USD  62.2934 EUR  72.4659
GOLD1,241 $   Brent72.74 $ Bitcoin6,602.01 $
МОСКВА28°C17:48
ПОИСК ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

Авиабазу Хмеймим атакуют с высоты

Авиабаза Хмеймим ТАСС/Управление пресс-службы и информации Минобороны России/Вадим Гришанкин

Авиабаза Хмеймим

в мире [ версия для печати ]
Почему за обстрелом российских объектов в Сирии необязательно должны стоять «иностранные спецслужбы»

Серия неприятностей с российским военным контингентом в Сирии, начавшаяся 31 декабря 2017 года, продолжается. Минобороны России подтвердило информацию о попытке атаки российских военных объектов на авиабазе Хмеймим и на базе ВМФ в Тартусе с помощью беспилотников, снаряжённых боеприпасами.

По официальной версии, массовая атака беспилотников на Хмеймим и Тартус была произведена в ночь с 5 на 6 января 2018 года. Из 13 участвовавших в налёте дронов семь были уничтожены огнём расчётов ПВО, в то время как управление остальными перехватили российские специалисты из подразделений радиоэлектронной борьбы (РЭБ). Три из этих дронов удалось посадить на землю невредимыми. После изучения захваченных дронов Минобороны сообщило, что при их создании и вооружении использовались недоступные простым боевикам технологии.

«Инженерные решения, использованные террористами при атаке на российские объекты в Сирии, могли быть получены только от одной из стран, обладающих высокими технологическими возможностями по обеспечению спутниковой навигации и дистанционным управлением сбросом профессионально собранных самодельных взрывных устройств (СВУ) в назначенных координатах», — отмечалось в сообщении оборонного ведомства.

Минобороны предупредило, что благодаря помощи из-за рубежа боевики получили возможность наносить удары с больших расстояний, что может быть использовано для совершения терактов «в любой стране».

Несомненно, что радикальные движения имеют возможность использовать беспилотники для атак на гражданские и военные объекты, причём не только в Сирии, но и по всему миру. Но для этого не нужны высокие технологии и иностранные спецслужбы — если только для пропаганды: на гражданском рынке достаточно изделий и компонентов, чтобы самостоятельно собрать или «апгрейдить» существующие модели для нанесения как единичных, так и массированных ударов. Например, «Исламское государство» (запрещённая в РФ организация) это ярко демонстрировало при обороне иракского Мосула, когда беспилотники самолётного типа и квадрокоптеры активно сбрасывали боеприпасы на позиции иракских силовиков и спецназа ряда стран — членов НАТО.

Серия ЧП

Последний день в уходящем 2017 году стал одним из самых неудачных для российских военных в Сирии. Сначала 31 декабря появились сообщения о крушении вертолёта в провинции Хама, а затем поползли слухи об обстреле российской базы. Минобороны РФ хранило молчание и только 3 января, когда на российском авиафоруме назвали имена погибших пилотов вертолёта Ми-24, признало крушение вертолёта в результате технической неисправности. В тот же день «Коммерсант» со ссылкой на военно-дипломатические источники опубликовал статью о том, что в результате атаки боевиками исламистских движений на Хмеймиме было уничтожено четыре фронтовых бомбардировщика Су-24, два истребителя Су-35С, один транспортный самолёт Ан-72 и склад боеприпасов, сдетонировавший после попадания миномётного снаряда.

В обстреле авиабазы нет ничего сверхъестественного, даже если её две недели назад посещал президент России Владимир Путин. Так, во время войны в Афганистане только за первое полугодие 1983 года от обстрелов душманами аэродромов Джелалабад и Кандагар были повреждены на земле три самолёта Су-27, девять вертолётов Ми-24, четыре Ми-8 советской авиации и афганский вертолёт. В 1988 году в результате обстрела аэродрома в Кабуле было сожжено восемь советских самолётов Су-25. В 2007 году иракские повстанцы из миномёта уничтожили один и повредили девять американских вертолётов на базе Таджи на севере Багдада.

Однако молчание российского военного ведомства и признание им потерь постфактум, что в среде военных специалистов трактуется как «размазывание потерь по времени», а также многочисленные сообщения журналистов со ссылками на свои источники в разы увеличили количество слухов и версий произошедшего и посеяли сомнения в официальном объяснении случившегося.

Кроме того, в новогодние праздники инциденты на Хмеймиме продолжились: 4 января два вооружённых самодельных дрона были сбиты над Латакией, и в тот же день военно-транспортный самолёт Ил-76 по непонятным причинам не смог приземлиться на Хмеймиме.

В Минобороны признали факт миномётного обстрела и сообщили о гибели двоих российских военнослужащих, при этом сообщение о «фактическом уничтожении» семи российских военных самолётов на авиабазе Хмеймим назвали «фейком». Ряд российских экспертов выразили уверенность, что диверсионная группа на автомобилях подвезла несколько мобильных советских 82-миллиметровых миномётов 2Б9 «Василёк» и с расстояния 3-4 км обстреляла авиабазу. Орудия легко помещаются в автофургоне, заряжаются кассетами по четыре выстрела и в автоматическом режиме способны стрелять очередями.

TASS/AP Photo/Khalid Mohammed

В Мосуле обнаружены доказательства тестирования беспилотников боевиками ИГ

Диверсанты не раз демонстрировали возможность осуществления терактов в сирийских городах побережья. За охрану подходов к авиабазе также отвечают сирийская армия и различные ополченские формирования, а отсутствие чёткой линии фронта, сложный рельеф местности, коррупция и слабость современных сирийских спецслужб — все эти факторы влияют на безопасность функционирования авиабазы. При этом за обстрелом необязательно стоят радикальные джихадисты. Правительственные войска при поддержке российской авиации продолжают проводить операции против оппозиции в зонах деэскалации, что делает возможным причастность к обстрелу любых повстанческих групп.

Источники большинства российских СМИ в основном дополняют официальную точку зрения про события 31 декабря, полностью ей не противореча. Если коротко, то она сводится к тому, что в последний день уходящего 2017 года было два обстрела, при этом один из них был комбинированным — из миномётов и РСЗО, а другой — атакой беспилотников. Причём атака из миномётов осуществлялась с направления, контролируемого проправительственными силами.

Есть и альтернативные версии произошедшего (также со ссылками на некие источники) вроде: «при обстреле базы поднялась паника и один из автомобилей зацепил стабилизатор Су-24», «во время празднования Нового года произошла случайная детонация боеприпасов» (так, в Латакии в новогоднюю ночь, по всей видимости, при беспорядочной «праздничной» стрельбе был убит один человек и ранено трое). Свою версию выдвинула и суннитская оппозиция, участвующая в переговорах в Астане и предоставившая фотографию якобы документа сирийской разведки о том, что Хмеймим был обстрелян одной из проиранских групп, чтобы «заставить Россию мстить и отстаивать военный путь решения конфликта, а не политический».

История не знает сослагательного наклонения, однако вывод напрашивается сам собой — российским военным давно надо было принять меры по рассредоточению авиации на аэродроме и возведению железобетонных перекрытий и убежищ, которые защитят самолёты, хранилища боеприпасов и топлива от ракетно-бомбового удара, артиллерийского и миномётного обстрела. Но куда важнее военных мер пассивной защиты политические последствия атаки — будут ли они сводиться к поддержанию режима прекращения огня и давлению на своих союзников или только к усилению операций внутри зон деэскалации.

Беспилотные диверсии

Первопроходцем в развитии беспилотных технологий для проведения террористических атак и диверсий (атака на военный объект — всё-таки не теракт, а диверсия) стала японская секта «Аум Синрикё». Она ещё в 1994 году рассматривала вариант распыления зарина с помощью мини-вертолётов на дистанционном управлении. Но идея потерпела неудачу — аппараты разбились на этапе тестирования.

Радикальное «Исламское государство», в отличие от «Хезболлы» и ХАМАС, чьи дроны обычно являются модифицированными версиями аппаратов иранского производства (Тегеран развивает свою беспилотную программу со времён ирано-иракской войны), использовало в основном доступные на Amazon и в других магазинах коммерческие или самодельные беспилотные летательные аппараты. 

Тем самым оно продемонстрировало преобразование легкодоступных технологий в довольно неприятное и даже смертельное для живой силы противника оружие. Так, по данным СМИ, 1 сентября 2017 года от сброшенного беспилотником ИГ боеприпаса на позиции сирийских проправительственных сил погибли россияне — 27-летний Степан Борщев и 26-летний Алексей Гора.

В 2015 году боевики продемонстрировали работу операторов беспилотников в «комнате управления операциями». Утверждалось, что они не только вели разведку для планирования нападения на нефтеперерабатывающий завод в иракском городе Байджи, но и координировали действия групп непосредственно в режиме онлайн, когда они атаковали объект с разных направлений.

В конце 2015 года начали появляться сообщения о том, что ИГ использует беспилотники не только для наблюдения, но и в качестве оружия. Один из первых задокументированных случаев атаки был неудачным — два беспилотника, снаряжённые небольшими зарядами, были сбиты сирийскими курдскими ополченцами в южном Кобани. В Ираке в некоторых «сборочных цехах», обнаруженных силовиками, члены ИГ производили не только воздушные беспилотники, но и дистанционно управляемые колёсные тачанки, заполненные взрывчатым веществом.

Согласно исследованию Международного центра по изучению насильственного экстремизма, эмиром программы беспилотников ИГ (проще говоря, куратором) в начале 2017 года был Мухаммад Ислам — европеец малайзийского происхождения с учёной степенью в области информационных технологий — и его заместитель — выпускник Алеппского университета Яхийа аль-Абдулла 1987 года рождения, специалист в области программного обеспечения. Главный учебный центр по подготовке к управлению БПЛА располагался в городе Ракка, а тренировочные полёты осуществлялись по улицам бывшей неофициальной столицы ИГ. Там существовала хорошо выстроенная система доставки закупленной на гражданском рынке техники и компонентов для сбора взрывчатки (приобреталась через посредников в соседних странах, включая Ливан). После чего дроны оснащались боеприпасами, передавались на испытания и распределялись по отрядам. Кроме того, исламисты в своём «центре» проводили опыты. Так, техники — иорданец Абу Азам и сирийцы Абу Саад и Абу Усама — устанавливали в верхней части ряда разведывательных аппаратов солнечные панели для увеличения продолжительности полётов.

В целом радикальные и оппозиционные группы применяли и продолжают применять только лёгкие, относительно дешёвые и доступные коммерческие аппараты с низкой стоимостью запуска. Комплектующие для коммерческих БПЛА и дронов собственного производства — камеры, основные аппаратно-программные модули и блоки (инерциально-навигационный модуль, модуль автоматического управления) — также легко купить.

При этом, как отмечают технические специалисты, радиус действия БПЛА обусловлен не только продолжительностью полёта, но и дальностью действия канала связи. Если канал связи не важен, то аппарат летит в автономном режиме по заранее запрограммированному маршруту, не передавая ни телеметрии, ни развединформации. В таком случае БПЛА может иметь радиус полёта больше 50 км. Кроме того, если аппарат имеет действительно что-то «высокотехнологичное, а не авиамодельное», то его в разы дешевле собрать за счёт компонентов азиатских поставщиков. Тем более что подобного класса беспилотники воспринимаются как расходуемые материалы.


Читайте также
в мире 11:01, 4 января 2018
В Минобороны РФ назвали фейком данные об уничтожении 7 самолётов в Сирии
Ранее СМИ сообщали об обстреле радикалами российской авиабазы в Хмеймим
происшествия 02:19, 4 января 2018
Боевики обстреляли авиабазу РФ в Сирии
По данным СМИ, Россия могла потерять до семи боевых самолетов
происшествия 15:54, 3 января 2018
Специалисты озвучили причину крушения вертолёта Ми-24 в Сирии
В результате трагического инцидента погибли два пилота, борттехник получил травмы и был эвакуирован
Другие новости
Top