В последнее время драгоценное мировое сообщество, в едином порыве сплотившееся вокруг Украины, чтобы дать решительный отпор «российской угрозе», всё больше разочаровывает Киев. Стоит ли напоминать, как тяжело далось политикам этой передовой европейской державы возвращение «агрессора» и «оккупанта» в Парламентскую ассамблею Совета Европы. А тут новая зрада: Эммануэль Макрон и Дональд Трамп, судя по всему, договорились постараться восстановить переговорный формат G8, вернув в него Россию.


Напомним, наша страна была изгнана из этого «элитного клуба» после того, как жители Крыма решили, что жить в постмайданной Украине не желают, и проголосовали на референдуме за переход в состав России. Заодно нас ещё и обвинили в том, что Киев решил убедить Донбасс строить прекрасную Украину будущего вместе, применив артиллерию и военную авиацию по сепаратистскому региону. Прошло пять лет, Крым всё ещё российский, и никаких предпосылок для того, чтобы в обозримом будущем этот статус изменился, не видно. Война в Донбассе не закончилась, хотя остановить её своим избирателям обещали и Пётр Порошенко в 2014 году, и Владимир Зеленский — совсем недавно. Таким образом, никакие значимые факторы не изменились, но объективная реальность заставляет прекращать комедию с «политической изоляцией Москвы» и возвращать Россию на переговорные площадки.

Christophe Gateau/dpa/Global Look Press

Конечно, такое понижение собственной значимости больно бьёт по самооценке политиков «восточного форпоста Европы». Особенно когда даже лояльный Макрон перестаёт называть конфликт в Донбассе «войной» и начинает говорить об «украинском кризисе».

Всё это понятно, но тем не менее реакция Зеленского превзошла все ожидания: он решил повысить ставки и начал диктовать Западу свои условия, заявив, что Россия может снова стать членом «Большой восьмёрки», если вернёт Украине Крым, прекратит боевые действия в Донбассе и освободит из российских тюрем украинских граждан.

Интересно, кому он решил диктовать свою несгибаемую волю?

Трампу, который пришёл в ярость, когда Дания отказалась продавать ему кусок своей земли? Меркель, которая уже присматривает местечко для жизни вне политики? Премьеру Японии Синдзо Абэ, который обещал своим избирателям заключить с Россией мирный договор до истечения срока своих полномочий? Я уж не говорю, что на деле статус Украины как государства, если говорить о её экономическом и политическом влиянии, ничтожен. Может быть, Игорь Коломойский и убедил Зеленского, что тот выдающийся стратег и политик, но вряд ли эту точку зрения в полной мере разделяют лидеры действительно значимых мировых держав.

Собственно, критический разрыв между украинским восприятием мира и реальным положением дел неизбежно будет и дальше отталкивать от себя политиков, предпочитающих прагматический метод ведения дел, а не борьбу за весьма размытые и вольно трактуемые идеалы «революции достоинства». И когда европейцы неизбежно начнут отменять санкционные пакеты, руководствуясь собственными соображениями о выгоде и выстраиванием взаимодействия на континенте, этот разрыв принесёт политикам в Киеве ещё много неприятных мгновений. И, надеюсь, однажды они наберутся сил оглядеться вокруг и принять мир таким, какой он есть на самом деле.