Россия теряет шанс импортозаместить картофель фри в сетях общепита и остаётся в сильной зависимости от европейских поставщиков. В стране нет ни рынка собственных семян, ни оборудования. В ближайшие годы ситуация не изменится, выяснил News.ru.


Страна проигрывает войну импортной картошке

Картофель фри — один из наиболее популярных продуктов общепита. Но доля его поставок со стороны отечественных производителей в рестораны быстрого питания минимальна. В 2014 году после вступления в силу контрсанкций профильные министерства и бизнес оказались не готовы к организации переработки фри. Так Россия упустила шанс отказаться от иностранного клубня.

Первые госпрограммы Минсельхоза появились, когда стала понятна степень зависимости государства по чипсам и фри. За десятилетия простоя страна утратила технологии машиностроения в пищепроме, семеноводстве и селекции, выращивании и переработке.

Импортозамещение культуры должно начинаться с семян, объясняет завсектором генетики Всероссийского НИИ картофельного хозяйства имени Лорха Алексей Мелёшин. Именно высокоурожайные сорта обеспечивают продукту успех на рынке.

Об отрасли вспомнили полтора года назад, когда признали провал с отечественными семенами картофеля для чипсов и фри. Семенной материал новых сортов требует минимум 4-5 лет до выхода на рынок, как сырьё, когда мы сможем жарить свой фри, — говорит Мелёшин.

Martin Schutt/dpa/Global Look Press

Два года назад Минсельхоз РФ запустил подпрограмму «Развитие селекции и семеноводства картофеля» на 2017–2025 годы. Она призвана дать толчок отрасли и выйти к 2025 году на паритет с импортным материалом. Однако этих мер явно недостаточно, замечает эксперт.

Сначала господдержка касалась всего, что есть в российском Государственном реестре селекционных достижений, допущенных к использованию, несмотря на то, что в нём большая часть семян — импорт. Нам потребовалось около пяти лет, чтобы до чиновников дошло: есть семенной материал сортов российской селекции, есть условно наш (импортные семена, размножаемые в РФ) и, наконец, материал из-за рубежа, — говорит эксперт.

Сегодня иностранным компаниям, по сути, сложно и нецелесообразно заниматься селекцией на территории РФ, но при этом государство не создаёт ни новых школ, ни фабрик. В наукоградах и институтах появляются лаборатории, но чтобы обучить специалистов, нужны время и ресурсы.

У нас нет ни одного государственного завода по переработке. То же самое в семеноводстве. Тоже самое в семеноводстве. Крупные мировые игроки в отрасли — частные. А бизнес привык работать с бизнесом, — говорит Мелёшин. — Нужна конкурентная среда для таких компаний. В РФ сегодня этот сектор фактически задушен. Если мы прекратим поддержку госинститутов, то упадём.

Практически всей селекцией в стране заняты госинституты, а для бизнеса в регионах испытания затруднены. С августа прошлого года частники вынуждены платить значительные суммы за тесты. Так, в Центральном регионе такая процедура для одного сорта картофеля составляет 600 тыс. рублей, затраты выросли в 100 раз.

Мы почти ничего не делаем сами. Российским производителям фри придётся начинать с нуля. Оборудования у нас нет. Придётся закупать в Европе или Китае. А значит, мы всегда будем отставать. Передовые разработки они будут использовать у себя, а нам предлагать б/у или старые технологии. Чтобы наши сорта покупали, нужны госинвестиции в производство и разработку новых продуктов. Но первые результаты будут через 5–10 лет. А конкурировать на нашем рынке мы сможем через 8–10, — отмечает Мелёшин.

Импортозамещение не всерьёз

Gary K. Smith/Arco Images/Global Look Press

Схемы, которые сделали Россию «картофельной колонией», работают до сих пор. Так, если отечественное предприятие покупает сорт в ЕС, то фактически не сможет получить хороший урожай без средств химзащиты растений и сельхозтехники из той же страны или от партнёров корпорации. Другими словами, когда российская компания закупает технику, поставщики всегда советуют свои, местные сорта для хрустящего картофеля или иного продукта с которыми работают на протяжении десятилетий. Такие компании дают гарантию, что при использовании их семян будет урожай, а при выращивании на российских – нет.

Ещё один способ предполагает закупки семенного иностранного продукта под видом товарного (т.н. серая схема, когда по бумагам проходит другой товар). И, наконец, выращивание импортного клубня на территории РФ, выдавая его за местный. Всё это привело к тому, что в наших супермаркетах почти весь картофель, по сути, иностранный.

Европейские компании в РФ интересуют лишь генетические ресурсы для создания собственных сортов. Как правило, ведущие сети быстрого питания — американские или европейские и, во-первых, поддерживают своих поставщиков, а во-вторых, местный бизнес не высаживает нужных объёмов семенного материала. Так, лидеры на рынке хрустящего картофеля в России PepsiCo пока инвестируют в семеноводство европейских сортов и требуют 100–300 тонн для жарки для более детальных испытаний. Но как это сделать, если, по оценкам экспертов, поддержка производителей высокоурожайных семян в ЕС составляет €500 на гектар, а в стране — 1 тыс. рублей?

В Европе не менее 50% собранных корнеплодов идёт на переработку, причём в Бельгии — более 80%, отмечает исполнительный директор Картофельного союза Алексей Красильников.

Крахмальная переработка угроблена, — признался собеседник. — Бывшие заводы по разным причинам перешли на зерно, пшеницу и кукурузу. Крахмал в стране сегодня производится лишь на 2-3 предприятиях в небольшом объёме. На сырьё перерабатывается только 228 тыс. тонн. Около 0,5 млн тонн переработки идёт на чипсы.

Эксперты отмечают, что инвестиции в переработку затруднены барьерами. Прежде всего это высокая стоимость строительства, подключение к инфраструктуре и сертификация.

Сергей Лантюхов/News.ru

Завлабораторией картофеля Пермского НИИ сельского хозяйства Николай Чухланцев указывает на неразвитость индустрии фри в стране, отмечая популярность традиционных блюд.

Во-первых, для готовки этого блюда нужна фритюрница. Она есть не у всех. А во-вторых, бизнес не идёт в переработку. Сорта для возделывания картофеля фри в РФ есть. Его можно выращивать в любых климатических зонах, только вкус будет отличаться. Но сегодня такой продукт проще купить в супермаркете, чем выращивать. В России это узкоспециализированный товар. Нам сегодня более актуальны семена. Нужно перебить европейские отечественными, а потом заниматься другими направлениями, — сетует эксперт.

Попытка пожарить фри в РФ

Те производители, что пытаются создать совместные предприятия на территории России по производству фри, открыто признают, что используют иностранные сорта картошки. Так, например, речь идёт о голландском сорте «инноватор». Выведенный в 1990-х годах в Нидерландах, с 2000-х он числится в реестре селекционных достижений в РФ.

Иностранные компании лоббируют свои интересы, и если увидят конкурента, то будут прагматично «давить» свой бизнес на нашу территорию. Не разрешат поставку семян, будут завозить товарный [продукт], — убеждён Мелёшин.

В торговой цепочке Россия — конечный потребитель, вся прибыль уходит на Запад. По сути, в чипсы и фри заложена цена на исходные семена и сырьё. А отечественное сети брать не будут, полагают эксперты и будут до последнего упираться, чтобы держать свои звенья поставок. А если их товар не пойдёт через Европу, то пойдёт через Афганистан, Иран или Турцию, заключают эксперты.