Оставление военнослужащими частей — довольно обыденная ситуация для армии. Дела о дезертирстве в России возбуждались ежегодно. Однако, судя по открытым данным, с началом специальной военной операции об этом стали сообщать гораздо чаще. Если кто-то из дезертиров, как и раньше, просто хочет отдохнуть и немного пожить «гражданской» жизнью, то другие пытаются избежать отправки на передовую или даже специально покидают часть, чтобы с ними разорвали контракт. Более того, периодически военные берут с собой оружие, а затем даже применяют его. Подробности — в материале NEWS.ru.

Преступление

13 января 31-летний рядовой Дмитрий Перов покинул свою военную часть, которая располагается в зоне боевых действий на Украине, и уехал домой. По данным правоохранительных органов, с собой он забрал автомат с пятью магазинами и несколько гранат. Как пишут СМИ, он поехал к маме в Воронеж, а оттуда отправился домой в Липецкую область.

18 января домой к мужчине пришел спецназ. Силовики потребовали у него лечь на землю, а военный в ответ открыл огонь. В результате дезертира застрелили на месте.

Ориентировка на 31-летнего рядового Дмитрия ПероваФото: Социальные сетиОриентировка на 31-летнего рядового Дмитрия Перова

Подобные инциденты происходят в России каждый год, однако, если судить по публикациям в СМИ, после введения российских войск на территорию Украины их количество увеличилось. Согласно подсчетам NEWS.ru, с 24 февраля 2022 года в СМИ упоминалось о 37 военных, бежавших из части, а также о двух служащих ЧВК «Вагнер». Эти данные удалось получить после анализа публикаций российских СМИ за период с 24 февраля 2022 года по 18 января 2023 года. Реальное число побегов может быть выше, так как не все случаи освещаются журналистами. Для сравнения: за весь 2021 год в СМИ попали только 19 случаев оставления части. Все они — побеги срочников. Они покидали части из-за конфликтов с сослуживцами или просто из-за желания отдохнуть.

Первый с начала военных действий на территории Украины случай побега произошел прямо в день объявления о военной операции — 24 февраля. Тогда из части в приграничной Ростовской области сбежал контрактник. По данным местных журналистов, он мог забрать с собой оружие. Мужчина служил в 150-й мотострелковой дивизии, которая принимает участие в военной операции.

Сто шагов назад: как солдаты дезертируют с начала СВОФото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru

После этого СМИ регулярно сообщали об оставлении частей контрактниками. Некоторые из сбежавших объясняли, что просто хотели отдохнуть, другие пытались избежать отправки в зону спецоперации. Кроме того, до начала мобилизации контрактники, которые находились в зоне СВО, возвращались в место постоянной дислокации своей части, чтобы написать рапорт на увольнение — этот способ порой помогал, если командир не принимал рапорт на месте.

После начала мобилизации журналисты чаще рассказывали о побегах призванных запасников. В СМИ большинство публикаций (23 из 37) описывают именно их попытки бегства. Например, житель Ленинградской области пытался доказать, что у него есть подтвержденная болезнь, с которой в армию не мобилизуют. По его словам, медкомиссию в военкомате проводить отказывались. Он дважды сбегал из части, прежде чем ему все же назначили медкомиссию.

В Татарстане возбудили дело по статье о дезертирстве в отношении покинувшего часть мобилизованного. Сам он в своё оправдание заявил, что просто пошел в туалет во время тренировок на полигоне и потерялся. А в Петербурге мужчина сбежал из части, чтобы попытаться добиться для себя альтернативной службы — он завил, что боится крови, а убивать людей ему мешают религиозные убеждения. После побега он вернулся домой и сразу обратился к властям. В результате суды отказали ему в праве на АГС.

Однако большинство случаев побега мобилизованных все же не связаны с их желанием в дальнейшем действовать в правовом поле. Более того, как контрактники, так и мобилизованные зачастую берут с собой оружие. В Белгородской области один из контрактников, по сообщению Telegram-канала Baza, и вовсе при побеге угнал из части грузовик. Он собирался расторгнуть контракт, но не смог — незадолго до этого президент подписал указ о мобилизации, который, помимо прочего, запрещает военным увольняться.

После объявления мобилизации законодательство в принципе было значительно ужесточено. Все попытки оставить часть квалифицируются по одной из двух уголовных статей — «Самовольное оставление части или места службы» (337-я УК РФ) и «Дезертирство» (338-я УК РФ). Ранее в подавляющем большинстве случаев применялась первая, значительно менее тяжкая статья. По ней военный, совершивший деяние впервые, вообще может быть освобожден от ответственности.

Если ответственность все же наступает, то она ограничивается арестом, содержанием в дисциплинарной воинской части или лишением свободы до 5 лет (обычно суды заменяют его на условный срок). Однако эта мера действует только в обычное время. В период «мобилизации или военного положения, в военное время либо в условиях вооруженного конфликта или ведения боевых действий» наказание по ней значительно суровее и всегда подразумевает лишение свободы (если суд не смягчит наказание, назначив условный срок). Если военный вернулся в часть в течение 10 дней, максимальный срок лишения свободы — 5 лет, если в течение месяца — 7 лет. Если он провел вне части больше месяца, он лишится свободы минимум на 5 лет, а максимум — на 10 лет.

Первое дело по этой статье на мобилизованного возбудили уже в середине октября 2022 года. Обвиняемый — житель Улан-Удэ, который, как писал в своем Telegram-канале правозащитник Павел Чиков, заявил, что «ни в какую Украину не поедет, не будет стрелять ни в каких украинцев», и сбежал из части через дыру в заборе.

Приговоры по этой статье, по крайней мере в отношении контрактников, включают в себя реальные сроки. Например, 16 января челябинский суд осудил военного на пять лет колонии за оставление части, а 29 декабря в Южно-Сахалинске три года колонии получил военный, который, по данным суда, хотел уклониться от участия в военных действиях и «праздно провести время». Для мобилизованных наказание пока не столь суровое: им суды назначают условные сроки.

Сто шагов назад: как солдаты дезертируют с начала СВОФото: Сергей Булкин/NEWS.ru

Наказание

Чаще всего военных как до начала боевых действий на Украине, так и сейчас судят именно по статье 337 УК РФ («Самовольное оставление части или места службы». С момента начала СВО по 18 января 2023 года суды, согласно ГАС «Правосудие», вынесли решения по 425 делам по этой статье, 255 из них — за оставление места службы на срок более месяца (ч. 4 ст. 337). Из этих сотен дел в системе доступны тексты только 202 приговоров. Прочитав их, корреспондент NEWS.ru выяснил, что большинство из них связаны с побегами, совершенными до 24 февраля 2022 года — до поступления дела в суд расследования длились несколько месяцев или даже лет.

За аналогичный период 2021–2022 годов суды рассмотрели 396 дел по статье 337, 233 из них — по ч. 4 ст. 337.

После начала мобилизации в отношении дезертиров начала действовать и часть 5 статьи 337 — оставление места службы на срок более месяца в период боевых действий, Однако по ней пока вынесено только четыре приговора, тексты которых недоступны.

Случаев осуждения за оставление части именно в период СВО в ГАС «Правосудие» удалось обнаружить только 58, и только 20 из них покинули часть больше чем на месяц. Из них только один дезертир был призывником: он за взятку хотел получить отпуск на неделю.

Судя по материалам дел, покинувшие часть военные во многих случаях либо сами возвращаются на место службы (после звонков руководства или по собственному желанию), либо их возвращают силовики и сослуживцы. Большинство подсудимых говорили, что не хотели сбегать навсегда, а просто хотели отдохнуть. Это самая популярная мотивация, описанная в решениях судов — желание военного отдохнуть и провести время с семьей. Так говорили и многие из тех, кто покидал части до начала военной операции.

Однако после 24 февраля 2022 года в решениях судов начали появляться другие объяснения. Например, один контрактник посчитал свою дальнейшую службу бесперспективной, потому что его отказались отправлять на передовую — он получил наказание в 1,5 года лишения свободы условно. Еще трое, наоборот, не хотели участвовать в СВО (один из них получил три года в колонии-поселении, двое других — штраф). Еще один военный просто испугался возвращаться на службу из отпуска. Пятеро солдат сбежали из части, потому что хотели отдохнуть после участия в боевых действиях. Двое разочаровались в военной службе, двое посчитали условия в части недостаточно хорошими, еще один прямо признался, что покинул место службы, чтобы добиться увольнения.

Сто шагов назад: как солдаты дезертируют с начала СВОФото: shutterstock

Статья «Дезертирство» (338 УК РФ), которая предполагает значительно более суровые наказания, всегда применялась значительно реже. За весь период с 24 февраля, согласно открытым данным, по ней не было вынесено ни одного решения, которое касалось бы события, произошедшего в этот период. Однако в обиходе дезертирами называют всех, кто покинул часть.

Именно так, например, СМИ называли Дмитрия Перова, застреленного силовиками 18 апреля. При этом его разыскивали не по статье о дезертирстве, а именно по статье об оставлении места службы. На обвинения в дезертирстве пожаловались и ярославские мобилизованные, которые говорят, что им приказали отступать, а теперь хотят за это судить.

Еще сложнее понять, как квалифицируется побег из ЧВК «Вагнер». Ни в одном доступном решении судов об оставлении части или дезертирстве участники этой организации не фигурируют. При этом случаи их побега известны. Например, в декабре 2022 года на полицейских в Новошахтинске Ростовской области напал житель Башкирии, который дезертировал из «Вагнера». Мужчина, завербованный из колонии, где сидел за ограбление офиса микрозаймов, пытался оказать вооруженное сопротивление силовикам при задержании. Впрочем, связанные с «Вагнером» Telegram-каналы публикуют видеозаписи, из которых можно сделать вывод, что такие инциденты могут разрешаться вне установленных юридических процедур.