Официальное обнародование связанных с коррупцией данных — дело благое, однако нынешние методы борьбы с этим явлением почти ничего не дают. В этом сходятся опрошенные News.ru эксперты, комментируя доклад Юрия Чайки для Совета Федерации. Генпрокурор РФ сообщил, что материальный ущерб от выявленных коррупционных преступлений в 2018 году вырос с 39,6 млрд до 65,7 млрд рублей. Это на 66% больше, чем в 2017-м.


При этом, отметил Чайка, работа по минимизации последствий коррупции стала эффективнее. Так, в прошлом году прокурорам удалось добиться добровольного возмещения ущерба, изъятия имущества и наложения ареста на сумму 46,5 млрд рублей, по сравнению с 26,5 млрд в 2017-м. Всего за 2018 год проверке подверглась деятельность почти 19 тысяч исполнителей оборонного заказа, а также федеральных структур (МЧС, Роспатент, Федеральное медико-биологическое агентство, ФСИН) и ряда госкорпораций (Роскосмос, Росатом, Концерн «Алмаз-Антей», ОАК, Уралвагонзавод).

Всё больше тайного становится явным

Юрий ЧайкаЮрий ЧайкаKremlin Pool/Global Look Press

Сотрудники прокуратуры раскрыли факты неправомерного распоряжения средствами, завышения стоимости работ, срыва сроков и другие нарушения. В частности, как сообщил Чайка, на предприятиях Роскосмоса и Ростеха похитили более 1,6 млрд рублей, выделенных на модернизацию производства и создание перспективных разработок вооружения. Кроме того, за год выросло число раскрытых коррумпированных сотрудников ФСБ (39 человек), МВД (971) и СК (29). Всего в прошлом году привлекли к ответственности 16 тысяч коррупционеров, в том числе более 10 тысяч должностных лиц.

Ситуация выглядит таким образом, что сейчас наконец-то начали безапелляционно транслировать и не стесняться публиковать сведения о событиях, которые всегда имели место быть в российской экономике. Всё больше информации выводят наружу, — констатирует аналитик «Эксперт Плюс» Кирилл Стариков.

Штрафы и тюремные сроки не работают

По его словам, подобные активные действия могут быть связаны с кадровыми перестановками в правительстве и желанием государства продвинуться вперёд с ныне занимаемых им позиций в глобальной экономике. Это, несомненно, плюс, поскольку увеличивает доверие мирового инвестиционного сообщества к России, поддерживает рост страны в различных рейтингах, например, Doing Business Всемирного Банка.

Если оценивать методы борьбы с коррупцией, то вряд ли с их помощью можно окончательно остановить процессы, которые в стране отлаживались годами. Штрафы или лишение свободы — это временные неудобства, которые будут испытывать участники коррупционных схем. И то не все, — говорит Стариков.

Что касается шума вокруг вокруг государственных Роскосмоса и Ростеха, то собеседник News.ru напоминает: свою роль здесь сыграл, например, аварийный запуск «Союза». Другая причина — факт предложения Ростехом вице-премьеру Дмитрию Рогозину, курирующему военно-промышленный комплекс, рассмотреть вопрос о банкротстве единственного российского производителя БМП — Курганмашзавода, с формулировкой «Исполнение заданий ГОЗ 2018 года требует привлечения дополнительного финансирования в сумме до 16 млрд рублей».

Не секрет, что в обществе складывается попустительское отношение к коррупции: чего только стоит недавняя инициатива Минюста не наказывать чиновников за взятки по «форс-мажорным» обстоятельствам. Почти 16 тысяч коррупционеров взялись не просто так, а благодаря отсутствию контроля со стороны регуляторов, — отмечает эксперт Академии управления финансами и инвестициями Геннадий Николаев.

Можно только догадываться

Rusnano/facebook.com

Разумеется, продолжает он, самыми популярными для мошенников сферами являются те, на развитие которых государство тратит наибольшие средства, например, военная, где в 2018 году выявили ущерб на 7 млрд рублей. Почти комичной кажется Николаеву история Роскосмоса, которому выделили порядка 500 млрд рублей на выполнение федеральных целевых программ. Каким образом в госкорпорации два года не замечали, что их дочерняя компания «РК-Актив» не работает, но выкачивает деньги из бюджета (за два года было потрачено 73 млн рублей), эксперту абсолютно непонятно.

Можно только догадываться об истинном масштабе хищений в такого рода компаниях, происходящих в более скрытой форме, например, в виде завышения итоговой стоимости выполнения работ, — говорит собеседник News.ru.

Понятное дело, резюмирует Николаев, что необходимо бороться с коррупцией более активно и не бояться снимать с должности руководителей госкомпаний, даже если они лояльны действующей власти. Благо большинство из них очевидным образом некомпетентны, что можно понять даже по беглому анализу деятельности таких компаний, как Роскосмос, Ростех и «Роснано».

Если есть деньги, есть и коррупция

Несколько под другим углом смотрит на ситуацию директор информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев. Действительно, констатирует он, коррупция в РФ — едва ли не самая громкая тема. Хотя на самом деле, по мировым меркам, коррупция у нас средняя по своему масштабу. Россия — шестая экономика мира, первое-второе место в Европе, теневой сектор оценивается в $300 млрд.

Деньги в стране есть, а значит, есть и коррупция. Причём я бы не сказал, что коррупция — это негативное явление с точки зрения экономики. Британская империя с высокой коррупцией успешно развивалась, а Османская, где коррупции почти не было, шла к упадку, — рассуждает эксперт.

По его словам, в последние годы власти много делают для борьбы с коррупцией — Улюкаев, Абызов, другие громкие дела. Банк России зачистил много недобросовестных финансовых институтов, которые занимались различными коррупционными схемами. Основная коррупция, шедшая тогда в связке с мошенничеством, в России была в 90-е и начале нулевых, когда делилась бывшая советская собственность и можно было стать олигархом в один день. Самая громкая история — это, конечно, залоговые аукционы. Власть тогда расплатилась ведущими предприятиями с олигархами в обмен на их поддержку Бориса Ельцина на выборах.