29 июня на Петербургском международном юридическом форуме пройдет конференция о защите прав и свобод граждан в цифровой среде. Модератором дискуссии выступит глава президентского Совета по правам человека (СПЧ) Валерий Фадеев, а доклад с позицией Совета представит член объединения Игорь Ашманов. По мнению правозащитников, защитить граждан от утечки данных смогут только «показательные процессы» и «реальные сроки» для тех, кто продает личные сведения.

Игорь Ашманов рассказал NEWS.ru, что он презентует концепцию защиты прав граждан в цифровой среде, которую разработала рабочая группа при СПЧ по поручению президента Владимира Путина. По его словам, защищать данные человека он сам не может, заниматься этим следует государству. И единственный правильный метод борьбы для государства — показательные процессы как против «сисадминов и программистов», сливающих данные, так и против их начальства, уверен правозащитник.

Сисадмины и программисты, которые эти данные продают, чувствуют себя безнаказанными. Они отличаются от обычных преступников тем, что уверены, что их не поймают — они же умнее всех. Пока не будет реальных показательных процессов, когда они поймут, что их будут сажать на реальные сроки, а их начальство поймет, что и их могут посадить, ничего не изменится, — подчеркнул он.

СПЧ: виновных в сливах данных ждут показательные процессы и уголовные дела Фото: Артём Соболев/NEWS.ru

По словам Ашманова, меры, которые применяются сейчас для борьбы с утечками, такие как оборотные штрафы, не имеют эффекта. Он объяснил: сотрудника, который продает информацию на форуме, не волнует, сколько денег заплатит его работодатель.

Правозащитник рассказал, что для руководителей преступников применима уголовная статья о халатности. Кроме того, он уверен, что следует менять существующие законы — вносить поправки и принимать «цифровой кодекс».

Персональные данные — что-то вроде радиоактивных материалов. Мы сейчас находимся в эпохе, когда радиоактивные материалы носили в кармане, в обувных магазинах ставили рентгеновские аппараты, как это было в конце XIX — начале XX века. Полный беспредел и эпоха первоначального накопления данных. Пора эту вольницу прекращать, потому что это вопрос национальной безопасности. Им должны заниматься люди под присягой под нормальными условиями о неразглашении, — подчеркнул член СПЧ.

Он рассказал, что сейчас «персональные данные воруют все кому не лень, используют их как хотят» — и защититься от этого нельзя. Человека могут снять на улице и сопоставить его лицо с цифровым профилем — «вы не давали разрешения вас снимать, но они вас не спрашивали». Или мобильный оператор, который получает сведения о посещенных интернет-страницах и передвижении человека, может продать эти сведения.

СПЧ: виновных в сливах данных ждут показательные процессы и уголовные дела Фото: shutterstock

В свою очередь зампред комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Антон Горелкин в разговоре с NEWS.ru напомнил, что Минцифры уже согласовало законопроект об ужесточении ответственности за утечки персональных данных. Эта инициатива предполагает, что компании в случае слива будут платить штраф в размере 1% от оборота, а если они попытаются скрыть инцидент, то платить придется 3% от оборота.

Я поддерживаю ужесточение, мы также обсуждаем с индустрией различные механизмы, чтобы мы жестко могли пресекать любые утечки, с другой стороны, чтобы в целом индустрия работала, — подчеркнул Горелкин.

В то же время он признался, что пока не готов комментировать предложение Ашманова о «показательных процессах».

В свою очередь глава юридической практики «Роскомсвободы» Саркис Дарбинян уверен, что необходимые правовые механизмы для наказания ответственных за утечки в России уже существуют. По его мнению, нужна правоприменительная практика и большая прозрачность процессов. Он привел в пример ситуацию с «Яндексом» — это дело рассматривает Следственный комитет, и «мы ничего не знаем о его судьбе».

Конечно, желание наказывать — это хорошо, но все меры должны быть взвешенными и могут базироваться на тех законах, которые есть, — заключил он.

Дело «Яндекса» связано с утечкой из сервиса «Яндекс.Еда», которая произошла 1 марта. Тогда данные клиентов сервиса не только попали в интернет, но и были нанесены на карту. На специальном сайте, который сейчас заблокирован Роскомнадзором, пострадавшие пользователи смогли найти свои адреса, номера телефонов и список заказов за последние шесть месяцев. Позднее карту дополнили информацией из других сервисов, в том числе Delivery Club, Wildberries, СДЭК и базы ГИБДД. Суд оштрафовал «Яндекс.Еду» на 60 тысяч рублей.

СПЧ: виновных в сливах данных ждут показательные процессы и уголовные дела Фото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Игорь Ашманов, который будет представлять позицию СПЧ, известен другим своим недавним предложением. На встрече членов Совета с Путиным, которая прошла в конце 2021 года, он рассказал президенту о необходимости создать реестр «токсичного контента», который «противоречит ценностям России».

Необходимость составления реестра он объяснял активной политизацией «деструктивных групп», которые «по сигналу» вовлекают россиян в массовые акции протеста. В качестве примера приводилась «медийная атака» на поправки к Конституции, исполнителями которой названы Ксения Собчак, Юрий Дудь (признан Минюстом СМИ, выполняющим функции иностранного агента), а также сторонники Алексея Навального и Михаила Ходорковского (признан Минюстом физлицом, выполняющим функции иностранного агента).

Путин одобрил идею, и позднее Ашманов развил инициативу, представив обновлённую версию концепции 17 февраля на расширенном заседании Общественной палаты, где участвовали члены Совета Федерации. Тогда он рассказал об опасности радикального феминизма, чайлдфри, ЛГБТ и спутникового интернета Илона Маска. Правозащитник заручился поддержкой других участников заседания, но настаивал, что ключ к решению лежит в саморегуляции сообщества, в то время как некоторые другие участники обсуждения говорили о необходимости законодательного запрета.

О дальнейшем развитии проекта информации пока нет, но в апреле Ашманов говорил, что работа над реестром может быть завершена уже к концу 2022 года.