В Сирии в последние годы участились случаи отказов от детей. Не проходит и месяца, чтобы на улицах не нашли двух-трех брошенных детей. Чаще всего брошенных новорожденных находят в провинциях Идлиб и Алеппо на севере страны, где много оппозиционных группировок, неподконтрольных правительству, вроде Хайят Тахрир аш-Шам* (ХТШ). Их оставляют возле мечетей, больниц, а некоторых так и вовсе замотанными в грязные тряпки на обочинах дорог и на мусорных свалках.  

В большой семье бывает всякое

Новорожденных в Идлибе и Алеппо все чаще бросают из-за нехватки денег на ребенка и тяжелой экономической ситуации в регионе в целом. Местные власти, противостоящие правительству Асада и не имеющие особых возможностей для пополнения бюджета, вынуждены искать средства прежде всего у местных жителей, другого источника обогащения на подконтрольных ХТШ территориях практически нет. Например, как только началась спецоперация на Украине, в Идлибе сразу подняли цены на все товары, утверждая, что украинский конфликт «нарушил цепочки поставок продовольствия». 

Так же малышей часто бросают жители лагерей беженцев (или, как называют их сирийцы, «лагерей перемещенных лиц»), которые живут исключительно за счет международной помощи. Что примечательно, родители, отказывающиеся от детей, зачастую сами еще практически дети. Дело в том, что на севере Сирии в ряде регионов наблюдается «возвращение к традициям» в виде роста популярности браков среди несовершеннолетних.  Согласно отчету ООН «Когда поют птицы в клетке: истории молодых сирийский девушек» с 2014 года 30–40% браков в Идлибе происходят, когда девушкам еще нет 18 лет (в среднем их возраст на момент замужества составляет 13–16 лет). Сирийская правозащитная организация Syrians for Truth and Justice (STJ) и вовсе считает, что подобных браков около 60%. 

Зайка есть, а лужайки нет: в Сирии новорожденных все чаще бросают на улицеФото: Juma Mohammad/Keystone Press Agency/Global Look Press

В несовершеннолетних браках есть сразу ряд факторов, из-за которых жизнь новорожденного вряд ли окажется благополучной. Прежде всего, ранняя беременность сильно угрожает здоровью юных женщин. К тому же эти браки (часто близкородственные) зачастую наполнены, согласно отчету ООН, «моральным и физическим насилием», что отражается на плоде не в лучшем виде. 

Сама беременность зачастую наступает в результате насильственных действий, без согласия будущей матери. А учитывая ранний возраст вступления в брак, женщины часто жалуются, что они должны заботиться о ребенке, когда они еще сами дети и им самим нужны уход и забота.

Неудивительно, что зачастую беременность либо заканчивается выкидышем, либо родители оставляют новорожденных на улицах. Из-за этого сами девушки не особенно хотят детей, а мужья после как минимум девяти месяцев несчастливого брака обычно уже ищут себе новых жен. 

Для полного понимания того, почему стали чаще избавляться от новорожденных, следует учитывать культурные ограничения ислама, навязанные исламистами ХТШ. На подконтрольных им территориях, где общение между молодыми мужчинами и женщинами сведено к минимуму, молодые люди часто вступают в половую связь с теми, с кем могут. Зачастую единственным доступным вариантом становятся родные и двоюродные братья и сестры. Так происходит потому, что  арабы традиционно живут большими семьями в одном доме. Дети там растут вместе, играют в дочки-матери, а достигнув полового созревания, открывают для себя все новые аспекты супружеских игр. А так как добрачные связи в арабском обществе, мягко говоря, не приветствуются, тем более между братьями и сестрами, от таких детей стараются избавиться сразу после родов. 

Хотела сэкономить на молоке

Судьбы у сирот складываются по-разному. В основном неудавшиеся родители рассчитывают, что их детей найдут и приютят, однако часто случается, что малыши остаются с миром один на один слишком надолго и погибают. 

Так, в январе 2019 года местный житель, прогуливаясь по поселению Басамас в Идлибе заметил свежевырытую яму, а в ней — вроде бы спящего новорожденного. Но присмотревшись, мужчина понял, что ребенок уже умер на зимнем холоде. Трупик похоронили на городском кладбище. Местные власти сочувственно покивали головам, но искать виноватых отказались. 

К счастью, чаще детей находят все же живыми. Например, в городе Аль-Баб в Алеппо в марте 2020 года жители города нашли ребенка в мусорном баке, отвезли в больницу, а сами стали искать родителей. Спустя некоторое время на мать новорожденного вышли. Она сказала, что прожила с ребенком некоторое время, но потом поняла, что сама она прокормить его не сможет, а молоко с молочной кухни стоило слишком дорого, она не могла его себе позволить. Женщина решила, что лучшим выходом станет оставить дитя на помойке. Несмотря на жуткую историю, после короткой разъяснительной беседы ребенка вернули матери. Что стало с ними дальше, неизвестно.

Порой оставить себе найденных детей решают чужие семьи. Так, мужчина из города Дана нашел брошенную девочку у местной мечети. 

Зайка есть, а лужайки нет: в Сирии новорожденных все чаще бросают на улицеФото: Juma Mohammad/Keystone Press Agency/Global Look Press

«Я привез ее домой. Моя жена была счастлива, и я попросил жену своего брата покормить ее грудью. Мы решили назвать ее Бараа (невинность по-арабски. — NEWS.ru), оставить ее и заботиться о ней», — поделился он STJ. 

Мужчина также пожаловался, что из-за ХТШ, которая запрещает усыновление, он не может зарегистрировать девочку и дать ей хоть какие-то документы, а везти ее в подконтрольные Асаду земли он боится.

«Когда Бараа вырастет, я не буду говорить ей, что ее бросила семья. Она не виновата в том, что произошло. Скажу ей, что ее родители погибли при взрыве», — заключил отец Бараа.   

Будешь великим джихадистом 

Вообще, на севере Сирии немало семей, которые были бы не против усыновить найденных детей, но сделать это не так-то и просто. ХТШ — фундаментальная исламистская организация и, следуя исламским законам, она запрещает усыновление чужих детей (в исламе запрещено усыновление ребенка, когда он называется родным ребенком приемных родителей, которые дают ему свою фамилию и отчество, и это фиксируется в официальных документах, так как по шариату право наследования не принадлежит усыновленному ребенку). Гипотетически желающие могли бы выехать на подконтрольные правительству территории, однако, как рассказал отец Бараа, сделать это не так-то просто.

В итоге выжившие дети оказываются не в лучшем положении. Лишенные документов и базовых прав, они как можно раньше отправляются работать с раннего возраста, при этом постоянно подвергаясь дискриминации из-за существующего в обществе предубеждения против подкидышей. Также брошенных детей часто вербуют террористические организации, которые сулят им великое будущее, напоминая о судьбе Аль-Захира Бейбарса — мамлюкского султана Египта и Сирии, также известного как «отец побед», который, несмотря на неизвестное происхождение, сумел добиться больших высот.
На севере Сирии есть благотворительная организация, которая занимается брошенными детьми, —  Сирийский социальный детский дом. Это единственная организация в Идлибе, предоставляющая детям приют. В среднем каждый месяц туда попадают как минимум четыре ребенка. Центр оказывает ребенку необходимую медицинскую помощь и начинает поиск родителей. 

Если биологическую мать или отца найти не удается, то ребенка отдают в семью, которая не может иметь детей. По словам Юнеса Абу-Амина, руководителя организации, желающие получить ребенка пары проходят тщательный отбор. Оцениваются прежде всего их репутация и материальное положение. Также центр предоставляет брошенным детям приют и психологическую поддержку. 

Абу-Амин отмечает, что хотя острая фаза сирийской войны давно прошла, количество детей, живущих в неблагополучных семьях, только растет. 

Впрочем, дети не унывают и живут, насколько им позволяют условия, обычной жизнью. Все же большинство надеется, что когда-нибудь они смогут воссоединиться со своими родными. 

«Здесь я познакомился с новыми друзьям, которые находятся в том же положении, что и я. Приют смог найти моего папу. Он живет в Турции, надеюсь кто-нибудь сможет помочь мне с ним встретиться», — рассказал агентству Middle East Eye мальчик по имени Наим. 

* Организация признана террористической и запрещена в РФ.