Многие российские начальники по-прежнему предпочитают общаться с подчиненными на повышенных тонах, и это считается нормой. В то же время разносы со стороны руководства редко оказываются эффективными — таковы результаты исследования, проведенного рекрутинговым сервисом SuperJob. По оценкам экспертов, изменить служебную ментальность в России крайне сложно: некоторые топ-менеджеры по-прежнему уверены, что кнут — лучший стимул для работы. Однако эксперты возражают, утверждая, что эффективность и производительность труда в «нервных» офисах редко оказываются высокими.

В условиях унижения

Каждый седьмой россиянин расстраивается из-за руководителя ежедневно, выяснилось в ходе исследования SuperJob. По 15% опрошенных рассказали, что босс портит им настроение несколько раз в неделю и несколько раз в месяц, а 14% получают порцию негатива от начальника несколько раз в год. Также выяснилось, что ежедневные разносы от шефа в полтора раза чаще получают россияне с доходом до 50 тысяч рублей, нежели опрошенные с доходом свыше 80 тысяч рублей. При этом тех, кому никогда не портит настроение начальник, и тех, кто подвергается этому крайне редко, больше среди россиян старше 45 лет.

Специалисты SuperJob также узнали, что работники, пребывающие в плохом расположении духа из-за регулярных «наездов» руководителя, чаще всего работают в обычном режиме: о том, что подобное поведение начальника никак не сказывается на результатах их труда, сообщили 46% опрошенных.

В том, что после разноса они работают хуже, признались 44% россиян. Лишь 4% опрошенных улучшают свои результаты, пребывая в плохом настроении, — рассказали NEWS.ru в SuperJob. Оказалось также, что устойчивы к ругани начальства россияне с доходом свыше 80 тысяч рублей.

Фото: Unsplash

Специалист в сфере подбора персонала Елена Султанова рассказала NEWS.ru, что российские офисы сегодня зачастую по-прежнему остаются «территорией нервотрепки».

Практика показывает, что внушительный процент увольнений сотрудников связан именно с созданием невыносимых условий работы. Один из недавних случаев: высококвалифицированный специалист был вынужден уволиться из компании только потому, что в офисе на него регулярно повышали голос. Там вообще так было принято: все друг на друга на орут и считают это нормой. В итоге человек плюнул на деньги, на возможность карьерного роста и ушел — он так и сказал, что здоровье дороже, — пояснила Султанова.

По ее словам, подобная атмосфера в коллективах многих российских компаний и предприятий — не такая уж редкость:

Мы как-то проводили закрытые исследования в ряде компаний и получили почти шокирующие результаты: оказалось, что едва ли не половина сотрудников трудится в условиях психологического унижения. Причем многие — на хороших позициях с конкурентными зарплатами. Но за это приходится терпеть хамство и ругань со стороны начальства.

Менеджер по продажам Елена из Челябинска рассказала NEWS.ru, что сама прошла через работу в подобном коллективе. Женщина призналась, что едва ли не каждый ее рабочий день начинался с грубостей:

Моя непосредственная начальница постоянно разговаривала со мной с нескрываемым раздражением, словно с провинившейся школьницей. А если что-то шло не так, она просто начинала так кричать, что стекла в оконных проемах тряслись. Однако после такого «воспитания» работать вообще не хотелось. Собственно, однажды я не выдержала: встала и хлопнула дверью. Ни разу об этом с тех пор не пожалела.

Между тем в западных странах проблема крика на работе давно урегулирована, чего, увы, не скажешь о России.

Матом не ругаются, а разговаривают

Как рассказал NEWS.ru основатель адвокатского агентства «Законовед» Григорий Сарбаев, крик — это всегда признак слабости, а не силы. Фактически, говорит он, орущий руководитель расписывается в том, что не сумел наладить бизнес-процессы, нанял не тот персонал и т. д.

Можно вспомнить слова Антибиотика из известного российского сериала: «Это я не тебя, Гусенок, это я себя бью. Потому что вы ничего не умеете, и я это знал...» Проблема усугубляется, когда разнос устраивается публично и с применением ненормативной лексики. Как показывает практика, ответная реакция всегда одна: лучшие сотрудники уходят, а те, кто в силу жизненных обстоятельств или квалификации уйти не может, терпят. Не забывая при этом мстить по полной программе: порчей имущества, воровством, плохой работой или саботажем, — рассказал Сарбаев.

Фото: Unsplash

Он признал, что крик в этом случае — весьма дорогое удовольствие. Например, в США подсчитали убытки компаний от последствий подобного враждебного поведения начальников, в итоге цифра перевалила за два десятка миллиарда долларов.

По словам юриста, в России проблема стоит острее, поскольку отсутствует надлежащая нормативная база:

Например, в локальных трудовых актах организации практически никогда прямо не запрещен крик и оскорбления, хотя это необходимо, ведь в Трудовом кодексе подобные формулировки отсутствуют, а есть лишь общие разделы о дисциплине труда, взысканиях и увольнениях. Прибавим к этому наличие серых зарплатных схем, которыми, прооравшись, могут играть руководители, и картина становится понятнее. Есть отрасли, например строительство, где матом не ругаются, а разговаривают.

Сарбаев признал: судебные перспективы также призрачны. Не говоря о трудностях сбора доказательств, мало кто захочет портить себе резюме, выступая истцом или свидетелем на такого рода процессе.

Различные опросы показывают, что только десять процентов работников счастливы, что работают в той или иной организации, при этом ещё 40 процентов пришли в организацию случайно.

Сначала поступили не в тот вуз, в который хотели, потом пошли на работу не туда, куда хотели. Есть ещё 50 процентов работников, но это вообще случайные люди, которые изначально устраиваются на работу как временную. Проблема, соответственно, с профориентационной работой еще в школе, — пояснил в разговоре с NEWS.ru социолог Сергей Таланов.

Впрочем, «культура крика» свойственна отнюдь не всем организациям. По оценкам основателя консалтингового агентства Redoo и пиар-агентства «Андреева и партнёры» Светланы Андреевой, особенно высока самомотивация в креативных коллективах — IT, ювелирном бизнесе, декоративно-прикладном (изделия ручной работы).

Удаленный режим работы для своей компании я выбрала потому, что каждому члену нашей команды требовалось высокая степень свободы, и, конечно, «мотивация криком» в нашем случае ни с кем не сработала бы, — рассказала она.

Фото: Unsplash

В некоторых российских компаниях популярна система «я — начальник, ты — дурак», и все корпоративные процессы выстраиваются вокруг неё. В таком случае получается следующая система сброса негатива: на меня наорал мой начальник, я слил негатив на своего подчиненного, подчиненный — накричал на своего коллегу, утверждает в беседе с NEWS.ru клинический психолог Марина Бондаренко.

По ее оценкам, способность правильно аккумулировать гнев и адекватно мотивировать сотрудников особенно важна сейчас, когда руководитель компании всеми силами стремится удержать на плаву бизнес, проводя его сквозь бурные воды турбулентности нынешнего времени.

Здесь, продолжает Бондаренко, крайне актуальным становится — как для руководящего звена, так и для подчиненных — уровень адаптивного интеллекта. При высоком уровне такового сотрудники не нуждаются в дополнительной внешней мотивации, поскольку у них значимый уровень самомотивации. Люди же с низким уровнем осознанности, с низким уровнем адаптивного интеллекта, к сожалению, зачастую мотивируются только с помощью «кнута».