Букингемский дворец, по сообщениям СМИ, в воскресенье, 22 августа, начал юридические процедуры в отношении принца Гарри и Меган Маркл.


Моё терпение иссякло, — как всегда лаконично объяснила это решение 95-летняя Елизавета II.

36-летний Гарри и 40-летняя Меган (после замужества получившая титул графини Сассекской) уже больше года испытывают долготерпение монарха, распространяя в прессе рассказы один другого ужаснее о том, каким моральным унижениям они подвергались, пока оставались под крышей Букингемского дворца.

Последним по времени скандалом стало их интервью американской телезвезде Опре Уинфри, в котором пара рассказала о травле со стороны королевского двора из-за недостаточно белого цвета кожи их сына Арчи. При этом сама Опра утверждала, что расистские ремарки не исходили от королевы или её ныне покойного супруга Филиппа, герцога Эдинбургского. Но кто именно обидел Арчи, телеведущая сохранила в тайне.

Скандал в благородном семействе: Елизавета II подаёт в суд на внукаCBS/Global Look Press

Последней каплей стало известие, что принц, уехавший с женой жить сперва в Канаду, а затем в США, готовит к публикации в будущем году мемуары, приуроченные к «платиновому юбилею» королевы — 70-летию её восшествия на британский имперский трон.

По информации британского таблоида The Sun, Букингемский дворец, предполагая, что ничего хорошего принц Гарри о бабушке, скорее всего, миру не поведает, издал предупреждение издательству Penguin Random House об ответственности за публикацию «клеветнических» воспоминаний члена королевской фамилии (если мемуары принца Гарри в самом деле будут содержать лживую, по мнению Короны, информацию).

Мы опасаемся, что американская общественность может принять за чистую монету всё, что Гарри и Меган им расскажут, — говорится в заявлении королевских юристов.

При этом непрерывный поток обвинений, которыми пара бомбит королеву, начинает надоедать даже самым верным поклонникам Гарри и Меган. За этот год число подписчиков их аккаунта в Instagram сократилось на 700 тысяч, до чуть более 10 млн. При этом брат Гарри, наследник престола принц Уильям, и его супруга Кейт, напротив, приобрели за тот же срок миллион новых подписчиков — их теперь 13 млн. Саму же Елизавету II (вернее аккаунт, который ведёт от её имени королевская пресс-служба) читают тоже 13 млн человек (и ботов).

Биограф королевской семьи Хьюго Викерс в разговоре с NEWS.ru предложил не принимать сообщения источников газеты The Sun за чистую монету.

То, что сообщила эта газета, необязательно означает, что Букингемский дворец в самом деле собирается подать такой иск, потому что никогда до сих пор правящий монарх не судился с членом королевской же семьи. Это воспринимается с точки зрения суверена как нечто настолько ниже королевского достоинства, что вряд ли об этом королева может даже помыслить.

Хьюго Викерс биограф британской королевской семьи

С другой стороны, продолжает писатель, любой член королевской семьи, за исключением, собственно, монарха, по британским законам и традициям не обладает иммунитетом против судебного преследования. И истцом может выступать любой человек, в том числе не являющийся членом рода Виндзоров. Доди Аль-Файед, спутник погибшей в автокатастрофе принцессы Дианы, например, судился с принцем Филиппом в рамках длительного и грязного разбирательства, последовавшего за трагической аварией в Париже.

Все помнят, что принцесса Анна отвечала в уголовном суде за то, что её питбультерьер погрыз истца. И ей пришлось лично стоять перед судьёй. И это не единственный случай, когда члены монаршей фамилии представали перед судом, в том числе за такие «бытовые» проступки, как превышение скорости на дороге. И они платили штрафы как любые нарушители, в чьих жилах голубая кровь не течёт, — напоминает Викерс.

Другое дело, что если даже информация The Sun соответствует действительности и королевские юристы подадут в суд от имени Елизаветы на её внука, требования к ответчику будут состоять, с высокой степенью вероятности, в изъятии из готовящейся к публикации книги тех или иных фрагментов.

Сложно представить, что ещё Букингемский дворец может потребовать от ответчика, — не денежную же компенсацию, поскольку королеве деньги не нужны. Дворец может обвинять принца Гарри в связи с публикацией книги в нарушении копирайта — под это можно подвести, например, цитирование слов королевы без её разрешения. Я сам несколько раз выигрывал суды с подобными требованиями, — рассказывает писатель.

По его словам, опытные юристы могут добиться в суде изъятия таких цитат из книги, после чего её публикация просто потеряет смысл, что королеве в данном случае и требуется. Но, по мнению британского эксперта, самой угрозы со стороны Короны подать в суд может оказаться достаточным, чтобы издательство расторгло контракт с автором, даже если это принц Сассекский.