспертизу, которая обнаружила в нём производное наркотика эфедрон — он запрещён в России.

Не запрещён и не разрешён

Адвокат Дарьи Ирина Ручко в разговоре с News.ru рассказала, что в 2016 году бупропион был исключён из реестра лекарственных препаратов по инициативе производителя.

Это было сделано из коммерческих соображений. Однако исключение из реестра не означает, что препарат нельзя применять и употреблять на территории России. И также не означает, что его нельзя заказывать для собственных целей, — говорит адвокат.

Однако, по мнению Ручко, дело здесь не в том, что вещество исключено из реестра, а в результатах экспертизы.

Пресс-служба Уральского таможенного управления

Экспертиза оценила химическую формулу бупропиона как сходную с химической формулой эфедрона, то есть признала бупропион его производным. А эфедрон как раз входит в список запрещённых, — объясняет она.

Юрист утверждает, что эта проблема не ограничивается одним препаратом, она гораздо шире — по большому счёту, в подобное положение может попасть любой человек, который заказывает лекарства из-за границы.

Сложность ситуации заключается в том, что узнать, содержит ли препарат запрещённые вещества или нет, можно только с помощью экспертизы. Потребитель же не знает этого. Он не способен проводить исследование самостоятельно, поэтому попадает в группу риска. В такую ситуацию может попасть каждый, кто заказывает любое незапрещённое вещество из-за границы. Со своей стороны Дарья сделала всё правильно: она проверила списки запрещённых веществ, бупропион в него не входит. Откуда человек знает, какая у него химическая формула? — рассуждает Ручко.

Она считает, что речь здесь идёт о системе законодательства.

Чтобы в принципе исключить подобные казусы, полагаю, следует отказаться от самого понятия «производное наркотического средства», так как производным может быть определено любое сходное по формуле вещество. Люди, приобретающие медицинские препараты, не могут знать о сходности формулы и не имеют возможности провести исследование, — говорит адвокат.

В сложившейся же ситуации Ручко предполагает, что необходимо чётко обозначить статус бупропиона — это поможет больным не попадать в такую ловушку.

Например, внести его в список запрещённых веществ. Тогда больные будут точно знать, что заказывать его нельзя, — считает она.

Однако руководитель Ассоциации содействия развитию аптечной отрасли «Аптечная гильдия» Елена Неволина утверждает, что ситуация чуть сложнее, чем кажется на первый взгляд. Она говорит, что у таможенников нет цели отправлять на проверку каждый препарат, ввозимый из-за границы, а только тот, насчёт которого есть подозрения.

Полагаю, что у сотрудников таможни есть определённый перечень производных наркотических веществ. В данном случае это касалось эфедрона и его производных, они сопоставили одно с другим и направили лекарство на экспертизу, — считает Неволина.

Она добавляет, что таможенники, принимая прибывшую в Россию посылку с лекарством, руководствуются ФЗ-61 «Об обращении лекарственных средств». Документ не предполагает обязательного направления каждого препарата на экспертизу, это происходит при наличии определённых сомнений.

По словам Неволиной, врач, выписавший Дарье рецепт, должен был предупредить, что лекарство отсутствует в реестре разрешённых препаратов, и далее направить девушку за разрешением в Минздрав. Однако она уточняет, что Дарья могла и не обращаться к специалисту.

В такой ситуации врач должен был объяснить пациенту, что для этого препарата нужно разрешение из Минздрава. В свою очередь в Минздраве должны были бы изучить состав препарата и вынести взвешенное решение — это мог быть и отказ. Но если разрешительный документ ей всё же бы выдали, то с таможенным контролем не возникло бы проблем, — поясняет Неволина.

Её позицию подтверждает пункт 3 статьи 47 ФЗ-61.

Допускается ввоз на территорию Российской Федерации конкретной партии незарегистрированных лекарственных средств, предназначенных <...> для оказания медицинской помощи по жизненным показаниям конкретного пациента на основании разрешения, выданного уполномоченным федеральным органом исполнительной власти по заявлениям лиц, указанных в статье 48 настоящего Федерального закона. Рассмотрение такого заявления и принятие решения о выдаче разрешения на ввоз конкретной партии незарегистрированных лекарственных средств либо об отказе в выдаче указанного разрешения производятся в срок, не превышающий пяти рабочих дней, — сказано в документе.

Есть ли жизнь без бупропиона?

Адвокат девушки Ирина Ручко рассказывает, что после вынужденной отмены препарата у больных ухудшается самочувствие.

Julia Pfeifer/imago stock&people/Global Look Press

Развиваются депрессивное состояние, бессонница, деперсонализация личности, хроническое чувство усталости. Например, Дарья рассказывала, что она устаёт, даже когда просто сидит на стуле, — говорит адвокат.

Она утверждает, что у больных есть единственный вариант продолжить лечение — ехать за границу и получать препарат там, так как качественных аналогов у бупропиона нет.

Те лекарства, которые входят в реестр разрешённых, либо имеют страшные побочные эффекты, либо не помогают, — пояснила Ручко.

Руководитель «Аптечной гильдии» Елена Неволина настаивает, что и этот вопрос решается с помощью правильно оформленных документов.

Если пациент принимает дженерик и этот препарат ему не помогает, то он должен пойти к врачу и сказать об этом. Врач должен убедиться, что лекарство действительно не даёт желаемого эффекта, так как часто это лишь субъективное мнение пациента. Только после этого специалист составляет бумагу, где аргументированно объясняет, почему препарат-дженерик не подходит конкретному больному, и направляет её в Минздрав. Там ознакомляются с этим документом и принимают решение, например, что пациент действительно нуждается в оригинальном препарате, и выдают разрешение. Нужно понимать, что здесь всё происходит индивидуально, — говорит она.

Ранее News.ru писал о том, что лекарства, купленные в Интернете, смогут доставлять только фармацевты или врачи.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен