На территории самопровозглашённой Луганской Народной Республики вблизи города Антрацит начались волнения горняков шахты «Комсомольская», крупнейшей в регионе. Рабочие выдвинули требования и третий день находятся под землёй, будучи заблокированными полицией ЛНР. 7 июня рабочие сообщили, что «к ним едет МГБ». После этого в районе были отключены сотовая связь и соцсеть «ВКонтакте», прекращено движение транспорта. Представители независимых профсоюзов сообщают о похищениях и пытках активистов. Шахтёров не устраивает бесплатный труд и внешнее управление их отраслью из-за рубежа: отношение юридических лиц, ныне работающих в регионе, к экономическим интересам местного населения напоминает колониальное. Об этих событиях и их предпосылках — в материале NEWS.ru.


Подземный бунт

Забастовка на «Комсомольской» началась 5 июня, сообщила NEWS.ru профсоюзная активистка Галина Дмитриева, держащая связь с трудовым коллективом. Вторая смена горняков собралась в так называемом околоствольном дворе и отказалась выходить на поверхность, требуя отдать им зарплату за апрель и март. 21 апреля уже проходила такая же акция протеста. Всего в забастовке приняли участие 136 человек. После погашения большей части задолженности акция протеста была прекращена. В результате всем, кто не поддавался на уговоры и продолжал борьбу до конца, выплатили долги за февраль и март.

Остаток руководство пообещало погасить до 15 мая, но так этого и не сделало, более того, вскоре была введена новая система оплаты, фактически снизившая расценки за работу.

Вечером 5 июня участники забастовки, по их словам, уже получили угрозы от руководства шахты, а также сотрудников Министерства государственной безопасности ЛНР. В частности, «профилактической обработке» подвергся на всякий случай председатель ячейки официального профсоюза, который к забастовке отношения не имел. Тем вечером автобусы не повезли на работу третью смену горняков, однако они добрались до шахты сами и присоединились к бастующим. После этого им выплатили почти половину долгов за март. Это не остановило шахтёров.

На вечер 6 июня в протестах участвовали 150 человек, требовавших полного погашения долгов всем работникам предприятия. Тогда же им стало известно, что руководство шахты якобы подготовило списки из 130 сотрудников, подлежащих увольнению из числа участников забастовки.

К рабочим спустился Владимир Шатохин, гендиректор ГУП ЛНР «Восток-уголь» — новой организации для управления предприятиями этого направления. По словам источников NEWS.ru в профсоюзной среде, последний заявил горнякам, что их шахта — «балласт и в неё нужно вложить много денег», посоветовав «немного потерпеть, чтобы выйти на рентабельность». Задолженность же он предложил погашать «по мере наполнения бюджета, суммы заоблачные, и таких денег просто нет».
Подземную акцию протеста это также не остановило.

Serguei Fomine /Global Look Press

Странный карантин

По словам активистки Галины Дмитриевой, с утра 7 июня шахта была заблокирована полицией Луганской Народной Республики. Одновременно, по словам Дмитриевой, стало происходить совсем странное: пропала связь с местными жителями. Горняки успели отправить Дмитриевой сообщение, что к ним выехали сотрудники Министерства госбезопасности. На то время в «Комсомольской» находились 124 человека, включая жён бастующих. Из-за полицейского оцепления они перестали получать воду и еду.

Тем же утром главный врач Луганской республиканской санитарно-эпидемиологической станции Дмитрий Докашенко на брифинге официально сообщил о введении в Антрацитовском районе «карантина», который предусматривает только приостановку работы городского транспорта. При этом, как особо подчеркнул Докашенко, никакие магазины и рынки закрываться не будут.

В местных пабликах соцсетей пишут, что у въезда в посёлок Дубовский, где находится шахта «Комсомольская», выставлен блокпост. Там же обсуждается, что около 20:00 7 июня на территории ЛНР заблокирована соцсеть «ВКонтакте», пользователи могут туда попасть только с помощью сервисов VPN. Информацию об отключении с вечера 7 июня мобильной связи, а также отключении «ВКонтакте» NEWS.ru подтвердили несколько местных жителей. В ряде мест отключена связь только некоторых из этих операторов.

NEWS.ru
NEWS.ru


Вечером 7 июня появилась информация о том, что забастовка на «Комсомольской» продолжается, шахтёров посетили представители Генпрокуратуры ЛНР. Кроме того, они узнали, что 8 июня к ним должен приехать «кто-то из России».

Похищения и пытки шахтёров

Александр Васьковский, сопредседатель независимого профсоюза шахтёров Донбасса, в разговоре с NEWS.ru прояснил подробности. По его словам, в день начала забастовки на «Комсомольской» гендиректор предприятия «Восток-уголь» распорядился горноспасателям не спускать еду и воду в шахту, однако активистам профсоюза удалось наладить снабжение бастующих несмотря на это. В шахте находились 124 шахтёра. Одного 8 июня в тяжёлом состоянии подняли наверх. Осталось 123. 

В городе Антрацит объявили карантин 7 июня вечером и перекрыли весь город и таким образом хотели лишить бастующих шахтёров средств жизнеобеспечения. Объявили комендантский час, нагнали кучу военных. Нагнали военных в Ровеньки — там полностью окружили шахту «Фрунзе», потому что она тоже пытается забастовать. Там люди остались под землёй, вот сейчас ждём подтверждения, получилось у них объявить забастовку или нет.

В Антраците вчера, 7 июня, с вечера начались задержания людей, которые поддерживали шахтёров информационно и организовывали забастовочные движения на других шахтах. Аресты прошли в городах Краснодон, Ровеньки, Красный луч, Белореченск. Просто приезжает Министерство госбезопасности и без каких либо документов забирает человека со всеми его компьютерами и телефонами и увозят в неизвестном направлении. Часть из них мы нашли в Луганских помещениях МГБ через своих людей. В течение дня они были подвергнуты пыткам с целью выявления других активистов. В ночь на 8 число было похищено ещё семь человек, в том числе две женщины, включая беременную.

Александр Васьковский

сопредседатель независимого профсоюза шахтёров Донбасса

По его словам, к шахте «Комсомольская» пытается подключиться шахта «Белореченская», но 8 июня в неё просто не пустили шахтёров, остановили работу вообще. Васьковский утверждает, что это было распоряжение гендиректора «Восток-угля» Шатохина и руководителя ЛНР Леонида Пасечника, боящихся, что там тоже начнётся подземная забастовка, «потому что под землёй они ничего сделать не могут, там и оружие нельзя применить, в шахту нельзя опускать людей, которые не знают и не имеют доступа». Васьковский подтвердил, что во всех населённых пунктах вблизи шахт заблокированы соцсеть «ВКонтакте» и мобильная связь как минимум операторов «Водафон» и МТС.

Единственный представитель официальных властей, у которого NEWS.ru на данный момент удалось взять комментарий о происходящем, — «уполномоченный Луганской Народной Республики по урегулированию конфликта в Донбассе» Владислав Дейнего, бывший зампред Народного совета ЛНР.

Кто вам сказал, что там отключена мобильная связь? Я бы вам бы не рекомендовал использовать непроверенные данные. «Водафон» и МТС выключены вчера практически по всей территории ЛНР, но я без понятия почему, это украинские операторы, — заявил он.

Шахтёр как дойная корова

Шесть лет назад одним из идеологических стержней сепаратистского движения на юго-востоке Украины был тезис о том, что Киеву не нужны шахты Донбасса, зато «местная власть» вернёт горнякам достоинство и востребованность. Образ сурового рабочего противопоставлялся киевской либеральной интеллигенции. Однако на деле положение отрасли ухудшилось по сравнению с временами до «независимости».

Плюс к тому отсутствие в республике автономной экономики фактически выдавливает работоспособное население на заработки в Россию. Тем самым ещё более чётко фиксируя сложившиеся отношения между непризнанными республиками и РФ. Для того чтобы понять, как возникла такая ситуация на примере угольной отрасли, надо иметь некоторое представление о том, как она работает в Луганской Народной Республике.

Шахта «Комсомольская», как уже говорилось, крупнейшая в регионе. И до 2014 года, и после она находилась в руках государства. Она относилась к казённому предприятию «Антрацит», как и ещё одна шахта — «Партизанская». Весной 2013 года, незадолго до раскола Украины, ГП «Антрацит» начало банкротиться. В 2014 году оно перешло под руководство властей непризнанной республики и было преобразовано в ГУП ЛНР «Антрацит».

Ещё восемь шахт относились также к государственному «Луганскуглю», который после 2014 года превратился в ГУП ЛНР «Центруголь». В 2013 году «Луганскуголь» тоже проходил процедуру банкротства, которая была фактически остановлена.

Шахты, которые входили в холдинг Рината Ахметова, с 2017 года «национализированы» и находятся во внешнем управлении ЗАО «Внешторгсервис». Оно зарегистрировано в Южной Осетии — единственном государстве, признающем ЛНР и ДНР. Взаимодействуя с «Внешторгсервисом», российские юрлица избегают угрозы попасть под американские санкции.

И именно поэтому российские компании проводят сделки с юрлицами из этих регионов, не боясь попасть под санкции.

К «Внешторгсервису» относятся и аналогичные активы в ДНР, а также, по некоторым свидетельствам, многие шахты, формально подчинённые государственным учреждениям обеих республик. Предположительно, эту организацию контролируют бизнес-группа из окружения бывшего президента Украины Виктора Януковича (в частности, называлась фамилия предпринимателя Сергея Курченко) и российские силовые структуры. Офис компании находится в гостинице «Донбасс Палас» в центре Донецка.

Очень важно, что именно это предприятие покупает весь добываемый в непризнанных республиках уголь, то есть от него полностью зависит вся местная отрасль. Некоторые источники утверждают, что убитый в 2018 году экс-глава ДНР Александр Захарченко якобы активно сопротивлялся переходу этих процессов под управление «Внешторгсервиса». В СМИ сообщалось, что компания закупает уголь по цене около 1,2 тысячи рублей за тонну, а реализует по цене 4 тысячи рублей, в том числе через посредников на украинские теплоэлектростанции.

По сообщению РБК, осенью 2019 года эта структура получила двухлетнюю беспроцентную отсрочку на оплату поставленного ей угля из ДНР и ЛНР. На то время долг составлял около 2,5 млрд рублей.

По времени это совпало с началом шахтёрских волнений из-за невыплаты зарплат по два и более месяца.

Serguei Fomine /Global Look Press

Снижение издержек

Весной 2020 года в ЛНР начата реформа угольной отрасли, все шахты переподчинены ГУП ЛНР «Республиканская топливная компания "Восток-уголь"». Это объяснялось необходимостью снижения издержек и повышению рентабельности в условиях падения мировых цен на уголь — только в апреле она снизилась на 11%. «Восток-уголь» поставил цель ещё больше снизить себестоимость угля. Одновременно было объявлено о возможном увольнении ещё 3 тысяч шахтёров.

21 апреля 2020 года на сайте главы ЛНР был опубликован закон «О ликвидации убыточных предприятий по добыче (переработке) угля и социальной защите их работников».

В тот же день работники шахты «Комсомольская» начали очередную забастовку. По сообщениям профсоюзных активистов, на переговорах шахтёров и властей шла речь о том, что «Комсомольская» не будет относиться к ведению «Внешторгсервиса», а будет переподчинена напрямую властям Луганска, хотя официально шахта и так не имеет отношения к компании из Южной Осетии.

А на шахте «Никанор-Новая», основном предприятии города Зоринска, аналогичная акция была вызвана не только долгами, но и информацией о планах его закрыть в ходе реформы. Эти намерения позже подтвердил глава правительства республики Сергей Козлов. За год до этого об успехах добычи на «Никанор-Новой» выходил сюжет на российском государственном телевидении, о забастовке шахтёров же не сообщали даже местные СМИ. В результате горняки провели в шахте шесть дней и покинули её после перечисления им зарплаты за последние два месяца.

С 2014 по весну 2019 года на «реструктуризацию», то есть для закрытия, передано 10 луганских шахт из работавших 32. По окончании этого процесса там работали 44,8 тысячи человек — меньше половины от довоенного периода. А уже через год, в мае 2020-го, председатель правительства ЛНР Сергей Козлов называл число в 34 тысячи человек, занятых в отрасли, то есть на 10 тысяч меньше.

В подготовке материала также участвовала Марина Ягодкина.

Добавьте наши новости в избранные источники