3 октября 1990 года с карты мира исчезла Германская Демократическая Республика и появилась единая Германия. Тогда это событие в Советском Союзе прошло почти незамеченным — слишком много проблем преследовало народ: от экономического кризиса до борьбы «демократов» и «партократов». Между тем объединение Германии полностью изменило геополитическую картину Европы и определило будущее отношений Европейского союза и России вплоть до наших дней. О том, как Германия шла к своему объединению, — в материале NEWS.ru.

Как Германия разделилась

9 мая 1945 года германские власти подписали акт о безоговорочной капитуляции. Война в Европе закончилась, но переход к мирной жизни породил множество проблем. Хотя союзники очень подробно обсуждали устройство послевоенной Германии на конференциях в Тегеране, Ялте и Потсдаме, между сражавшимися по одну сторону фронта имелось немало разногласий.

Главным среди них был вопрос, в чьей зоне влияния окажется Германия — советской или американской. Конечно, обе стороны хотели получить Германию целиком, это был слишком ценный приз — многочисленный немецкий народ, мощная промышленность, сильная армия. Тот, кто контролировал Германию, получал в качестве приза всю Западную Европу.

Подписание капитуляции в Реймсе. Спиной: Ганс Фридебург, Альфред Йодль, Вильгельм Оксениус. В центре, слева от свободного стула — Уолтер Беделл Смит, справа — Иван СуслопаровФото: wikimedia.orgПодписание капитуляции в Реймсе. Спиной: Ганс Фридебург, Альфред Йодль, Вильгельм Оксениус. В центре, слева от свободного стула — Уолтер Беделл Смит, справа — Иван Суслопаров

Казалось, что наилучшим результатом была нейтрализация Германии, как это произошло с Австрией или Финляндией. Но фактически нейтральный статус всё равно оставлял немцев в лагере, как говорили американцы, «свободного мира» и поэтому решительно не устраивал советскую сторону. Кроме того, союзники расходились по очень важным политическим и экономическим моментам: СССР считал денацификацию бесполезной и бессмысленной, а США первое время продвигали план Моргентау: деиндустриализация Германии, поощрение эмиграции и превращение ее в слабую сельскохозяйственную страну.

Различался и подход к системе управления: в советской зоне оккупации при поддержке Москвы была воссоздана коммунистическая партия, которая пользовалась особым статусом, хотя другие партии не запрещались и не преследовались. В американской, британской и французской зонах оккупации восстановили все партии прежней Веймарской республики, без предпочтения одной из них.

В результате, когда под контролем оккупационных властей прошли выборы, в советской зоне оккупации победили коммунисты (СЕПГ — Социалистическая единая партия Германии), а в «западной» — их оппоненты: социал-демократы и христианские демократы. Уже одно это привело к расколу страны.

В 1948 году США и их союзники начали экономические реформы в своих зонах оккупации. Была произведена замена валюты. В ответ СССР провел денежную реформу в своей зоне, после чего Германия оказалась разделена на две части, в которых ходили разные валюты.

Окончательный разрыв начался 24 июня 1948 года, когда советские войска начали блокаду Западного Берлина, относившегося к зоне оккупации США, Великобритании и Франции. Блокада была прорвана с помощью воздушного моста, что вынудило советские власти отказаться от нее.

А в сентябре 1948 года в Бонне начал работу Парламентский совет, который должен был принять немецкую конституцию. Это было полностью проигнорировано СССР, так что когда в мае 1949 года новая конституция была ратифицирована, разделение Германии на два государства — «капиталистическое» и «социалистическое» — стало политической реальностью.

Так появились ФРГ (Федеративная Республика Германия, или Западная Германия) и ГДР (Германская Демократическая Республика, или социалистическая Германия), обе страны долгое время не признавали существование друг друга и претендовали на то, чтобы считаться «единственной законной Германией». Так началось соревнование между двумя экономическими и политическими системами, которое ГДР полностью проиграло уже к 1961 году.

Массовая эмиграция граждан ГДР в Западную Германию, происходившая в основном через Западный Берлин, где долгое время отсутствовала полноценная граница, привела к строительству знаменитой Берлинской стены, ставшей символом холодной войны.

Открытие внутригерманской границыФото: Rolf Schulten/imageBROKER.com/Global Look PressОткрытие внутригерманской границы

После этого эмиграция резко сократилась, но репутация ГДР была испорчена. Бегство граждан ГДР с помощью подкопов, лестниц, переброшенных через стену веревок превратилось в постоянные пограничные инциденты. Беглецов без жалости расстреливали гэдээровские пограничные части, что отражалось на моральном облике всего социалистического лагеря.

ГДР и ФРГ: признание двух Германий

В июне 1953 года в ГДР начались массовые беспорядки, вызванные политикой советизации. В сельской местности проводилось принудительное объединение крестьян в кооперативы, в городах повышались нормы выработки рабочих, сохранялась карточная система, росли цены. Массовое недовольство в итоге прорвалось открытым восстанием, которое вынуждены были подавлять советские оккупационные части, целых 16 дивизий с применением тяжелой бронетехники. На Западе говорили о более чем пяти сотнях убитых, в ГДР официально признали лишь 25 погибших.

К 1960-м годам положение в ГДР удалось стабилизировать. Начались экономические реформы, власти ввели систему материального стимулирования за труд, уровень жизни начал расти, хотя и серьезно отставал от ФРГ. На этом фоне в конце 1960-х — начале 1970-х годов началась политика нормализации отношений Западной и Восточной Германии.

В это время в ФРГ к власти пришли социал-демократы, левая партия, когда-то близкая к коммунистам. Они склонялись к достижению договоренностей с ГДР, что привело к заключению в 1972 году Договора об основах отношений между ГДР и ФРГ.

Оба немецких государства признали друг друга, признали послевоенные границы, начали экономическое и культурное сотрудничество. Однако контакты между государствами свелись к тому, что ФРГ, обладавшая более мощной экономикой, фактически выступила в роли спонсора ГДР. Восточная Германия с каждым годом стала всё больше и больше зависеть от кредитов и технологий, поставляемых с Запада.

Граждане ГДР направляются к временному переходу границы у Бранденбургских ворот в Западный Берлин, 01.01.1990, Восточный Берлин, Германия, ЕвропаФото: Jürgen Schwarz/imageBROKER.com/Global Look PressГраждане ГДР направляются к временному переходу границы у Бранденбургских ворот в Западный Берлин, 01.01.1990, Восточный Берлин, Германия, Европа

В то же самое время ГДР стремилась с помощью социально-экономических, а также идеологических инструментов укрепить и расширить политику «отличия» от ФРГ. В то время как ФРГ, заключая договор о взаимном признании, рассчитывала на либерализацию режима в ГДР, СЕПГ использовала договоры для стабилизации системы, постоянно подчеркивая, что ГДР является «социалистической альтернативой ФРГ».

Кризис в ГДР

С середины 1970-х годов экономическая ситуация в ГДР начала постепенно ухудшаться. Увеличение расходов на социальную сферу — жилищную программу, пенсионное обеспечение — снизило объем инвестиций в развитие производства. Руководство ГДР рассчитывало на повышение экономического роста за счет интенсификации производства, увеличения доходов от экспорта, а также западных кредитов. На практике же такие меры не давали ожидаемых результатов.

Всё заметнее становилось технологическое отставание, уровень производительности труда составлял от одной трети до половины западногерманского. Получаемые от ФРГ кредиты использовались большей частью не на инвестиции в экономику, а на импорт сырья, продовольствия и ширпотреба для населения.

Экономика ГДР развивалась слишком медленно. Конечно, на фоне того, что происходило в СССР, ГДР воспринималась как оазис благоденствия (в СССР очень высоко котировалась возможность работать в ГДР или служить в советских воинских частях, расквартированных там). Но в сравнении с ФРГ оценка социалистической Германии с каждым годом стремительно падала вниз.

Дело дошло до того, что ГДР полуофициально продавала ФРГ политических заключенных, получая за это выплаты в твердой валюте. В период 1970–1989 годов около 30 тысяч человек таким образом смогли получить свободу и выехать из ГДР, за них было получено 3,2 млрд западногерманских марок, частично в форме поставок товаров из ФРГ.

С началом перестройки в СССР в ГДР постепенно стало нарастать народное недовольство. Ведь получалось так: в главной стране советского блока — СССР — с 1985 года началась демократизация, а в ГДР о таком даже не мечтали. Там с 1971 года правил убежденный ленинец, генеральный секретарь ЦК СЕПГ Эрих Хонеккер, состоявший в коммунистической партии с 1930 года.

Эрих ХонеккерФото: imago stock&people/Global Look PressЭрих Хонеккер

Это был суровый человек, убежденный в правоте марксисткой идеологии. Он ни на секунду не выпускал из рук нити управления ГДР и полностью контролировал ее внутреннюю и внешнюю политику.

В итоге во второй половине 1980-х годов ГДР называли «заповедником застоя». Сам Хонеккер крайне негативно публично отзывался о политике советского лидера Михаила Горбачева и говорил, что его ждет скорый крах.

«Заповедник застоя»

Именно тогда в ГДР была выдвинута политическая концепция «уникального опыта немецкого социализма». Хонеккер и его сторонники утверждали, что если экономика ГДР развивается лучше, чем советская, значит, она не нуждается в реформах. А следовательно, необходимо сохранить существующее положение вещей, так как любые перемены несут риск дестабилизации.

Эти идеи вызвали полнейшее непонимание среди восточных немцев, где в 1987–1988 годах всё шире распространялся «культ» Горбачева как смелого политического реформатора, несущего людям свободу. Среди граждан ГДР нарастали оппозиционные настроения. Такая ситуация не могла не разрешиться социальным взрывом.

В 1989 году советский блок начал рассыпаться буквально на глазах. Первым развалился «самый веселый барак социалистического лагеря» — Венгрия. Уже в мае 1989 года была открыта граница между Венгрией и Австрией. Через нее устремились тысячи эмигрантов из стран социализма, в том числе из ГДР.

В июле этого же года на совещании Организации Варшавского договора (советский военно-политический блок) было официально объявлено, что СССР отказывается от «доктрины Брежнева», гласившей, что суверенитет стран — сателлитов СССР ограничивается в вопросе отказа от социалистического выбора. Фактически это был сигнал, что Москва не будет препятствовать любым реформам в Восточной Европе вплоть до выхода из сферы влияния СССР.

В это время в ГДР власть постепенно теряла контроль над ситуацией. Хонеккер тяжело болел, ему сделали операцию, затем диагностировали рак, что на долгое время лишило главу государства возможности влиять на положение дел в стране. В Германии начались забастовки против власти коммунистов, в то же самое время, выбираясь из больницы, Хонеккер продолжал твердить о неизменности социалистического выбора немецкого народа.

Параллельно с этим большое число немцев садились в свои автомобили и ехали в Венгрию и Чехию, чтобы пересечь открытую границу с Австрией, попав в «западный мир». Игнорировать такое было уже невозможно.

В итоге в октябре 1989 года в ГДР произошел тихий переворот. Сторонники реформ в СЕПГ договорились с могущественной службой безопасности и армией, после чего, при полной поддержке Кремля, Хонеккер был отстранен от всех занимаемых постов «по состоянию здоровья», а главой страны стал Эгон Кренц, бывший ставленником Горбачева.

Эгон КренцФото: imago stock&people/Global Look PressЭгон Кренц

Кстати, первый свой заграничный визит Кренц совершил в СССР, где убеждал советские власти в том, что ГДР лишь будет реформироваться в сторону демократии. Горбачев в ответ уверял Кренца, что объединение Германии совершенно неактуально и ГДР продолжит свое существование. Как вскоре выяснилось, оба политических лидера заблуждались.

В ГДР начинаются реформы

При этом советское руководство вело двойную игру. На словах поддерживая Кренца, его считали недостаточно надежным партнером, а основную ставку делали на партийного функционера и главу правительства ГДР Ганса Модрова. Но было слишком поздно. Удержать ситуацию под контролем уже не получалось. В Берлине начались массовые беспорядки.

4 ноября на Александерплац собирается митинг численностью больше миллиона человек. Участники требуют самых решительных реформ и объединения Германии. В ночь с 9 на 10 ноября силами протестующих в нескольких местах была разрушена Берлинская стена. Поток восточных немцев устремился в Западный Берлин. Советские войска, размещенные в ГДР, не препятствовали этому, получив прямой приказ из Москвы.

В эту же ночь Ганс Модров был избран заместителем председателя СЕПГ. Он вскоре объявил о роспуске тайной полиции ГДР, на которой держался коммунистический режим, а затем призвал к проведению всеобщих свободных выборов в парламент ГДР. Модров пытался удержать ситуацию под контролем, он говорил о необходимости начать переговоры с ФРГ, о том, что объединение — задача, которая не может быть решена быстро, о том, что наиболее разумным вариантом объединения будет конфедерация ГДР и ФРГ, но его уже никто не слушал. Коммунисты потеряли не только власть, но и авторитет в народе. Все восточные немцы думали только о как можно более скором объединении Германии.

В советском руководстве столь быстрые перемены вызвали настоящий шок. Горбачев совершенно не рассчитывал на то, что самый надежный союзник СССР столь быстро поменяет свою политическую ориентацию. Уже 28 ноября 1989 года власти ФРГ выступили с программой «10 пунктов», в которой говорилось об объединении двух немецких государств в самое ближайшее время. При этом Западная Германия брала на себя инициативу в этом процессе, а ГДР оказывалась в положении ведомого.

Начало сноса Берлинской стены у Бранденбургских ворот, Берлин, Германия, ЕвропаФото: Rolf Schulten/imageBROKER.com/Global Look PressНачало сноса Берлинской стены у Бранденбургских ворот, Берлин, Германия, Европа

В ходе декабрьских переговоров глав СССР и США на Мальте Горбачев сдался и говорил об объединении как о неизбежном факте самого ближайшего будущего, требуя лишь нейтрализации Германии, но не подкрепляя эти требования никакими гарантиями со стороны СССР. Тем самым вопрос членства объединенной Германии в НАТО был снят с повестки дня и превратился во внутреннее дело немцев. По итогам мальтийского саммита президент США Джордж Буш сообщал канцлеру ФРГ Гельмуту Колю, что позиция Горбачева очень слаба.

СССР сдает свои позиции

Когда министр иностранных дел ФРГ Ганс-Дитрих Геншер прибыл в Москву, на встрече с главой СССР он не смущаясь заявил: «Происходящее в ГДР является внутренним делом этой страны, выбором ее народа. Мы этот выбор будем уважать, ничего не собираемся навязывать». Фактически это означало прямой и очень резкий отказ выслушивать любые аргументы советской стороны. Горбачев молча проглотил обиду и полностью устранился от происходившего в Германии.

Теперь процесс объединения двух немецких государств происходил без какого-либо участия СССР. Хотя ФРГ еще с 1970-х годов забрасывала в Советский Союз информацию, что готова заплатить за объединение, Горбачев даже не подумал начать торг. Хотя советские войска стояли в ГДР и от позиции СССР зависело, состоится ли объединение или же его можно будет затянуть даже не на годы, а на десятилетия.

В ФРГ рассчитывали, что безвозмездная плата в 100–125 млрд марок будет достойной ценой, но Горбачев ограничился просьбой предоставить СССР помощь в размере 4,5 млрд марок, чтобы решить самые насущные проблемы советской экономики — закупить продукты и потребительские товары. Немецкие дипломаты были поражены: поглощение ГДР, независимого государства, члена ООН, доставалось им буквально даром.

Вот как писал историк Матвей Полынов:

Среди союзников ФРГ наиболее холодно к перспективе объединения Германии отнеслись Франция и Великобритания. Президент Франции Ф. Миттеран был вынужден совершить срочный однодневный визит в Киев 6 декабря 1989 г. для переговоров с М. С. Горбачевым, главной темой которых был германский вопрос. Французский президент говорил о том, что «в Европе никто не хочет, чтобы на континенте произошли глубокие пертурбации в результате объединения Германии, которое неизвестно что принесет». Миттеран пытался выяснить конкретные действия М. С. Горбачева по германскому вопросу. На его вопрос: «Что конкретно Вы собираетесь делать?» получил ответ общего содержания: «Прежде всего, продолжить линию общих перемен. Пусть каждая страна определяет сама их направленность. Мы убеждены, что нельзя допускать внешнего вмешательства, искажать волю народов <...>».

Премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер тогда же говорила:

Объединенная Германия слишком велика и могущественна, чтобы быть просто игроком на европейском поле <...>. По природе своей Германия представляет собой на континенте силу не стабилизирующую, а дестабилизирующую.

Удивительный факт, но Горбачев не воспользовался дипломатической поддержкой со стороны Франции и Великобритании. Более того, советский дипломат, секретарь ЦК КПСС Валентин Фалин вспоминал, что в то время попытался предложить Горбачеву признание за объединенной Германией статуса безъядерной державы, но глава СССР безвольно ответил: «Боюсь, поезд уже ушел», и этот вариант был отклонен. Так что в ФРГ после объединения остались ядерные боеприпасы армии США.

Михаил ГорбачёвФото: imago stock&people, via www.imag/www.imago-images.de/Global Look PressМихаил Горбачёв

В марте 1990 года после выборов в парламент главой правительства ГДР стал Лотар де Мезьер, христианский демократ и убежденный сторонник как можно более быстрого объединения. Уже 18 мая 1990 года был подписан договор между ГДР и ФРГ о создании единого экономического пространства.

31 августа ФРГ, ГДР, США, СССР, Великобритания и Франция подписали международный договор «Об окончательном урегулировании в отношении Германии». Единственным условием, которое было внесено в этот документ, оказалось признание границ Польши. СССР и Россия не получили ничего.

3 октября 1990 года состоялась торжественная церемония объединения Германии. Ни о каких равноправных условиях речи уже не шло. ФРГ просто поглотила соседнюю страну, и в мире появилось единое немецкое государство.