В Сочи прошли очередные переговоры президентов России и Белоруссии — уже третьи с декабря прошлого года. К встрече Владимир Путин и Александр Лукашенко подошли с обширной повесткой: от нерешённых вопросов продажи энергоресурсов до проблем интеграции в рамках Союзного государства. Белорусский лидер, поднимавший в последнее время ставки в двусторонних отношениях, на переговорах проявлял сдержанность. Его нарастающая критика в адрес РФ не вынудила Кремль на уступки, но некоторые плоды всё же принесла.


Декабрьская встреча двух лидеров, приуроченная к годовщине подписания договора о создании Союзного государства, окончилась, по сути, ничем. Стороны согласовали несколько дорожных карт по интеграции, но основной цели, а именно экономических уступок от России в вопросах поставок энергоресурсов, Лукашенко так и не смог добиться. Не принесла прорывов и беседа президентов в Санкт-Петербурге 20 декабря. В этой связи к переговорам 7 февраля Минск решил подойти с относительно сильных позиций, а именно — заблаговременно заручившись поддержкой — хотя бы декларативной — со стороны Запада. В январе в Белоруссию прибыла пробная партия нефти из Норвегии, а посетивший республику госсекретарь США Майкл Помпео в ходе своего «исторического визита» пообещал полностью обеспечить страну чёрным золотом.

Александр Лукашенко и Владимир ПутинАлександр Лукашенко и Владимир Путинkremlin.ru

Россия, несмотря на демонстративное взвинчивание Лукашенко ставок, достаточно сдержанно реагирует на его сближение с западными партнёрами. Позиция Кремля вполне объяснима: российские власти понимают, что реальных альтернатив у Белоруссии немного, и даже закупки нефти у США обойдутся республике дороже, чем те «переплаты», в которых Минск регулярно обвиняет Москву.

Осознаёт это, по всей видимости, и сам Лукашенко. Позволяя себе резкие высказывания из своей страны, на официальных переговорах в РФ президент проявляет умеренность и неизменно подчёркивает важность двусторонних связей и их прочность. Показателен и тот факт, что на сочинскую встречу белорусский лидер прибыл заранее, ещё вечером 6 февраля.

Мы действительно о многом поговорили, дошли до глубины седых времён нашей совместной жизни в одном государстве, обсудили много исторических дат и моментов, — заявил Лукашенко 7 февраля после полуторачасовой беседы с Путиным.

«Ностальгический» разговор было решено продолжить обсуждением актуальных проблем — после прибытия из Москвы делегации, которая не смогла своевременно вылететь из-за погодных условий. Позже переговоры были прерваны на хоккейный матч с участием обоих президентов, сыгравших в одной команде и по традиции выступивших на позициях нападающих. После игры встреча лидеров в «краснополянском формате» возобновилась — уже в расширенном составе.

По результатам заместитель главы администрации президента РФ Дмитрий Козак дежурно заявил, что переговоры прошли в позитивном ключе, стороны продолжат консультации по интеграции. Но затем добавил самое важное: Москва и Минск договорились о поставках газа на 2020 год на условиях 2019-го.

Предоставление скидок Белоруссии на нефть потребовало бы введения госрегулирования поставок нефти, — добавил замглавы администрации президента РФ.

Как и в случае провальных декабрьских переговоров, Лукашенко уехал из Сочи без заявлений для прессы — даже игра в хоккей в одной команде с Путиным не помогла ему продавить свою позицию.

president.gov.by

То есть, хотя Лукашенко и пытался балансировать между «несгибаемой» позицией в отношениях с Россией и декларациями о прочном союзе двух стран, критика в адрес Москвы не принесла Минску желаемых экономических уступок. Но зато маневрирование сказывается на другом. Белорусская аналитическая мастерская Андрея Вардомацкого в преддверии переговоров провела социологический опрос, по итогам которого выяснилось, что число граждан РБ, поддерживающих идею Союзного государства с РФ, за прошлый год серьёзно сократилось. Если в начале 2019-го за союз с Россией выступали 63,9% респондентов, то к декабрю их доля составила лишь 40,4%. Симптоматично, что за этот же период значительно вырос процент сторонников вступления в ЕС — с 20,2% до 32%. Такие данные весьма тревожны для Лукашенко, который готовится к новому президентскому сроку, ведь одно дело — демонстративный крен на Запад с целью «выторговать» лучшие условия у Москвы, и совсем другое — усиление проевропейских настроений среди белорусского электората, явно спровоцированное, помимо прочего, и заявлениями самого лидера.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен