Леса Сибири горят уже чуть меньше и теперь волнуют гуманитарные организации и записных защитников природы не так сильно, как всего несколько недель назад. Тем более что планета у нас большая, лесов на ней, в том числе горящих, (пока что) в достатке. Сейчас всё внимание мировой общественности приковано к Амазонии.


Леса, которые, как мы помним со школьной скамьи, принято называть «лёгкими планеты», полыхают, и делают это с невиданным размахом. Эксперты утверждают, что с начала года было зарегистрировано 72 843 очага лесных пожаров, причём 9,5 тысячи из них только за последнюю неделю. К катастрофе пытаются привлечь внимание не только такие суперзвёзды, как Леонардо Ди Каприо и Криштиану Роналду, но даже большие политики. Например, президент Франции Эммануэль Макрон, необычайно активный в последние дни, написал у себя на странице в Twitter, что ситуация уже стала международным кризисом и добавил: «Наш дом горит. Буквально».

Кто бы мог подумать, но публичная забота о природе может стать причиной если не полноценного международного скандала, то как минимум серьёзного ухудшения отношений между Францией и Бразилией. Дело в том, что президент Бразилии Жаир Болсонару принял пост Макрона на свой счёт. Он вообще человек довольно прямой и за словом в карман лезть не привык. Как сторонники, так и противники Болсонару говорят о его схожести с Дональдом Трампом. И в лучших традиция своего коллеги с севера президент Бразилии решил выяснить отношения в соцсетях. Он обвинил Макрона в том, что тот «пытается извлечь личную политическую выгоду из внутреннего дела Бразилии и других стран Амазонии», съехидничал по поводу того, что «сенсационный тон» Макрона никак не поможет проблеме, и в довершение упрекнул француза в колониальном мышлении, поскольку тот решил внести вопрос горящих лесов Амазонки в повестку дня саммита «Большой семёрки», где южноамериканские страны не представлены.

Andre Lucas/dpa/Global Look Press

Если беспокойство Макрона в этой истории понять можно, у нас всё-таки общая планета, и леса, производящие более 20% кислорода в мире, должны быть защищены. Но у Болсонару там, в Бразилии, своя атмосфера. Он ведёт отчаянную борьбу с журналистами, которые упрекают его во всех смертных грехах, даже в фашизме, и с некоммерческими природозащитными организациями. В своих высказываниях он уже дошёл до того, что именно эти организации обвинил в небывалом количестве пожаров. Если российские политики объясняли горящую тайгу использованием климатического и лазерного оружия нашими потенциальными врагами, то Болсонару обвиняет в кризисе экоактивистов, получающих иностранное финансирование. Он убеждён, что именно они спровоцировали экологическую катастрофу, подпалив леса, лишь бы дискредитировать его.

У экологов другая точка зрения: они подчёркивают, что по сравнению с предыдущим годом количество лесных пожаров выросло на 83%, и всё это выгодно лесозаготовителям и шахтёрам, которых (вероятно, не за спасибо) покрывает президент. Более того, не так давно глава государства отправил в отставку главу местного космического агентства, публично обратившего внимание на ухудшение ситуации. Для активистов у него тоже припасён туз в рукаве: он пытается законодательно перекрыть им финансирование. Вот в такую бразильскую историю случайно влез Макрон со своим беспокойством за будущее планеты.

У нас в самый разгар бедствия тоже много говорилось о возможной связи пожаров и нечистого на руку бизнеса, на действия которого закрывают глаза местные власти. Но в Южной Америке ситуация принимает действительно критические, даже по сравнению с нашими, масштабы. А если Болсонару будет столько времени тратить на разборки в соцсетях вместо реальных шагов по сохранению уникальных лесов, то это приведёт к последствиям действительно катастрофическим.