4 марта 1965 года Президиум Верховного Совета СССР выпустил указ, согласно которому преступления против человечности не имеют сроки давности, а значит, причастные к ним будут разыскиваться и преследоваться до конца. В тот момент он, разумеется, применялся в первую очередь к бывшим деятелям гитлеровской Германии и их пособникам — документ обозначал, что процесс в Нюрнберге был только началом искоренения нацизма.

Полностью название указа звучало так: «О наказании лиц, виновных в преступлениях против мира и человечности и военных преступлениях, независимо от времени совершения преступлений». Сам же текст довольно короткий.

Народы Советского Союза, понесшие в войну наибольшие потери, не могут допустить, чтобы фашистские варвары остались безнаказанными. Советское государство неизменно исходит из общепризнанных норм международного права о необходимости наказания гитлеровских преступников, где бы и как долго они ни скрывались от правосудия, — гласил документ.

Позже к нему появилось дополнение, согласно которому действие указа распространяется и на тех советских граждан, которые в период Великой Отечественной войны 1941–1945 годов проводили активную карательную деятельность, принимали личное участие в убийствах и истязаниях советских людей.

Кстати, именно в этом году советскими властями было официально объявлено, что потери СССР во время войны составили 20 миллионов человек, а не семь миллионов, как считалось ранее. Позже, как известно, эта цифра была скорректирована в сторону увеличения.

Суды над нацистами и их пособниками в СССР начались ещё во время войны, в 1943 году — в Краснодаре и Харькове, в присутствии иностранных журналистов. В 1945–1946 годах прошли ещё восемь процессов — в восьми наиболее пострадавших советских городах. На местах работали специальные следственные группы, свидетели опрашивались тысячами. По их итогам осуждены были 84 военнопленных нациста, большинство из них приговорены к смертной казни. В Киеве на площади Калинина (сейчас площадь Независимости) были публично повешены 12 военных преступников в присутствии, по некоторым оценкам, до 200 тысяч горожан.

Ещё девять процессов прошли в нынешнем Донецке (в то время городе Сталино), Севастополе, Бобруйске, Чернигове, Полтаве, Витебске, Новгороде, Кишинёве и Гомеле. По их итогам в 1947 году 137 человек были приговорены к срокам в лагерях. Тем не менее среди миллионов военнопленных на территории СССР оставались как минимум тысячи людей, причастных к военным преступлениям.

Фото: dpa/Global Look Press

Последний подобный открытый процесс в СССР прошёл в 1949 году уже над японскими агрессорами — он состоялся в Хабаровске. Подсудимыми были разработчики биологического оружия, которые испытывали его на оккупированных территориях Советского Союза и Китая. Но уже с 1947 года подобные процессы стали принимать закрытый характер (об этом по до конца непонятным причинам распорядились советские власти) и проходили без вызова свидетелей, в основном они заканчивались приговорами к лишению свободы сроком на 25 лет.

Надо отметить, что в постсоветской России были реабилитированы более 13 тысяч иностранцев, осуждённых в таком упрощённом порядке, из более чем 81 тысячи человек, осуждённых в СССР за военные преступления.

При этом в 1955–1956 годах все осуждённые были переданы властям своих стран — что широко не афишировалось. Уже шла полным ходом холодная война — сотрудничества между советскими и зарубежными силовыми структурами не было, вернувшиеся домой осуждённые нередко пытались представить себя невинными жертвами, оклеветанными либо осуждёнными на основе выбитых под пытками показаний. В итоге большинство из них оказались на свободе, хотя суды ФРГ начали рассмотрение их дел заново. Согласно местному уголовному законодательству, в 1960-е годы сроки давности по делам о преступлениях времён Второй мировой должны были истечь — да и то речь шла о массовых убийствах с особой жестокостью. А люди, принимавшие косвенное участие в преступлениях, по тогдашним законам ФРГ и вовсе могли быть оправданы.

Фото: Scherl/Global Look Press

В декабре 1964 года советское правительство выступило с нотой к властям ФРГ с требованием отменить сроки давности по преступлениям нацистов, а вскоре ещё одним заявлением обвинило Западную Германию в попытке освободить от преследования бывших нацистов. Между тем приближалась 20-летняя годовщина Нюрнбергского трибунала. Частью этой кампании и стал Указ Президиума Верховного Совета СССР от 4 марта 1965 года. Со своей стороны Советский Союз продолжил выявление пособников нацистов — речь шла о бывших коллаборационистах из числа советского населения. Открытые процессы над ними продолжались аж до 1982 года.

Вместе с тем Генеральная Ассамблея ООН частично поддержала требования СССР, обязав в 1973 году государства-члены разыскивать и экстрадировать в страны совершения преступлений военных преступников вне зависимости от того, сколько прошло времени с момента деяний. Однако массовой практикой это не стало — тем более что бывшие нацисты к тому времени, как правило, уже получили гражданство тех стран, где нашли укрытие.