Международный транспортный коридор (МТК) «Север — Юг», соединяющий Санкт-Петербург с иранским портом Бендер-Аббас в Персидском заливе, после введения антироссийских санкций приобрел особое значение для России как альтернатива маршрутам поставок через порты Западной Европы. Но этот путь очень важен не только для России, но и для Азербайджана — именно через его территорию проходит западная ветка железнодорожных путей, связывающая Иран и РФ. Недавно назначенный председатель ЗАО «Азербайджанские железные дороги» Ровшан Рустамов рассказал NEWS.ru о том, когда можно ожидать начала эксплуатации МТК «Север — Юг».

— Ровшан Мурватович, когда может быть открыт МТК «Север — Юг»?

— Значение коридора «Север — Юг» на фоне последних политических событий выросло, и потребность в этом проекте чувствуют Россия, Иран, и, конечно, Азербайджан. Но реализация проекта, разумеется, требует совместных усилий. 9 сентября в Баку между представителями России, Азербайджана и Ирана прошла первая трехсторонняя встреча, по итогам которой была подписана Бакинская декларация. Она показала, в каких направлениях нам надо работать, чтобы ввести маршрут в строй. Кроме того, было принято решение создать рабочую группу для пересмотра всего маршрута и упрощения процессов. По идее, она должна помочь в выявлении имеющихся упущений. Между Азербайджаном, Ираном и Россией есть высокий международный транзитный потенциал, и его использование в полную силу открывает для нас новые возможности.

— Как новые геополитические реалии повлияли на планирование маршрута «Север — Юг»?

— Политика Азербайджана направлена на поддержание мира в регионе. Но новые реалии накладывают на нас определенную ответственность — сейчас существует острая нужда в новых дорогах, поэтому мы должны обеспечить своевременную доставку грузов по всем направлениям. Сегодня мы видим динамичное увеличение перевозок. Если в течение 10 месяцев прошлого года было перевезено 3 785 434 тонны, то в этом году аналогичные показатели составляют 6 273 947 тонн. Объем перевозок увеличился почти в два раза и до конца текущего года вырастет еще больше.

 Ровшан РустамовФото: Тапдыг Абдуллаев/Photo Stock Ровшан Рустамов

— Как предполагается организовать железнодорожное движение по МТК, обеспечив санитарную и террористическую безопасность?

— Правительство Азербайджана проводит всю необходимую работу для организации безопасности как на границе, так и на территории страны. Компетентные государственные структуры всегда находятся на связи с таможенной службой. Со стороны государственных структур соблюдаются правила передвижения — будь то санитарные нормы или обеспечение мер безопасности. Есть определенные процессы прохождения государственной границы: досмотр пограничной и таможенной службами, контроль со стороны железнодорожных служб. Основная задача теперь — объединить и ускорить все эти процессы. В связи с этим мы планируем усилить работу на пропускных пунктах, чтобы грузы проходили быстрее.

— На какой стадии сейчас электрификация МТК «Север — Юг»?

— В наших стратегических проектах предусмотрена электрификация маршрутов, мы над этим работаем. Какая-то часть этих работ уже выполнена. Например, на участке Баку — Бойук Кесик электрификация произведена полностью. А где-то работы еще продолжаются. Так, отрезок Уджар — Бойук Кесик обеспечен переменным током, а отрезок Баку — Уджар — постоянным током. Мы планируем в ближайшее время обеспечить все маршруты переменным током. Или, скажем, участок Баладжары — Ялама тоже электрифицирован, но если двигаться южнее, то 192-километровый участок Османлы — Астара на границе с Ираном еще только предстоит электрифицировать, мы планируем сделать это следующим этапом. Впрочем, пока что неполная электрификация маршрута не создает проблем для перевозок, нашей инфраструктуры хватает. Но мы, конечно, активно работаем над тем, чтобы полностью злектрифицировать линию.

— Москва предложила Азербайджану и Ирану создать единого железнодорожного оператора. Как азербайджанская сторона относится к этому предложению?

— Мы тесно сотрудничаем с Российскими железными дорогами (ОАО «РЖД»), это сохранилось еще со времен СССР. Поэтому с российской стороной у нас полное взаимопонимание. С Ираном же наше железнодорожное сообщение все еще не налажено. При создании общего оператора нужно сначала понять, чем он будет заниматься, раз с Ираном у нас нет железнодорожной связи, а с Россией она налажена. Не думаю, что мы должны делать основной акцент на этом вопросе, так как у нас уже есть много платформ для развития сотрудничества, и создание еще какой-то дополнительной платформы просто может быть неактуально. Как раз созданная недавно рабочая группа покажет нам, какие механизмы необходимы для более эффективного и оперативного решения поставленных задач.

 Ровшан РустамовФото: Тапдыг Абдуллаев/Photo Stock Ровшан Рустамов

— Можно ли сказать, что МТК «Север — Юг» работает в постоянном режиме, или же пока это лишь отдельные экспериментальные прогоны?

— Даже если маршрут не работает в полную силу, он все же функционален, перевозки осуществляются. За январь — октябрь этого года по маршруту перевезено более 262 тыс. тонн груза, что примерно на 5 тонн больше, чем если сравнивать с аналогичными показателями прошлого года. Мы видим прогресс и надеемся, что он сохранится.

— Есть ли планы по расширению пропускной способности железной дороги между Азербайджаном и Россией?

— Стыковка между железнодорожными путями России и Азербайджана происходит на станции Ялама. Согласно двустороннему договору, наш грузооборот в двух направлениях достигает до 20 поездов в день, то есть по 10 поездов в каждую сторону. Кроме того, у нас есть договоренность в исключительных случаях увеличить это число до 12 в одну сторону. Но и это нельзя назвать нашим максимумом. На станции Ялама за счет выполнения дополнительных работ — освещение, обеспечение безопасности движения, то есть всего того, что создает условия для продвижения грузов, — существует потенциал для увеличения количества поездов. В этом направлении работают многие госструктуры Азербайджана. Основная сложность на российском направлении в том, что участок железной дороги Баладжары — Ялама реконструируется и мы не можем использовать его в полную силу. Стараемся поскорее закончить все работы, потому что введение этого отрезка в полную эксплуатацию позволит увеличить пропускную способность дороги вдвое.

 Ровшан РустамовФото: Тапдыг Абдуллаев/Photo Stock Ровшан Рустамов

— Во время недавнего визита президента Азербайджана Ильхама Алиева в Грузию особое внимание было уделено развитию железной дороги Баку — Тбилиси — Карс. Почему она столь важна?

— Железнодорожную линию Баку — Тбилиси — Карс начали строить в 2007 году, а в 2017 году была сдана в эксплуатацию первая линия. 850-километровая дорога открыла перед нами огромные возможности, в том числе и по выходу на европейское пространство, и создает сегодня огромный потенциал на западном маршруте. В прошлом году по этой дороге было перевезено 428 тыс. тонн, а в этом году показатели возросли до 540 тыс. тонн.

— Какие новые проекты у азербайджанских железнодорожников появились после освобождения Карабаха и на каком этапе строительство железной дороги через Зангезурский коридор?

— После окончания войны по распоряжению верховного главнокомандующего был дан старт множеству проектов, в том числе по восстановлению территорий, куда будут возвращены вынужденные переселенцы. Среди них есть и связанные с железнодорожным сообщением, это ветки Барда — Агдам и Горадиз — Агбенд. Основание железной дороги Горадиз — Агбенд длиною 110,4 километра было заложено в феврале 2021 года. На данный момент 78% проектирования и 38% строительных работ выполнены. Другой проект — Барда — Агдам протяженностью 47,1 километра, он начат всего через несколько дней после окончания войны. На данный момент 90% проектировочных и 58% строительных работ завершено. Планируем полностью сдать эти проекты в 2023–2024 годах. Что касается Зангезурского коридора, то мы готовим условия его запуска. Фактически это направление создает новый маршрут в Европу. Зангезурский коридор более короткий, легкий, имеет более выгодный выход в Европу, и это может увеличить транзитный потенциал Азербайджана.