В египетском Шарм-эль-Шейхе прошли переговоры между лидерами Израиля, Египта и ОАЭ. На них был затронут вопрос создания локального аналога НАТО. Соответствующая инициатива получила активное обсуждение при предыдущей администрации президента США, однако только сейчас, на фоне растущих перспектив восстановления ядерной сделки с Ираном региональные игроки решили действовать. Состав потенциальных участников блока свидетельствует о том, что на пути его оформления есть ряд препятствий.

О содержании исторической встречи в Шарм-эль-Шейхе сообщили израильские СМИ. По их данным, премьер-министр еврейского государства Нафтали Беннет, наследный принц Абу-Даби Мухаммед бин Заид и президент Египта Абдель Фаттах аль-Сиси вели разговор о сдерживании Ирана после ожидающегося выхода Исламской Республики из-под международных санкций. Согласно их задумке, региональные игроки могли бы сформировать собственный военно-политический блок, который даст возможность предотвратить распространение иранского влияния. Потенциальными претендентами на вхождение в состав «клуба» являются Иордания, Египет, Израиль, Эмираты, Саудовская Аравия и Турция, уточняют источники изданий.

По данным газеты «Исраэль хайом», переговоры на берегу Красного моря планировались в течение нескольких дней в обстановке секретности. Официально встреча должна была быть приурочена к официальному открытию авиасообщения между Тель-Авивом и Шарм-эль-Шейхом, однако в итоге её было решено организовать как символическое предупреждение США о необходимости изменить свой подход в контексте иранского файла. Несмотря на то что еврейское государство за последние годы успело официально восстановить контакты с рядом арабских игроков, подобного трёхстороннего саммита с новыми «друзьями» в регионе ни Беннет, ни его предшественник Биньямин Нетаньяху открыто ещё не проводили.

Давняя идея

Идея создания ближневосточного аналога НАТО получила развитие в эпоху Дональда Трампа. Тогда республиканская администрация обсуждала формирование антииранского блока MESA (Middle East Strategic Alliance) с Саудовской Аравией, ОАЭ, Кувейтом, Бахрейном, Катаром, Оманом и Иорданией. Однако реализация инициативы была осложнена скандалом вокруг убийства оппозиционного обозревателя Джамаля Хашогги, ответственность за которое была возложена на саудовского наследного принца Мухаммеда бин Салмана. Тогда с королевством увеличили дистанцию многие международные игроки, и Трамп находился под сильным давлением вашингтонского истеблишмента, настаивавшего на санкциях против кронпринца.

Дональд Трамп и Мухаммед бин СалманФото: Ashraf Amra/Keystone Press Agency/Global Look PressДональд Трамп и Мухаммед бин Салман

Интересно, что на том этапе обсуждений против идеи MESA выступал Египет. Источники западных изданий тогда отмечали, что Арабская Республика отказалась давать согласие Вашингтону на своё участие в блоковой инициативе из-за сомнений в том, что она вообще может быть реализована. Ас-Сиси был недоволен отсутствием у администрации Трампа чёткого плана создания альянса. Отдельным фактором для египетской стороны стала неуверенность в том, что республиканская администрация способна остаться у власти на второй срок, а отношение демократического лагеря к подобным идеям было скорее негативным. Теперь же, по-видимому, позиция Белого дома по этому вопросу Каир практически не беспокоит.

Риски для коалиции

Факт, что Турция фигурирует в числе возможных претендентов на участие в ближневосточном клубе, демонстрирует произошедшие стратегические сдвиги внутри региона. В последние годы Анкара попыталась нейтрализовать свои политические трения с Израилем, Египтом, Эмиратами и даже Грецией, с которой у неё существуют серьёзные территориальные споры. Последние контакты на полях саммита Организации исламского сотрудничества (ОИС) в Пакистане показали, что в скором времени восстановлением контактов Турция займётся и с Эр-Риядом. После переговоров со своим саудовским коллегой глава МИД Мевлют Чавушоглу сообщил, что страны двигаются к абсолютной нормализации отношений.

Глава МИД Турции Мевлют ЧавушоглуФото: Florian Gaertner/photothek.de vi/Global Look PressГлава МИД Турции Мевлют Чавушоглу

Конечно, при формировании ближневосточного аналога НАТО могут возникнуть трудности, связанные с тем, что ещё не все арабские игроки готовы к восстановлению отношений с Израилем. Несмотря на то что Саудовская Аравия имеет с этой страной глубокие неофициальные связи по линии разведслужб, «старая гвардия» королевского истеблишмента, которую представляет прежде всего пожилой монарх, пока что выступает против открытого оформления контактов, которое даст возможность говорить о признании Эр-Риядом государственности израильтян. В отличие от молодого поколения деятелей более опытные саудовские политики по-прежнему считают одним из важнейших приоритетов разрешение палестинского вопроса.

Впрочем, вести закулисный диалог с Израилем до настоящего времени это не мешало. Интрига заключается в том, как на оформление нового альянса отреагирует Иран, для которого подобные коалиционные инициативы представляют собой очевидной раздражитель.