Американская компания Netflix производит фильмы и сериалы с 1997 года, в прошлом году у неё было 126 премьер — больше, чем у кого-либо в мире. Один из самых успешных проектов Netflix — сериал «Нарко», рассказывающий о знаменитом колумбийском наркобароне Пабло Эскобаре. Вышло уже три сезона, тут-то у Netflix и начались проблемы.


Главную проблему Netflix зовут Роберто Эскобар Гавирия — он старший брат покойного Пабло. Когда-то Роберто вёл жизнь порядочного человека, был инженером-химиком и талантливым спортсменом, прекрасным профессиональным велосипедистом, завоевавшим множество наград, позже — тренером молодёжной сборной Колумбии по велоспорту. Со всем этим покончил его младший брат.


Бухгалтер мафии

В 20 лет Пабло Эскобар сколотил банду, в 22 года впервые похитил и убил человека. Всего через пару лет он стал первым наркодельцом Колумбии, а ещё через три года создал Медельинский картель: к этому времени Пабло контролировал 80 процентов оборота наркотиков в США. Эскобар ввёл в широкий оборот сменивший марихуану кокаин и был так могуществен и богат, что оказался некоронованным королём Колумбии. Его старший брат к этому времени давно махнул рукой на честную жизнь и стал главным финансистом наркокартеля.

Пабло Эскобар рвался к власти. Зарабатывая популярность, он строил бесплатные дома для бедняков, приказывал убивать прокуроров и судей, взрывал рейсовые самолёты, в которых могли лететь его враги. Позже он сидел в выстроенной им самим роскошной тюрьме с джакузи и футбольным полем. Туда к нему привозили женщин, там пытали и убивали его противников — всё это время старший брат был рядом. После гибели застреленного во время ареста Пабло его старший брат оказался за решёткой. В тюрьму ему прислали письмо со взрывчаткой, после того как она сработала, он потерял глаз и частично слух.


Дай миллиард!

Освободившись, Роберто стал хранителем семейной памяти: он руководит музеем имени Пабло Эскобара, расположившимся в бывшем поместье наркобарона. Все имена бывших глав Медельинского картеля, имя брата и даже название будущего сериала Netflix, которого тогда не было и в проекте («Нарко» — «Барыга»), предусмотрительный Роберто зарегистрировал на себя как принадлежащие ему торговые марки.

Впервые Роберто Эскобар проверил Netflix на прочность, когда в производство пошёл первый сезон сериала: он попросил, чтобы все снятые эпизоды сперва показывали ему. Компания отказала. Эскобар промолчал и начал ждать и присматриваться: сериал оказался очень успешным. Когда его продлили на четвёртый сезон, он потребовал у Netflix миллиард долларов. Юристы Эскобара говорят, что если компания откажется, он закроет сериал. Всё будет по закону, у него есть на это право...


Закон и пистолет

Но Роберто Эскобар полагается не только на закон, но и на пистолет. Несколько дней назад ассистент продюсера сериала, подыскивавший подходящую для съёмок натуру в Мексике, был убит неизвестными. После этого Роберто произнёс речь, достойную его покойного брата:

— ...Если у тебя есть мозги, тебе не обязательно пользоваться оружием. Если их нет, то да. Netflix стоит обзавестись киллерами для своих людей в качестве меры безопасности. Я не играю с этими людьми. У них в Кремниевой долине есть телефоны и разные другие штуки. Но они не знают жизни и никогда не смогут выжить в джунглях Медельина или Колумбии. А я сделал это. Матерям этих людей стоило оставить их в своих утробах...

Другие родственники покойного Пабло Эскобара стыдятся своей семьи, ворошить былое они боятся. Его вдова сменила имя и укрылась в Аргентине, сын попросил прощения у тех, кого убил его отец, а заодно и у всех остальных колумбийцев, дочь спряталась так, что с 2000 года о ней ничего не известно. Но Роберто Эскобар не избегает демонов прошлого, и будущее сериала «Нарко» находится под большим вопросом.


Любовь Пабло Эскобара

Пабло Эскобар любил людей искусства. Наркобарон часто им помогал, к тому же он заводил романы с актрисами. Его второй, гражданской женой стала телеведущая, фотомодель и популярная в Колумбии актриса Вирхиния Вальехо. Эта связь не принесла ей счастья: после гибели Эскобара артистическая и медийная карьера Вирхинии рухнула. У многих других звёзд также были непростые отношения с мафией.

Wikipedia


Фрэнк Синатра

Фрэнк Синатра считался любимцем американских гангстеров времён сухого закона. Синатра послужил прототипом Джонни Фонтейна, любимого певца мафии, крёстного сына Дона Вито Корлеоне из «Крёстного отца» Марио Пьюзо. Благодаря протекции мафии Синатра получил принёсшую ему «Оскар» роль в фильме «Отныне и вовеки веков».

Wikipedia


Стивен Сигал

Продюсер Стивена Сигала Джулиус Нассо был связан с нью-йоркским мафиозным кланом Гамбино. Когда Сигал отказался сниматься в нескольких продюсируемых Нассо фильмах и под влиянием своего духовного наставника-буддиста сократил количество драк в других, Нассо натравил на него мафию. Бандиты потребовали у Сигала компенсацию в 700 тысяч долларов. Тот взял время на раздумье и обратился в полицию. 11 членов клана получили от 3 до 8 лет тюрьмы.

Wikipedia


Арчил Гомиашвили

Арчил Гомиашвили и сам нарушал Уголовный кодекс, он несколько раз сидел за хулиганство и воровство. По одному из дел вместе с ним проходил знаменитый Джаба Иоселиани, будущий вор в законе, в девяностые едва не ставший правителем Грузии. Когда Гомиашвили стал бизнесменом и разбогател, в его клубе «Золотой Остап» любила собираться московская мафия.

Wikipedia


Иосиф Кобзон

У Иосифа Кобзона очень много друзей, к нему хорошо относятся самые разные люди. Ему случалось помогать и тем, кто не в ладах с законом. Но эти отношения не всегда оказывались гладкими, и однажды, в девяностые годы, Кобзон всерьёз опасался покушения и окружил себя надёжной охраной.

Wikipedia