Решение Центральной избирательной комиссии Белоруссии о недопуске Виктора Бабарико к президентским выборам не осталось без последствий. Десятки жителей белорусских городов вышли на стихийные митинги протеста: только в столице республики было задержано более 200 человек. Общественная активность в стране в целом нарастает с конца прошлого года, что многие расценивают как свидетельство кризиса власти. Однако, учитывая прошлый опыт и достаточно жёсткие методы президента РБ Александра Лукашенко по подавлению инакомыслия, перспективы протестного движения под вопросом.


Претензий у белорусов к действующему главе государства накопилось достаточно. Уже с декабря 2019-го, когда Москва и Минск отмечали 20-летие договора о Союзном государстве, на улицы Белоруссии под лозунгами «Интеграция — это оккупация!» выходили противники сближения двух стран. Акции были относительно малочисленными, но резонансными: для наблюдателей было важно не столько количество демонстрантов, сколько сам факт их появления, с учётом прошлого опыта.

На протяжении своего пребывания во главе государства Лукашенко систематически и достаточно жёстко, по международным оценкам, подавлял протестные настроения. Если ещё 10 лет назад после президентских выборов в Минске состоялась массовая манифестация, собравшая, по некоторым данным, до 40 тысяч человек, то уже в 2015-м в аналогичной акции участвовало лишь несколько сотен: своё дело сделала ставка властей на силовой аппарат.

В этом контексте нарастание протестной активности выглядит важным симптомом кризиса власти. Предыдущие демонстрации были связаны, как правило, именно с выборами. В последние месяцы к требованиям выходящих на улицы людей о честном и прозрачном голосовании добавились и иные. Во многом рост недовольства правлением Лукашенко связан, в частности, с пандемией коронавируса. Белорусский лидер долгое время отрицал реальную опасность COVID-19 (в более мягкой форме он делает это и сейчас, предлагая, например, лечиться мёдом), и даже когда эпидемия охватила страну, не стал вводить жёсткие ограничения. Свою позицию Лукашенко мотивирует, в первую очередь, экономическими соображениями: любое подобие карантина приведёт к простою промышленности и серьёзным финансовым издержкам. Но и этот довод выглядит в случае с Белоруссией не слишком убедительным — даже без введения ограничений экономика страны оказалась в сложной ситуации, а Минск вынужден был запросить у международных кредиторов более $2 млрд. При этом деньги в полном объёме республика до сих пор не получила.

Неудивительно, что отказ Центральной избирательной комиссии (ЦИК) Белоруссии в регистрации бывшего главы Белгазпромбанка Виктора Бабарико кандидатом в президенты лишь усилил протестные настроения. Вечером 14 июля, в день заседания ЦИК, на улицы белорусских городов вышли десятки людей, требующих допустить до выборов не только экс-банкира, но другого соперника Лукашенко — Валерия Цепкало, которого «сняли» с гонки ещё на стадии одобрения подписей. В ходе акций только в Минске было задержано более 200 человек (треть из них были вскоре отпущены на свободу). Белорусские СМИ сообщают, что сотрудники ОМОНа и офицеры в штатском не стеснялись в средствах при разгоне демонстраций, избивая протестующих дубинками и пиная ногами.

AP/TASS

Несмотря на такие жёсткие действия правоохранителей, некоторые эксперты считают, что на сегодня в Белоруссии уже сложились условия для массовых протестов. В то же время, как отметил в разговоре с NEWS.ru белорусский политолог Артём Агафонов, события 14 июля уже активно используются провластной пропагандой для дискредитации вообще любой протестной активности и, скорее всего, будут служить оправданием для новых репрессивных мер и «закручивания гаек».

То, что происходило на улицах белорусских городов и особенно Минска, — не рядовое событие для Беларуси. По данным правозащитников, всего за вечер (14 июля. — NEWS.ru) было задержано около 300 человек. Всего с начала избирательной кампании задержано более тысячи. Это уже абсолютный рекорд и превышает даже итоги избирательной кампании 2010 года. Но самый тревожный сигнал: протестующие не просто сопротивлялись задержаниям, некоторые из них сознательно нападали на милицию. Такого в Беларуси не было очень давно. Эта избирательная кампания отличается от предыдущих ещё и тем, что Лукашенко попросту не пустил на выборы основных соперников и сделал ставку на силовое подавление политических оппонентов. Этим он только усугубил ситуацию — страх радикализировал оппонентов.

Артём Агафонов

белорусский политолог и председатель движения «Гражданское согласие»

По мнению эксперта, выступления 14 июля последними не станут. В белорусской политической традиции самые активные протесты всегда проходят сразу после выборов, и этот год вряд ли станет исключением даже в условиях репрессий. Выборы бывают раз в пять лет, и для оппозиции желание рискнуть один раз ради того, чтобы не страдать потом, пойти в «последний и решительный бой» — вполне достаточная мотивация, заключает политолог.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен