Трудовой конфликт в Анжеро-Судженской городской больнице вспыхнул с приказа главврача Ольги Козловой № 224 (есть в распоряжении редакции). 26 февраля руководитель медучреждения распорядилась сократить более 100 работниц в стационаре и поликлиниках. Санитаркам была предложена должность уборщиц служебных помещений. Большинство согласились, несогласные предпочли бороться. News.ru выяснил подробности противостояния санитарок и властей.


Чем недовольны санитарки

По словам председателя первички межрегионального профсоюза «Действие», младшей медсестры акушерского отделения больницы Марины Агарковой, переход в уборщицы существенно отразится на доходе работниц.

Так, младшие медсёстры, по её словам, сегодня получают 23 тыс., уборщицы — 12 тыс. рублей в месяц. Действительно, должностной оклад уборщицы больницы составляет всего 4950 рублей в месяц. Кроме того, соцгарантии у медиков гораздо выше. Это льготный пенсионный стаж, оплачиваемый отпуск, надбавка за вредные условия труда. Все они будут отменены в случае перевода.

Мы не хотим работать уборщицами. У нас есть сертификаты на младших медсестёр по уходу за больными, — говорит Агаркова.

Однако поддержки у неё немного. Более 90 человек согласились с администрацией и перешли в уборщицы.

Больница — крупнейшее лечебно-профилактическое учреждение города. Она рассчитана почти на 375 коек. В отделениях стационара лечатся более 10 тыс. горожан ежегодно. Массовый исход медперсонала из больницы неминуемо скажется и на правах пациентов. И всё это под разговоры властей об экономии средств и о выполнении майских президентских указов.

Сокращения в Анжеро-Судженской городской больнице составят 111 штатных ставок. Кроме того, сократят 15 ставок санитарок в пяти поликлиниках города, в том числе в детской. В профсоюзе «Действие» сообщили, что с переведёнными в уборщицы руководство учреждения заключает дополнительные соглашения (есть в распоряжении редакции), фактически предложив им менее оплачиваемую должность, но с функцией санитарок.

Мирный протест профсоюза власти города постепенно свели на нет. Сначала санитаркам отказали в пикетировании здания администрации города, затем вынудили провести митинг в семь часов утра на окраине Анжеро-Судженска. Поэтому для защиты своих конституционных прав санитарки вынуждены были начать голодовку.

Вскоре у одной из принимающих участие в акции протеста медсестёр диагностировали гипертонический криз, после чего её увезли в Кемерово. И лишь тогда дело сдвинулось с мёртвой точки. В пятницу в больницу пришёл зампрокурора области Андрей Тимошичев, пообещавший объективно разобраться в ситуации. По рекомендации профсоюза, а также из-за тяжёлого состояния медсестры голодовку пришлось временно прекратить.

Что говорят чиновники

О ситуации в больнице высказался и губернатор Кузбасса Сергей Цивилёв. В пятницу он посетил Анжеро-Судженск и встретился с главврачом Козловой. С санитарками глава региона не разговаривал. По его словам, младший медперсонал учреждения выполнял только уборку помещений и не ухаживал за тяжелобольными людьми.

Никакой угрозы жизни этих людей нет, потому что никто голодовкой не занимается. Это всё просто громкие слова. Один человек из этой группы попал в больницу и находится на лечении. Мы сейчас следим за этим лечением, он в Кемерове. Но у этого человека были проблемы со здоровьем. Сами перенервничали, всех заставили перенервничать, администрация Анжеро-Судженска на 2-3 недели была выбита из работы. Все так переживали по этому поводу, просто выбили всех из работы. Больница выбита из работы. А цена вопроса несколько человек хотят сохранить себе зарплату, не выполняя работу за эту зарплату, приводит слова Цивилёва «Газета Кемерова».

В администрации города News.ru рассказали, что сегодня трудовой спор рассматривают Гострудинспекция и прокуратура. Пока заключений надзорных органов нет.

Размер заработной платы медработников не в нашей компетенции. По словам самих санитарок, он составляет от 20 до 27 тысяч рублей. Примерно такую же (в зависимости от стажа, нагрузки, праздничных, ночных) им обещают при переводе. На сегодняшний день никого не сократили и никто не уволился. Идёт согласование переводов. Официальных заявлений о голодовке в администрацию городского округа не поступало, — рассказала представитель администрации города Валентина Вяткина.

Власти отрицают сам факт голодовки.

По моим источникам, девушки в квартире, где собирались проводить голодовку, по большей части не находятся. У них свободный режим. Можно ли считать это голодовкой?! Не уверена, — сообщила она.

О чём чиновники молчат

Администрация больницы при сокращении руководствуется письмом Минздрава РФ от 7 февраля 2018 года № 16-3/10/2-705 «О переводе лиц из числа младшего медперсонала медорганизаций в уборщики служебных помещений, в том числе с сохранением трудовых функций полностью или частично по должности «санитар». В документе сказано, что такие уборщицы могут обслуживать служебные помещения (ими, вероятно, могут быть и процедурные, и операционные палаты), проводить сбор и транспортировку отходов (возможно, медицинских).

Сергей Булкин/News.ru

С точки зрения администрации горбольницы всё верно. Однако на деле это грубо противоречит федеральному профстандарту «Младший медицинский персонал» (приказ Минздрава от 20 декабря 2012 года № 1173 «Об утверждении Номенклатуры должностей медицинских работников и фармацевтических работников»).

Согласно нормативно-правовому акту, санитарка занимается содержанием палат, спецкабинетов, перемещением материальных объектов, медотходов и т.д. В то же время по закону РФ в обязанности уборщицы (в том числе служебных помещений) входит только уборка кабинетов, коридоров, лестничных клеток и санузлов. Общее между ними то, что санитарка убирает помещения медорганизаций, а уборщица — служебные.

У органов исполнительной власти некая новация считать письма Минздрава нормативными правовыми актами, это грубейшее нарушение. Приказ главврача должен быть основан на конституции, законах, подзаконных нормативных актах, в том числе приказах Минздрава, но никак не на письмах и распоряжениях. Это решение может быть обжаловано в суде, и судья обязан встать на сторону заявителя, потому что это не нормативно-правовой акт, а отсебятина, — рассказал адвокат правового центра «Человек и Закон» Дмитрий Панфилов.

По закону уборщица не может заниматься своими профобязанностями в медицинской палате. Работа в палатах и отделениях предполагает санитарно-эпидемиологические мероприятия, а в обязанности уборщицы входит только соблюдение гигиены, говорит он.

Две эти должности не могут быть совмещены. Уборщица не может работать в палатах, выполняя функцию санитарки. Это попытка руководителей снизить фонд заработной платы, способ нарушения прав работника на основании письма Минздрава, — уверен Панфилов.

По словам борющихся санитарок, медучреждение неминуемо столкнётся с нехваткой работников.

В Совете по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ, куда написали санитарки, их поддержали. 26 апреля председатель постоянной комиссии по трудовым и пенсионным правам, президент КТР Борис Кравченко и председатель Экспертного совета по правозащитному образованию и гражданскому просвещению Анита Соболева направили главе области Сергею Цивилёву обращение, выразив тревогу по поводу голодовки.

Кравченко и Соболева заявили об отсутствии реакции со стороны надзорных органов, прокуратуры, Росздравнадзора, Роструда, куда были отправлены жалобы со стороны санитарок ещё в конце марта. Более того, по словам Совета, работодатель вовремя не предоставил профсоюзу запрошенные документы, осложнив защиту их интересов.

Ещё в марте в прокуратуру Кемеровской области от городского профкома было направлено письмо, аргументирующее незаконность приказа Козловой. Обращение спустилось на городской уровень, и дело затихло. В профсоюзе уверены, что проверка прокуратуры выявит нарушения прав санитарок и пациентов.

Голодовка может быть продолжена

Младшая медсестра Агаркова сообщила, что первичка готова возобновить голодовку, если противозаконное давление на её семью и угрозы в отношении коллег не будут прекращены.

Моего брата Андрея, который работает на предприятии «Каскад-Энерго», вызвал директор и предложил поговорить со мной, чтобы я отступила, то есть вышла из профсоюза «Действие» и согласилась с переводом в уборщицы, — пишет Агаркова в социальной сети «ВКонтакте». — Также он намекнул, что брата могут уволить. Ему было сказано: подумай, если ты лишишься работы, как будешь содержать свою семью?

По мнению Агарковой, чиновники и руководство больницы понимают, что действуют незаконно, и поэтому при помощи давления пытаются заставить её согласиться на перевод в уборщицы.

Голодовка — это эффектный, а иногда и эффективный способ привлечения внимания к вопросу, но не стоит забывать, что согласно действующему трудовому законодательству РФ, у споров, связанных с сокращением, специальный срок для защиты прав три месяца с момента, когда работникам стало известно о переводе, сокращении, — сообщил юрист Иван Кучин.

Alexander Legky/Russian Look/Global Look Press

Руководитель судебной практики Центра правовых услуг «Регус» Александр Желватых уверен, что права санитарок были нарушены.

Уборка медицинских помещений является специализированным видом трудовой деятельности, поэтому нормативно устанавливаются дополнительные требования к квалификации сотрудников. Поэтому, на мой взгляд, приказ главврача не соответствует положениям письма Минздрава от 07.02.2018 № 16-3/10/2-705, — говорит он.

По его мнению, приказ также не соответствует Порядку оказания медпомощи населению по профилю «онкология». Так как по нормативам отделений онкодиспансера для уборки рекомендованы санитары.

Полагаю, что в данном случае налицо желание главврача сэкономить бюджет, воспользовавшись пробелом в Трудовом кодексе РФ в части отсутствия чётких критериев сокращения с угрозой массового увольнения. К сожалению, это может привести к снижению качества оказания медицинских услуг, поэтому к проверке нужно привлекать как можно больше профильных ведомств, а также контролирующих органов, таких как Минздрав, трудовую инспекцию и прокуратуру, — уверен Желватых.

В Минздраве запрос News.ru по данной проблеме оставили без ответа.