Принц Уэльский Чарльз, первый в очереди наследник британского трона, во вторник впервые получил возможность исполнить обязанности правящего монарха. Он зачитал тронную речь на открытии очередной сессии парламента вместо королевы Елизаветы II. Её величество, которой в апреле исполнилось 96 лет, была вынуждена пропустить мероприятие по состоянию здоровья. Хотя тронная речь считается формальностью и данью исторической традиции, для Чарльза это можно считать генеральной репетицией своих будущих появлений перед страной уже в статусе царствующей особы.

Значение тронной речи для политической системы Соединённого Королевства примерно такое же, как послание State of the Union, с которым также ежегодно выступает перед конгрессом президент Соединённых Штатов (и традиция которой была отцами — основателями США позаимствована у отвергнутой ими британской короны).

Однако, в отличие от речей президента, выступление британского монарха в Вестминстере — точно такая же «театрализованная постановка», как и весь институт монархии. Неважно, кто читает эту речь, поскольку ни королева, ни кто-то ещё в Букингемском дворце не имеют к её содержанию никакого отношения.

Речь (по сути, план работы законодателей на предстоящий год) пишут в аппарате правительства Британии, и все депутаты парламента заранее имеют на руках её текст. Всё действо, таким образом, —это политический театр, имеющий одну цель — подчеркнуть преемственность вековых традиций и незыблемость общественных устоев на Альбионе.

Среди таких традиций — запирание дверей парламентского зала (дабы никто из законодателей не сбежал во время выступления монарха); доставка короны через отдельный вход в сопровождении особого караула и т. д.

Королевская гвардия в Виндзорском замкеФото: Manfred Vollmer/Global Look PressКоролевская гвардия в Виндзорском замке

Тем не менее, несмотря на игровую сущность ежегодной процедуры тронной речи, сегодняшний ритуал стал беспрецедентным (или почти беспрецедентным), поскольку глава дома Виндзоров, королева Елизавета, не смогла прибыть в Вестминстер на оглашение речи. Она делегировала эту обязанность своему сыну и наследнику престола принцу Чарльзу и одновременно своему внуку и, соответственно, наследнику второй очереди принцу Вильяму.

По просьбе Её Величества и с согласия соответствующих властей принц Уэльский зачитает тронную речь королевы от Её имени, —говорится в заявлении Букингемского дворца.

Отец и сын зачитали тронную речь вместе, и сам факт того, что впервые за свою жизнь они оба исполнили «работу» ныне живущего монарха, привлекает внимание британцев намного больше, чем содержание документа (который, как правило, мало кому интересен кроме самих парламентариев).

Наследный принц, которому уже 73 года (он родился ещё до интронизации своей матери) и вся жизнь которого проходит в «стоянии в очереди на престол», впервые получил возможность (пусть даже на один час) исполнить хоть какие-то функции обладателя этого престола, сколь бы формальными они ни были. Правда, Чарльз присутствовал на конференции по климату в Глазго в ноябре 2021 года, но и там он больше «торговал лицом», чем принимал какое-либо участие в работе.

Елизавета II за своё 70-летнее правление (кстати, третье по длительности в обозримой истории) пропустила тронную речь всего дважды в далёкой юности (в 1959 и 1963 годах) по уважительной причине — она была на последних сроках беременности. Сегодняшний «отгул» британские наблюдатели воспринимают как шаг в сторону «транзита власти» от неизбежно отходящей от дел в силу возраста королевы к «молодому» наследнику. Тронная речь, пусть даже от имени Елизаветы, станет своего рода «репетицией» правления для Чарльза, ведь никто не знает, не получится ли так, что тронную речь 2023 года ему придётся зачитывать уже от своего собственного лица.

О близком транзите власти (сколь бы номинальной она ни была) всё чаще говорят после того, как королева Елизавета перестала появляться на публике с октября прошлого года. Такие появления тоже часть «работы» монарха, который тем самым демонстрирует подданным, что бриллиантовая корона не пылится в каком-то виндзорском шкафу. Поэтому о том, что 10 мая 2022 года королева тоже не сможет прибыть в Вестминстер, слухи начали ходить уже тогда.

В этом смысле принц Чарльз, не говоря уже про принца Вильяма, не даёт забыть о себе: если бы не их бурная общественная деятельность (правда, не всегда понятно, в чём она заключается), британские и канадские таблоиды лишились бы половины своих передовых статей. Их «дуэт» во вторник стал для сына и внука Елизаветы II (и для таблоидов) звёздным часом. Обозреватели с упоением обсуждают теперь, какие интонации, манеры и язык жестов показали оба принца в их первом «настоящем» государственном действе.

Великобритания. Принц Чарльз и КамиллаФото: Pool/Global Look PressВеликобритания. Принц Чарльз и Камилла

Знающие происходящее в Букингемском дворце наблюдатели уверены, что Елизавета II не отречётся от престола в пользу своего «заждавшегося» сына до самой смерти. Более того, учитывая, что сам наследник, мягко говоря, немолод, «виндзороведы» не исключают экзотических вариантов, при котором наследник отправится в мир иной прежде правящей королевы либо сам отречётся в пользу Вильяма.

Таким образом, у Вильяма существует двойной шанс занять британский трон в расцвете сил, правда, опять же, останется непонятным, где ему может понадобиться свои силы прикладывать, учитывая, что полномочия монарха состоят в reign but not rule — чтобы «властвовать, но не править». Тем не менее будущий король уже сегодня обрисовывает, как может выглядеть монархия, когда корона окажется у него в руках (или на голове).

Источники, близкие к королевской семье, утверждают, что герцог Кембриджский (то есть принц Уильям) и его супруга Кейт Миддлтон подумывают отказаться от своих титулов, чтобы «осовременить монархию».

Они хотят, чтобы их называли просто Уильям и Кейт, а не «герцог и герцогиня Кембриджские». Они хотят прекратить все эти поклоны и реверансы на публике и вообще дистанцироваться от «чопорных традиций» британской монархии, утверждают инсайдеры.

Происходящее в последние полгода внутри королевской семьи может рассматриваться как своего рода «регентство наоборот», когда королева постепенно перераспределяет свои функции между старшими членами семьи, рассказала NEWS.ru эксперт по королевским домам Ариадна Рокоссовская.

Первые признаки такого транзита появились в прошлом году, когда принц Чарльз сидел рядом с Елизаветой во время тронной речи вместо скончавшегося супруга Филиппа. А в феврале она объявила о полном переезде в Виндзор. Это означает, что она не будет более появляться в своем лондонском «офисе» — Букингемском дворце, то есть это можно считать официальным отходом от дел. Все эти дела с тех пор ведут её дети и внуки.

Ариадна Рокоссовская журналист, писатель, специалист по ЕС и Великобритании

В таком чётко отлаженном веками механизме, каким является британская монархия, заранее известно, что наследнику престола (кто бы и когда им ни оказался) достанется империя, значительно урезанная по сравнению с той, над которой властвует (но не правит) Елизавета II. О своём намерении выйти из-под номинальной принадлежности к короне давно уже говорят в Австралии и Канаде, а такие бывшие её доминионы, как Барбадос, осуществили эти намерения не на словах, а на деле.

Но и в Австралии, и в Канаде промонархические симпатии примерно половины населения сохраняются в основном в силу личной харизмы «бабушки». Сам факт, что монарха за глаза называют этим словом, говорит о родственных чувствах этих австралийцев и канадцев к Её Величеству.

Такая харизма напрочь отсутствует у принца Чарльза. Поэтому Чарльзу, если он желает, чтобы его портрет появился на купюрах ряда стран после его восшествия на престол, надо торопиться: одних только фотосессий на тех или иных мероприятиях для этого явно недостаточно.

Возможно поэтому принцу Чарльзу очень к месту придутся празднования 70-летнего юбилея царствования своей матери, которые намечены на июнь. Ведь если сама виновница торжества не сможет принять в них участия, у наследника престола второго такого шанса «поносить корону» при жизни её владелицы, скорее всего, больше не предоставится.