13 января 1813 года русская армия под командованием императора Александра I перешла границу Российской империи по реке Неман и устремилась вслед за отступающими остатками армии Наполеона I. Начался Заграничный поход, который привел русского царя к вечной славе, а Россию — к положению первой державы Европы.

Воевать или мириться?

В начале 1812 года мир представлялся современникам таким образом: могущественная Франция во главе с императором Наполеоном I господствует над всей Европой и ее колониями. Миллионная армия контролирует обширные земли от Гибралтара до Немана. Власть Парижа не признают лишь в Санкт-Петербурге, но и с этими русскими разговор будет коротким, непобедимая Великая армия под предводительством Наполеона легко решит эту проблему. Скоро в Европе не останется никого, непокорного Франции.

В начале 1813 года ситуация резко изменилась, да так, как не ожидал никто. Великая армия исчезла среди просторов России. Наполеон потерпел целую серию тяжелейших поражений и бежал в Париж, пытаясь восстановить военную силу своей империи. Покоренные французами народы Европы стали подниматься против захватчиков. Русская армия во главе с императором Александром I перешла пограничную реку Неман и вступила на земли, еще недавно контролируемые Францией. Начался Заграничный поход, России предстояло встать во главе свободной Европы.

Победа в Отечественной войне 1812 года стала результатом исключительных усилий всего русского общества. Но вот ответ на вопрос о том, как воспользоваться результатами этой победы, еще только предстояло дать. В русской элите не было единого мнения.

Существовала многочисленная и весьма влиятельная группа генералитета и придворных (их духовным лидером был победитель Наполеона светлейший князь Михаил Кутузов-Смоленский), которые считали, что закончив кампанию 1812 года, нет необходимости продолжать войну. Вместо этого надо заключить максимально выгодный мир с Наполеоном. Геополитик XIX века Николай Данилевский писал:

Не какие-либо свои собственные интересы имела Россия в виду, решаясь на борьбу с Наполеоном, видно уж из того, что окончив с беспримерной славою первый акт этой борьбы, она не остановилась, не воспользовалась представлявшимся ей случаем достигнуть всего, чего только могла желать для себя, заключив с Наполеоном мир и союз, как он этого всеми мерами домогался и как желали того же Кутузов и многие другие замечательные люди той эпохи. Что мешало Александру повторить Тильзит с той лишь разницей, что в этот раз он играл бы первостепенную и почетнейшую роль?

Но, как показывает логика истории, и Кутузов вместе с «русской партией», и Данилевский ошибались. Империя Наполеона стояла на единственной основе — военных победах. Когда летом 1813 года канцлер Австрийской империи Клеменс Меттерних предлагал Наполеону I посредничество в заключении выгодного мира, на условиях сохранения всей его европейской империи, кроме Польши, германских княжеств и Иллирии, император французов в ярости ответил ему:

Ваши государи, рожденные на троне, не могут понять чувств, которые меня воодушевляют. Они возвращаются побежденными в свои столицы, и для них это все равно. А я солдат, мне нужна честь, слава, я не могу показаться униженным перед моим народом. Мне нужно оставаться великим, славным, возбуждающим восхищение!

Власть Бонапарта была прочной, только пока он побеждал своих врагов. Любое поражение, как на поле боя, так и за столом переговоров, наносило удар по европейской империи Наполеона, и чем больше было таких ударов, тем более слабой оказывалась власть Франции над покоренными народами. Поэтому, даже оказавшись без армии, Наполеон всячески демонстрировал твердость и отказывался идти на уступки, которые казались разумными всем окружающим.

Когда Пруссия намекнула Парижу, что условием сохранения военного союза с Францией будет всего лишь освобождение от постоя французских гарнизонов и выплата накопившихся за несколько лет долгов, Бонапарт решительно отверг эти более чем скромные просьбы, что в итоге привело к переходу Пруссии на сторону России. Император французов панически боялся любой демонстрации слабости. Поражение в России не значило для него ровным счетом ничего. Он полагал, что сможет быстро набрать новую армию и разгромить всех врагов.

«Казаки в Бауцене», 1813 год. Картина Богдана Виллевальде, 1885 годФото: Public domain«Казаки в Бауцене», 1813 год. Картина Богдана Виллевальде, 1885 год

Крестовый поход против Наполеона

Русский император Александр I занял совсем иную позицию. Он не хотел в глазах европейцев выглядеть эгоистом и угнетателем. Еще 12 декабря 1812 года, прибыв в Вильно, чтобы вновь встать во главе своей армии, император заявил своим воинам:

Вы спасли не одну Россию, вы спасли Европу!

Царь не без основания считал, что свобода сама по себе является столь значимой ценностью, что народы Европы, сейчас лишенные ее, охотно пойдут за решительным лидером, который напишет лозунг освобождения от тирании на своем знамени.

Меж тем чувство несвободы уже много лет было общим для всех народов Европы, покоренных французской армией. Любые победы Наполеона приводили к обязанности побежденных выплачивать огромные контрибуции, за счет которых существовала французская экономика. Из побежденных стран в виде военных трофеев вывозились редчайшие культурные ценности — картины, скульптуры, произведения ювелирного искусства, которые затем оказывались в дворцах и музеях Франции. Победители налагали тяжкое бремя кормить и содержать оккупационные войска, отчего Франция могла иметь огромную армию, еще недавно немыслимую даже для богатейшей страны мира. А наличие такого войска гарантировало незыблемость власти Наполеона.

Однако в 1813 году казавшаяся нерушимой Французская империя стала трещать по всем швам. Еще 30 декабря прошлого года русский генерал Иван Дибич и прусский командующий Иоганн Йорк подписали Таурогенскую конвенцию, согласно которой прусский корпус в составе наполеоновских войск объявлялся нейтральным и более не участвовал в боевых действиях против России. Это полностью обрушило французский фронт, и оставленный Наполеоном за главного Иоахим Мюрат, лишь только узнав о действиях генерала Йорка, немедленно отступил из Восточной Пруссии, которая оказалась под контролем русских.

Прусский король Фридрих Вильгельм III начал тайные переговоры сразу с Австрией и Россией, обговаривая условия выхода из альянса с Бонапартом. Австрийцы отказали, но заявили о благожелательном отношении к русско-прусскому союзу, а вот с Александром I договориться удалось. 27 февраля был подписан Калишский союзный договор. Пруссия и Россия обязались совместно выступить против гегемонии Франции в Европе.

С этого момента ставки были сделаны. Александр I встал во главе крестового похода против тирании Бонапарта. Победителем в этой войне не на жизнь, а на смерть, должен был стать лишь один из двух враждующих императоров.

«Сегодня — ты, а завтра — я!». Кульм. 1813 год . Картина Богдана Виллевальде, 1886Фото: Public domain«Сегодня — ты, а завтра — я!». Кульм. 1813 год . Картина Богдана Виллевальде, 1886

Борьба за Саксонию

Наполеон в это самое время лихорадочно собирал и обучал новую армию. 15 апреля он во главе войск вступил на территорию Германии. Через несколько дней пришли известия, что в силезском городке Бунцлау от тяжелой простуды скончался фельдмаршал Кутузов. Это приободрило французов: они считали, что Кутузов был единственным русским полководцем, способным сражаться с Наполеоном на равных. Впрочем, вскоре дальнейшие события доказали ошибочность этого мнения.

Положение дел французов казалось блестящим: почти 200 тысяч свежих, прекрасно снабженных войск против чуть более чем 120 тысяч русских и пруссаков, изможденных долгими переходами (преследование французов осенью — зимой 1812 года стоило русской армии немалых потерь).

Ключевой позицией французской власти в Германии была Саксония — богатое королевство, где находилось множество военных складов и запасов провизии. Тот, кто контролировал Саксонию, получал возможность угрожать границам Пруссии и одновременно господствовать над всеми прирейнскими германскими государствами. Поэтому первые сражения развернулись именно в Саксонии.

Союзные русско-прусские войска выдвинулись к Лейпцигу — крупному саксонскому городу. Им навстречу двигались основные силы Наполеона, который при этом не имел никакого представления о действиях союзников, ведь французы после 1812 года остались почти без кавалерии, а следовательно, без разведки. Если восстановить пехотные части можно было относительно легко, то заново сформировать кавалерию у Наполеона не получилось.

Встреча Александра, Франциска I Австрийского и Фридриха Вильгельма III Прусского после битвы при Лейпциге, 1813 годФото: Public domainВстреча Александра, Франциска I Австрийского и Фридриха Вильгельма III Прусского после битвы при Лейпциге, 1813 год

Пирровы победы Наполеона

У союзников же разведка работала хорошо. Русский генерал Петр Витгенштейн, зная, что коммуникации французов оказались растянуты, решил нанести им неожиданный фланговый удар.

Утром 2 мая прусские части генерала Гебхарда фон Блюхера под Лютценом атаковали корпус маршала Мишеля Нея, шедший в арьергарде армии Наполеона. Несмотря на внезапный удар, французы не побежали, и сражение затянулось на несколько часов. К 5 часам вечера на помощь к Нею с основными силами прибыл Наполеон.

Получив численное превосходство, французы смогли отбить атаку русских и пруссаков. Союзники отступили. Несмотря на то что французы потеряли в этом бою больше солдат, это была победа. Союзники оставили Лейпциг и столицу Саксонии Дрезден, после чего сконцентрировали силы под Бауценом на границе Саксонии, намереваясь дать Наполеону генеральное сражение.

Австрийцы попытались выступить в качестве миротворцев. Это было в интересах Вены, ведь Австрия оказалась очень тесно связана с Францией: супруга Наполеона I Мария-Луиза была дочерью императора Франца II. Но Бонапарт категорически отверг самые выгодные условия мира. Он был настроен только на полную победу над всеми противниками, собираясь поставить на кон судьбу империи и свою власть над Европой.

Наполеон рвался в бой. Он сразился с союзниками под Бауценом и опять одержал победу, пусть снова неубедительную и купленную ценой огромного кровопролития, но все-таки победу. После сражения ближайший друг и сподвижник Бонапарта генерал Жерар Дюрок откровенно сказал дипломату Арману де Коленкуру:

Друг мой, наблюдаете ли вы за императором? Вот он теперь опять одерживает победы после неудач, это и был бы как раз случай воспользоваться уроками несчастья. Но вы видите, он не изменился. Он ненасытно ищет битв... Конец всего этого не может быть счастливым.

Спустя всего минуту случайно прилетевшее русское ядро оборвало жизнь Дюрока.

Коленкур же по поручению Наполеона отправился на переговоры с русскими. Противники были так обессилены двумя большими сражениями, что 4 июня 1813 года пошли на подписание перемирия. Каждый участник конфликта рассчитывал воспользоваться передышкой, чтобы усилить свою позицию.

Историк Евгений Тарле так писал об этом:

Ни союзники, ни Наполеон, подписывая перемирие, не желали, чтобы оно превратилось в мир, хотя обе стороны и согласились на предложение Меттерниха послать своих представителей в Прагу для переговоров. Союзники знали, что Наполеон, который еще до Лютцена и Бауцена не шел ни на какие уступки, подавно не пойдет на них теперь, после двух побед; со своей стороны, если Александр согласился на перемирие, то потому, что Барклай де Толли прямо заявлял, что армии нужно оправиться после испытанных поражений, привести себя в порядок и получить подкрепления. Наполеон согласился на перемирие тоже для того, чтобы получить подкрепления и окончательно раздавить союзников. Подписывая это перемирие, он сделал роковую ошибку, потому что перемирие пошло на пользу его врагам, а не ему, и было одной из причин, побудивших Австрию выйти из своей посреднической роли и примкнуть к союзникам.

Наполеон принимает фон Винсента в ЭрфуртеФото: Public domainНаполеон принимает фон Винсента в Эрфурте

Противники копят силы

Сразу после прекращения огня канцлер Австрийской империи Меттерних спешно поехал к Наполеону I, чтобы вновь говорить о мире. Сцена разговора между ними запомнилась всем, кто присутствовал при этом.

Меттерних спокойно рисовал перед императором французов перспективы поражения и убеждал потерять малое, чтобы сохранить большее. В ответ Наполеон истерически кричал, что самое незначительное поражение означает конец империи и он будет сражаться до последнего солдата. Когда доводы были исчерпаны, Меттерних вежливо распрощался с Бонапартом. Тот в ярости воскликнул:

А, вы настаиваете! Вы все-таки хотите мне диктовать законы! Ах, Меттерних! Скажите, сколько Англия вам заплатила, чтобы заставить вас играть эту роль против меня? Хорошо, пусть будет война! Но до свидания, увидимся в Вене!

Это означало войну.

Выждав несколько недель, 11 августа Австрия объявила о разрыве союза с Францией и присоединении к антинаполеоновской коалиции. Британцы немедленно объявили о полной поддержке союза и открыли щедрое финансирование, но солдатами решили не помогать, ограничившись экспедиционным корпусом генерала Артура Веллингтона, который вел боевые действия против французов в Испании. Также к коалиции присоединилась Швеция, пусть имевшая небольшую армию, но способная связать французские гарнизоны на севере Германии.

Силы союзников за время перемирия заметно увеличились. Россия располагала 200 тысячами солдат и готовилась увеличить армию на треть. Более 200 тысяч выставила Пруссия, правда, половина из них была ополчением, плохо обученным и наспех вооруженным, но зато эти люди пылали огнем патриотизма, желая освободить Германию от тирании французов. Австрийцы поставили под ружье более 100 тысяч и обещали увеличить их число вдвое. Почти 30 тысяч составлял шведский контингент.

Итого союзники могли рассчитывать на более чем 700 тысячную армию. Наполеон же в августе 1813 года, несмотря на все усилия, смог собрать только 440 тысяч солдат, почти не имел кавалерии, а его артиллерия была гораздо слабее союзной. Более того, возможности увеличивать армию оказались почти исчерпаны. Французы начали разочаровываться в императоре, они не желали воевать за славу Бонапарта, при проведении призыва имело место массовое дезертирство.

Лейб-гвардии конный полк в сражении при Фершампенуазе 13 (25) марта 1814 годаФото: Public domainЛейб-гвардии конный полк в сражении при Фершампенуазе 13 (25) марта 1814 года

От Дрездена до Лейпцига

План кампании на осень был составлен смело и решительно:

Всем союзным армиям действовать наступательно, неприятельский лагерь будет их сборным пунктом, — говорилось в нем.

Наполеон же изменил своей привычной тактике и, наоборот, перешел к обороне. Он сделал своей главной базой недавно захваченную Саксонию и намеревался удерживать ее, изматывая союзников в непрерывных сражениях за населенные пункты.

Уже 26 августа Богемская армия под командованием австрийского фельдмаршала Карла фон Шварценберга атаковала главные силы Наполеона под Дрезденом. Несмотря на помощь русских и пруссаков, сражение закончилось победой Наполеона, которая опять была неуверенной и куплена слишком дорогой ценой.

В этот же день генерал Блюхер разбил французов у Кацбаха. Когда после боя под Дрезденом союзные войска стали отступать, Бонапарт отправил преследовать их корпус генерала Доминика Вандама, который был полностью разгромлен под Кульмом 30 августа.

В этом сражении русская гвардия под командованием графа Александра Остермана-Толстого продемонстрировала чудеса стойкости и храбрости, отчего впервые в истории абсолютно все солдаты и офицеры были награждены прусской наградой — Железным крестом. Когда прусские офицеры поняли, что высшую военную награду получат больше 10 тысяч русских, хотя до этого она выдавалась пруссакам буквально поштучно, возник небольшой скандал, и король Фридрих Вильгельм III был вынужден учредить новую награду, выглядящую точь-в-точь как Железный крест, но имевшую иное имя — Кульмский крест. Вышло неудобно, но русские воины не обиделись и с гордостью носили этот знак, запечатленный на множестве портретов того времени.

Бонапарт попробовал устроить рейд корпуса маршала Нея на Берлин, но французов опять подвело отсутствие разведки. Пруссаки и русские под командованием генерала Фридриха фон Бюлова встретили их на прочных позициях под Денневицем, где одержали убедительную победу. План наступления был сорван. Генеральное же сражение кампании состоялось 16 октября под Лейпцигом.

Лейпцигское сражение не случайно называли Битвой народов. Близ столицы Саксонии собрались армии почти всех государств Европы. В этом бою решалась судьба империи Наполеона.

В течение первого дня продолжались тяжелые бои у города. Они закончились лишь с наступлением темноты, когда стало невозможно отличить своих от врагов. На следующий день, увидев число потерь, обе стороны остановили боевые действия — войскам требовался отдых. Кроме того, к союзникам уже шли подкрепления, и поэтому затягивание сражения было очень выгодно.

Бой возобновился 18 октября. К этому моменту союзники получили более чем двукратное превосходство в силах и уверенно рассчитывали на победу. Но император французов был готов нести любые потери, лишь бы только выиграть этот бой. Поэтому сражение 18 октября вышло еще более ожесточенным.

Видя, что французы проигрывают, на сторону союзников перешли ненадежные вассалы Наполеона: саксонцы, вюртембержцы и баденцы. К вечеру бой закончился полным разгромом французской армии.

Ночью Наполеон приказал отступать в сторону французской границы. 92 тысячи солдат и офицеров, участвовавших в сражении, были ранены или погибли.

Русская армия входит в Париж в 1814 годуФото: Public domainРусская армия входит в Париж в 1814 году

Александр во главе Европы

Кампания 1813 года завершилась настоящим триумфом политики Александра I, России в целом и русской армии в частности. Оказалось, что Александр I, настаивая не отступать и не сдаваться, оказался полностью прав, а его более миролюбивые оппоненты (особенно венские правящие круги) ошибались.

Твердая политика правителя России принесла великие плоды. Наполеон перестал считаться непобедимым, был разгромлен и, потеряв уже вторую армию, бежал во Францию. Французы были разбиты в 1813 году, как и годом ранее, но теперь эти поражения было уже не списать на русский мороз и протяженность дорог, на которых терялись обозы с боеприпасами и провизией. Итогом Лейпцига стало присоединение к союзникам всех государств раздробленной Германии. К зиме от французских войск были освобождены Северная Германия и Голландия.

Авторитет царя поднялся столь высоко, как никогда раньше. Даже Петр Великий не пользовался большей популярностью и почтением у современников. Слово русского императора стало решающим во всех вопросах, спорить с ним не решался никто. Россия стала неоспоримым лидером общеевропейской коалиции. Даже Великобритания смирилась с тем, что ей предстоит играть роль второго плана.

Когда союзники разрабатывали план кампании 1814 года, именно Александр I настоял на быстрых наступательных операциях, которые не должны были позволить Наполеону захватить инициативу в свои руки, хотя пруссаки выступали за более осторожный план, а австрийцы попытались в последний раз спасти Наполеона, предложив ему очередные условия мира, которые опять оказались отвергнуты.

2 февраля 1814 года союзные армии перешли границу Франции, а уже 31 марта русская гвардия во главе с императором Александром I в парадном строю, с полковой музыкой и развернутыми знаменами вступила в Париж. Русский царь продиктовал Европе условия мира и посадил на французский престол короля Людовика XVIII, который был ему обязан своей короной. Он настоял, чтобы во Франции была принята конституция, защищавшая эту страну от деспотизма.

Александр I удостоился в России почетного звания «Благословенный», вечным памятником его военным победам и дипломатическим успехам осталась Александровская колонна на Дворцовой площади Санкт-Петербурга, где ангел с лицом императора благословляет Россию, победившую Наполеона. С 1813 года и вплоть до начала Крымской войны любой европеец на вопрос: «Какая первая держава мира?», не задумываясь, ответил бы: «Россия». И в этом тоже заслуга Александра I.