Представитель Ливийской национальной армии (ЛНА), возглавляемой Халифой Хафтаром, Харири Халлифах дал эксклюзивное интервью порталу News.ru в рамках визита делегации ЛНА на VIII Московскую конференцию по международной безопасности, организатором которой выступает Министерство обороны РФ. Халлифах рассказал о наступлении ЛНА на Триполи, возможности примирения с Правительством национального единства и перспективах снятия оружейного эмбарго ООН.

— Господин Халлифах, скажите, готова ли Ливийская национальная армия остановить наступление на Триполи и начать переговоры о перемирии с Правительством национального единства?

— С кем их вести? С террористами? С террористами мы переговоры вести не должны. Те, кто сдаются, складывают оружие, мы их не трогаем. Все, кто не наступает на нашу армию, не пострадают. Мы поднимаем оружие только на тех, кто нам противостоит.

— А как же призывы ООН сесть за стол переговоров?

— Обязанность военных Ливийской национальной армии — защитить наших граждан и наше государство. Такова же обязанность военных во всём мире. Сейчас территория Триполи находится под контролем незаконного правительства, его вооружённых сил, одним словом, террористов. Как мы можем последовать подобным призывам? Мы сами лучше знаем о нашей ситуации, мы знаем, с кем мы воюем. Какой может быть разговор?

— В какой срок ЛНА планирует занять Триполи?

— Это уже часть военного плана. Наш операционный штаб решает такие вопросы. Мы воюем с терроризмом за мирных жителей, которые являются жертвами этой войны. Мы очень аккуратно ведём боевые действия, не используем большой силы для уничтожения боевиков, чтобы граждане нашей страны не пострадали. В том числе и в самом Триполи. Мы не хотим войны внутри города, поэтому наши силы сконцентрированы только на подступах. Именно из-за этого может потребоваться больше времени.

Фото: Global Look Press

— Обсуждали ли представители ЛНА вопрос наступления на Триполи с российскими официальными лицами? Если да, то выражала ли российская сторона свою поддержку такому курсу, предлагала ли помощь?

— Мы сейчас находимся под санкциями ООН. Россия помогает всем в борьбе с терроризмом. Двусторонним отношениям Ливии с Россией уже больше 50 лет, но никакой военной помощи от Москвы сейчас нет именно из-за санкций. Были просто разговоры. Например, когда маршал Хафтар приезжал сюда (в Москву, — News.ru), он обсуждал объединение сил против терроризма не только внутри самой Ливии, но и в мире. Терроризм не знает границ, он везде: в Сирии, в Йемене, в Ираке, в Афганистане и Европе, в Ливии, в Африке.

— Какие ещё темы Хафтар обсуждал в Москве?

— В общем взаимодействие в борьбе против терроризма. Это был главный вопрос.

— Сейчас Ливия находится под оружейным эмбарго. Предлагала ли Россия помощь в его снятии?

— Нет, ведь пока государство не объединено. Когда мы объединим Ливию, то, вероятно, направим заявление в ООН с просьбой его снять. Тогда мы и попросим о помощи наших друзей.